Главная / Диплом по психологии / Примеры и образцы дипломных работ по психологии с исследованием / Клиническая психология / Стресс как причина возникновения невроза: пример диплома по психологии

Стресс как причина возникновения невроза: пример диплома по психологии

Введение.

 

Актуальность. Жизнь и деятельность человека в социально-экономических и производственных условиях современного общества неразрывно связана с периодическим, иногда довольно длительным и интенсивным воздействием на него неблагоприятных экологических, социальных, профессиональных и других факторов, которое сопровождается возникновением, развитием негативных эмоций, сильных переживаний, а также перенапряжением физических и психических функций. В большинстве случаев эти воздействия приводят к ухудшению функционального состояния, изменению личностного статуса, нарушению профессиональной эффективности и безопасности труда, развитию психосоматических заболеваний. Наиболее характерным психическим состоянием, развивающимся под влиянием экстремальных условий жизнедеятельности, является стресс.

Термином "стресс" объединяют большой круг вопросов, связанных с зарождением, проявлениями и последствиями экстремальных воздействий внешней среды, конфликтами, сложной и ответственной производственной задачей, опасной ситуацией и т.д. Стресс как особое психическое состояние связано с зарождением и проявлением эмоций, но он не сводится только к эмоциональным феноменам, а детерминируется и отражается в мотивационных, когнитивных, волевых, характерологических и других компонентах личности.

Стресс является реакцией не столько на физические свойства ситуации, сколько на особенности взаимодействия между личностью и окружающим миром. Это в большей степени продукт наших когнитивных процессов, образа мыслей и оценки ситуации, знания собственных возможностей (ресурсов), степени обученности способам управления и стратегии поведения, их адекватному выбору. И в этом заложено понимание того, почему условия возникновения и характер проявления стресса у одного человека не являются обязательно теми же для другого.

По оценкам многочисленных экспертов в настоящее время значительная часть населения страдает психическими расстройствами, вызванными острым или хроническим психологическим стрессом. Он приобретает масштабы эпидемии и представляет собой основную социальную проблему современного общества.

Итак, стресс - неотъемлемая часть жизни современного человек. Современная цивилизация во многом научилась защищать нас от сил природы, но мало преуспела в том, что бы мы научились защищать нас от самих себя. Ведь стресс, как уже отмечалось выше, - это в первую очередь наш собственный, несовершенный способ реагирования на особые (стрессогенные) ситуации.

Таким образом, задача выработки стратегий поведения в стрессе, способам его преодоления - это насущная и актуальная задача нашего времени. Эта задача напрямую связана с нашим физическим и психическим здоровьем, с безопасностью нашей жизни, с безопасностью нашей жизнедеятельности.

Чрезмерность стрессовых нагрузок часто может вести к невротизации личности. Невроз является психогенным заболеванием. На него возникновение и развитие оказывает влияние множество факторов, к которым относятся причины социально-психологического, социально-культурного и социально-экономического характера. Повышенная невротичность – это серьезная проблема, оказывающая влияние на все сферы жизнедеятельности личности от семейной до профессиональной. В этой связи представляется важным исследование механизмов, форм и предпосылок процессов возникновения неврозов в связи с повышенными стрессовыми нагрузками.

Цель данной работы – исследование стресса как причины возникновения невроза.

Объект исследования – психические нарушения личности.

Предмет исследования – стресс как фактор возникновения невроза.

Гипотеза исследования – в ситуации стрессовой нагрузки повышение невротизации опосредовано личностными особенностями индивидов: субъективным локусом контроля, направленностью и удовлетворенностью трудом.

Для реализации поставленной цели будут решены следующие задачи:

1)    рассмотреть суть неврозов и причины их возникновения;

2)    рассмотреть понятие и сущность;

3)    проанализировать основные теории стресса;

4)    выявить проявления стресса и влияние личностных особенностей на проявления стресса;

5)    провести эмпирическое исследование влияния личностных особенностей индивидов на уровень их невротизации в условиях стрессовой нагрузки.

Значимость. Значимость исследования связана с важностью выявления исследования взаимосвязи таких психологических феноменов как «стресс» и «невроз», выявление наиболее информативных показателей стрессоустойчивости, в том числе и подборе. Практическая значимость определяется задачами служб персонала по подбору кадров на должности, связанные с повышенным стрессовыми нагрузками, к которым принадлежит профессия оператора службы спасения.

 

 

Глава 1. Стресс как фактор неврозов: теоретический анализ.

1.1 Стресс: понятие, сущность, основные теории.

 

Термин "стресс" (от англ. stress - давление, напряжение) заимствован из техники, где это слово используется для обозначения внешней силы, приложенной и физическому объекту и вызывающей его напряженность, то есть временное или постоянное изменение структуры объекта. В физиологии, психологии, медицине этот термин применяется для обозначения обширного круга состояний человека, возникающих в ответ на разнообразные экстремальные воздействия. Первоначально понятие стресса возникло в физиологии для обозначения неспецифической реакции организма ("общего адаптационного синдрома") в ответ на любое неблагоприятное воздействие (Г.Селье). Позднее стало использоваться для описания состояний индивида в экстремальных условиях на физиологическом, биохимическом, психологическом, поведенческом уровнях.

В современной научной литературе термин "стресс" используется по крайней мере в трех значениях, о которых говорит в своей книге В.А.Бодров[5]. Во-первых, понятие стресс может определяться как любые внешние стимулы или события, которые вызывают у человека напряженке или возбуждение. В настоящее время в этом-значении чаще употребляются термины "стрессор", "стресс-фактор". Во-вторых, стресс может относиться к субъективной реакции и в этом значении он отражает внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения; это состояние интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции к процессы преодоления, происходящие в самом человеке. Такие процессы могут содействовать развитию и совершенствованию функциональных систем, а также вызывать психическое напряжение. В-третьих, стресс может быть физической реакцией организма на предъявляемое требование или вредное воздействие. Функцией этих физических (физиологических) реакций является поддержка поведенческих действий и психических процессов по преодолению этого состояния.

Анализ термина "стресс" провел Л.А.Китаев-Смык, который отмечает, что в современной литературе этот термин встречается при обозначении следующих понятий: "1) сильное, неблагоприятное, отрицательно влияющее на организм воздействие; 2) сильная неблагоприятная для организма физиологическая или психологическая реакция на действие стрессора...; 3) сильные как неблагоприятные, так и благоприятные для организма реакции разного рода; 4) неспецифические черты (элементы) физиологических и психологических реакций организма при сильных, экстремальных для него воздействий, вызывающих интенсивные проявления адаптационной активности; 5) неспецифические черты (элементы) физиологических и психологических реакций организма, возникающих при всяких реакциях организма"[12, c.23].

По мнению автора, первый вариант понимания термина "стресс" а настоящее время почти не используется в связи с обозначением стрессогенного агента термином "стрессор". Второе и третье определение не отражают неспецифичность адаптационного процесса при стрессе. Поэтому он считает, что наиболее адекватной можно признать понимание "стресса" как неспецифическое физиологическое и психологическое проявление адаптационной активности при сильных, экстремальных для организма воздействиях.

Чаще всего различают психологический и биологический стресс. Отличия психологического стресса от физиологического (биологического) стресса заключаются в том, что, во-первых, помимо специфически воздействующих ситуаций (сигналов) и проявляющихся в связи с этим реакций он характеризуется развертыванием психических процессов восприятия и оценки либо реальных признаков угрозы вредного, опасного воздействия, либо представлений о потенциальной угрозе, либо образа прошлого неблагоприятного события. При этом данные процессы носят субъективную окраску, они отражают значимость конкретного воздействия в определенный период времени для данного индивида. Во-вторых, отличие заключается также в том, что значимость ответных реакций на экстремальное воздействие при психологическом стрессе определяется с точки зрения защитных процессов в ответ на угрозу, в которых проявляются индивидуальные особенности психологической структуры личности. Эти индивидуальные особенности обусловливают механизмы оценок субъектом как характера, значимости стрессовых стимулов и ситуаций, так и собственных возможностей по удовлетворению требований ситуаций путем самозащиты от экстремальных воздействий.

Понятие "психологический стресс" в настоящее время используют столь же широко, как и понятия "эмоциональный стресс", "психическое" или "нервно-психическое напряжение", но эти понятия содержательно отличаются друг от друга. "Эмоциональный стресс" уже своим названием определяет, что эмоции, эмоциональное возбуждение, то есть переживание (обычно негативное) субъектом экстремальных воздействий и их последствий, являются доминирующим фактором этого состояния. Эмоциональный компонент является ведущим проявлением этого вида стресса, он же и детерминирует его развитие. Но при воздействии различных факторов, представляющих для человека угрозу, утрату, сложности в общении или труде и т.п. не только эффект переживаний характеризует развивающееся состояние, но и особенности когнитивных процессов оценки ситуации, мотивационных процессов и других систем регуляции психосоматического состояния и поведения, в том числе обеспечивающих стратегию самозащиты и преодоления стресса.

Психологический стресс в отличие от эмоционального по определению шире, так как он, например, рассматривается и как психическое состояние, развивающееся в сложных условиях трудовой деятельности, когда процессуальные трудности и мотивы рабочего поведения служат причиной нарушения баланса между возможностями человека и требованиями деятельности, а эмоциональные переживания сопутствуют данному рассогласованию, иногда в виде отставленных реакций.

При всей содержательной близости понятий "психическая напряженность" (особенно в выраженной форме) и "психологический стресс", все же первое из них не столь широко ориентировано на учет, оценку разнообразных психологических особенностей экстремальных ситуаций, в нем не нашло глубокого отражения идея личностной детерминации этого психического состояния и, тем более, идея оценки ресурсов человека для преодоления этого состояния.

В литературе помимо понятия "психологический стресс" часто используются родственные ему, но более частные понятия стресса профессионального, рабочего, организационного информационного, семейного и т.д. Анализ содержания этиопатогенетических процессов развития этих видов стресса, особенностей проявления и последствий позволяет считать их разновидностью психологического стресса, так как все эти виды стресса характеризуются наличием таких признаков, как индивидуально-психологическое своеобразие процессов психического отражения сущности экстремальных ситуаций (независимо от их природы) и личностных особенностей по их преодолению, которые выражаются в системе оценочных суждений о характере внешних требований и возможностях по их удовлетворению.

Различия между видами психологического стресса заключаются в конкретных причинах его развития и влияния на личность, разных формах ее активности при стрессе. На этой основе разработан ряд его классификаций. В.А.Бодров предлагает следующую классификацию психологического стресса: - "внутриличностный - отражает "Я"-конфликт, нереализованные притязания, потребности, бесцельное существование и т.п.; - межличностный - характеризуется субъективной оценкой трудности межличностного взаимодействия, наличием конфликтов или их угрозой; - личностный - возникает при нарушении предписанных собственных социальных ролей родителя, супруга, работника, а также в связи с заболеваниями и вредными привычками; - семейный - включает все трудности по поддержанию семьи - супружеские проблемы, взаимодействие с детьми и т.д.; - рабочий (профессиональный, организационный и т.п.) - связан со сложностью, опасностью, ответственностью выполнения рабочих задач, нарушениями в организации и условиях труда и т.п. - общественный - испытывается большими группами населения в связи с экономическими проблемами, безработицей, вредными привычками (наркотики, алкоголь), национальными и региональными конфликтами (войны) и т.п. - экологический - неблагоприятное воздействие условий жизни и среды (загрязнения воздуха и воды, суровые погодные условия, скученность проживания и т.п.). - финансовый - возникает при (финансовых затруднениях, неудачах в финансовых операциях и т.п."[5,c.117-118].

 

Теории стресса.

Многообразие форм проявлений стресса, причин возникновения и эффектов его влияния на здоровье и профессиональную деятельность обусловливаются тем, что практически любой человек в течение своей жизни неоднократно переживает это состояние. В то же время обширность пространства жизненных явлений и событий, индивидуальных особенностей человека, связанных с проявлением стресса, определяют многоплановость этого понятия, а подчас и недостаточную его четкость.

Формирование концепций стресса нашло свое отражение в целом ряде его теорий и моделей, существенно различающихся между собой и в то же время в чем-то друг друга дополняющих и развивающих.

 

 

Теория Г.Селье.

Теория стресса впервые предложена Г.Селье в 1936 г. В теории Г.Селье стресс рассматривается с позиций физиологической реакции на физические, химические и органические факторы и рассматривается как общий адаптационный синдром.

Основное содержание теории может быть обобщено в четырех положениях.

  1. Все биологические организмы имеют врожденные механизмы поддержания состояния внутреннего баланса или равновесия функционирования своих систем. Сохранение внутреннего равновесия обеспечивается процессами гомеостазиса. Поддержание гомеостазиса является жизненно необходимой задачей организма.
  2. Стрессоры, то есть сильные внешние раздражители, нарушают внутреннее равновесие. Организм реагирует на любой стрессор, приятный или неприятный, неспецифическим физиологическим возбуждением. Эта реакция является защитно-приспособительной.
  3. Развитие стресса и приспособление к нему проходит несколько стадий. Время течения и перехода на каждую стадию зависит от уровня резистентности организма, интенсивности и длительности воздействия стрессора.
  4. Организм имеет ограниченные резервы адаптационных возможностей по предупреждению и купированию стресса - их истощение может привести к заболеванию и смерти,

Обобщение результатов исследований позволило Г.Селье обосновать существование трех стадий процесса, названного им общим адаптационным синдромом.

Стадия тревоги - возникает при первом появлении стрессора. В течение короткого периода снижается уровень резистентности организма, нарушаются некоторые соматические и вегетативные функции. Затем организм мобилизует резервы и включает механизмы саморегуляции защитных процессов. Если защитные реакции эффективны, тревога утихает и организм возвращается к нормальной активности. Большинство стрессов разрешается на этой стадии. Такие краткосрочные стрессы могут быть названы острыми реакциями стресса.

Стадия резистентности (сопротивления) - наступает в случае продолжительного воздействия стрессора и необходимости поддержания защитных реакций организма. Происходит сбалансированное расходование адаптационных резервов на фоне адекватного внешним условиям напряжения функциональных систем. Стадия истощения - отражает нарушение механизмов регуляции защитно-приспособительных механизмов борьбы организма с чрезмерно интенсивным и длительным воздействием агрессоров. Адаптационные резервы существенно уменьшаются. Сопротивляемость организма снижается, следствием чего могут стать не только функциональные нарушения, но и морфологические изменения в организме.

Г.Селье предложил различать "поверхностную" и "глубокую" адаптационную энергию. Первая доступна "по первому требованию" и восполнима за счет другой - "глубокой". Последняя мобилизуется путем адаптационной перестройки гомеостатических механизмов организма. Ее истощение необратимо, как считает Г.Селье, и ведет к гибели или к старению.

Концепция Г.Селье об общем адаптационном синдроме не включает нервное звено регуляции ответной реакции организма на стресс-воздействия. Такой подход был подвергнут критике. Многочисленными последующими исследованиями отчетливо показано, что механизм неспецифической резистентности организма не может быть сведен к изменению уровня "адаптивных гормонов" в крови, а имеет гораздо более сложную природу. Нервной системе в регуляции явлений реактивности и адаптации организма принадлежит ведущая и решающая роль. Эмоциональное напряжение всегда сопровождает так называемый физический стресс.

Однако, критические замечания в адрес теории Г.Селье не столько опровергали или ставили под сомнение основные ее положения, сколько раздвигали рамки, подтверждали принципиальную универсальность концепции и определяли перспективы ее развития.

 

Когнитивная теория стресса.

Разработка когнитивной теории психологического стресса связана, с именем Р.Лазаруса[20], основу которой составляют положения о роли субъективной познавательной оценки угрозы неблагоприятного воздействия и своей возможности преодоления стресса. Угроза рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, нежелательного влияния внешних условий и стимулов определенного вида. "Вредоносные" свойства стимула (условий) оцениваются по характеристикам интенсивности его воздействия, степени неопределенности значения стимула и времени воздействия, ресурсов индивида по преодолению такого воздействия. В этих условиях ресурс индивида (субъекта) в основном характеризуется состоянием и потенциями ряда компонентов психологической структуры субъекта.

Лазурус высказал предположение о том, что адаптация к среде определяется эмоциями. В его теории когнитивные процессы обусловливают как качество, так и интенсивность эмоциональных реакций, причем краеугольным камнем является когнитивная оценка, детерминируемая взаимодействием личностных факторов индивида с теми стимулами среды, с которыми он сталкивается. Качество и интенсивность эмоции и результирующее поведение зависят от когнитивной оценки значимости реального или антиципирующего взаимодействия со средой, определяемой исходя из благополучия личности.

Подчеркивая специфику психологического стресса и отличие от биологических и физиологических его форм, Р.Лазарус обращает внимание на необходимость использования адекватных понятий: "Психологические механизмы должны иметь отличный характер от физиологических, относясь к психологическим, а не физиологическим процессам. Мы можем искать формальные параллели и взаимосвязи, но процессы не являются тождественными и мы не можем объяснить зависимость в одной системе, используя понятия, изобретенные в другой"[20,c.191].

Автор выдвигает идею опосредованной детерминации наблюдаемых при стрессе реакций. По его мнению, между воздействующим стимулом и ответной реакцией включены промежуточные переменные, имеющие психологическую природу. Одним из таких психологических процессов является оценка угрозы, которая представляет собой предвосхищение человеком возможных опасных последствий воздействующей на него ситуации.

Процессы оценки угрозы, связанные с анализом значения ситуации и отношением к ней, имеют сложный характер: они включают не только относительно простые перцептивные функции, но и процессы памяти, способность к абстрактному мышлению, элементы прошлого опыта субъекта, его обучение и т.п.

Понятия угрозы является основным в концепции Р.Лазаруса. С его помощью автор описывает установленный в эмпирических исследованиях сложный комплекс явлений, связанных с поведением человека в трудных условиях. Так, по его мнению угроза порождает защитную деятельность или защитные импульсы, обладающими теми же характеристиками, которые обычно приписываются эмоциональным состояниям. Они направлены на устранение или уменьшение предполагаемых опасных воздействий и выражаются в различном отношении к последним, например, в отрицании, преодолении ситуации или принятии ее. Природа защитных механизмов зависит как от ситуационных (характер стимула, его локализация, временные характеристики и т.д.), так и личностных факторов (интеллектуальные возможности субъекта, мотивация, прошлый опыт, предпочтение тех или иных защитных реакций, убеждения, удерживающие от некоторых решений и т.д.). Важной чертой его концепции является требование учитывать индивидуальный, неповторимый характер структуры личности каждого человека, которая обусловливает различия между людьми в отношении процессов оценки угрозы и преодоления стресса. Р.Лазарус в своей теории подчеркивает необходимость разделения оценок угрозы от оценок процесса ее преодоления. С момента оценки угрозы воздействия начинается процесс ее преодоления с целью устранения или уменьшения ожидаемого вредного эффекта. Характер, интенсивность этого процесса зависит от когнитивных оценок сочетания купирующих возможностей субъекта и требований к нему.

Поскольку угроза является решающим фактором психологического стресса, встает вопрос о его критериях. Неявным образом автор принимает за такой критерий различные проявления стресса, особое внимание среди них уделяя физиологическим индикаторам. Он считает, что "каждый физиологический индикатор угрозы дает какую-то специфическую информацию... об ориентациях индивидуума по отношению к угрожающему стимулу"[20,c.205]. В целом, по мнению Р.Лазаруса, анализ различных категорий реакций к их компонентов (вегетативные или биохимические реакции, поведенческие изменения) "дает нам наилучший ответ о природе психологических процессов, которые мы желаем понять".

Из данной теории делается ряд заключений. Во-первых, одинаковые внешние события могут являться или не быть стрессовыми для разных людей, - личностные когнитивные оценки внешних событий определяют степень их стрессорного значения для конкретного субъекта. Во- вторых, одни и те же люди могут одно и то же событие в одном случае воспринимать как стрессорное, а в другом как обычное, нормальное, - такие различия могут быть связаны с изменениями в физиологическом состоянии или в психическом статусе субъекта.

Таким образом, когнитивная теория стресса основана на положениях о ведущей роли в его развитии (а) психического отражения явлений действительности и их субъективной оценке, (б)познавательных процессов преобразования информации с учетом значимости, интенсивности, неопределенности событий, (в)индивидуальных различий реализации этих процессов и в оценке субъективной опасности вредности (степени угрозы) стимулов. По определению Р.Лазаруса, эта теория наиболее четко отражает наличие взаимозависимых (реципрокных) отношений между стрессом и здоровьем.

 

Теории профессионального стресса.

 

Исследования состояния стресса в трудовой деятельности свидетельствуют о том, что и феноменологически, и в плане особенностей механизмов регуляции профессиональный стресс представляет специфический вид который, естественно, отражает физиологические и психологические особенности его развития. Дж.Шарит и Г.Савенди определяют профессиональный стресс как многомерный феномен, выражающийся в физиологических и психологических реакциях на сложную трудовую ситуацию. Такой подход, по мнению А.Н.Занковского, позволяет выделить следующие направления исследования стресса: "1) определить, какие изменения (параметры) данного феномена соответствуют рассматриваемому виду трудовой деятельности; 2) выявить "желательные области" (как с точки зрения субъективных, так и объективных реакций рабочего) в каждом из исследуемых измерений; 8) стандартизировать отклонения, с тем чтобы соотнести реакции в каждом из изучаемых измерений. В идеале эти отклонения отразят паттерны реагирования, а также величины и длительности этих отклонений; 4) определить "вес" каждого из исследуемых измерений"[9; c.147].

В русле когнитивного подхода наиболее характерную модель профессионального стресса предложил Г.Р.Хоски. Рассогласование между требованиями деятельности и когнитивными ресурсами субъекта инициирует активность одного из управляющих контуров, обеспечивающих уменьшение рассогласования. Первый контур включает такие стратегии, как "работать напряженнее" (в краткосрочном, оперативном плане) или приобретение новых навыков (в долгосрочном плане). Это попытки активной адаптации, так как они направлены на снятие рассогласования с помощью управляющего решения усилить использование когнитивных ресурсов. Два других контура также направлены на снятие рассогласования, но путем изменения оценки уровня требований и (или) целей деятельности (второй контур) или управления внешними условиями труда (третий контур). Последнее возможно только для тех видов трудовой деятельности, где высок уровень субъективного контроля. Все эти три варианта регуляции стресса характеризующая различными ровнями затрат ресурсов.

В первом случае (прямой когнитивный контроль) деятельность сохраняется на должном уровне ценой возросшего усилия и физиологической активности. Во втором (когнитивная переоценка) ­стабильность психического состояния индивида достигается ценой снижения эффективности деятельности. В третьем (косвенный когнитивный контроль) эффективная деятельность может быть сохранена без дополнительных усилий путем, например, более целесообразного планирования как лучшей организации груда.

В контексте этой модели напряженность определяется как затруднения в сохранении (удержании) целей деятельности и связана с использованием прямого когнитивного контроля. Напряженность возникает чаще всего при высокой нагрузка (когда усилия и так достаточно высоки), особенно в условиях, когда низкий субъективный контроль за деятельностью не дает свободы в выборе стратегии. Напряженность связана с активной поведенческой адаптацией и включает высокие субъективные усилия, активацию и компенсаторную регуляцию деятельности. При этом напряженность и усилия не тождественны.

 Разработка концепции профессионального стресса как проблемной ситуации рассмотрена А.Н.Занковским. Указанная ситуация включает два базовых компонента: ориентацию и контроль (управление), которые, в свою очередь, также могут быть разделены на отдельные компоненты. Так, ориентация включает процесс идентификации проблемы (сканирование характеристик проблемы, ее определение, субъективные оценки и целеполагание) и процесс формирования стратегий решения проблемы. В контроле, в свою очередь могут быть выделены реализация деятельности по решению проблемы и приобретение новых адаптационных навыков. Если результатом ориентировки будут неудачи в идентификации проблемы и ошибки в формировании стратегий решения проблемной ситуации, то неизбежно возникновение стрессогенного состояния и сопровождающего его чувства беспокойства, беспомощности и неопределенности. Ошибки контроля, обусловленные чрезмерными усилиями или обратной связью от предшествующих ошибок контроля, возвращают индивида на фазу идентификации проблемы или провоцируют компенсаторную деятельность. В обоих случаях проблемная ситуация не получает своего разрешения.

 

1.2 Условия возникновения и особенности проявления психологического стресса.

 

Экстремальные воздействия

Возникновение стресса определяется воздействием на организм экстремальных факторов, связанных с содержанием, условиями и организацией деятельности. Для развития психологического стресса важным фактором является также состояние мотивационно­потребностной, эмоционально-волевой и когнитивной сферы субъекта деятельности, которые обусловливают субъективную, личностную значимость экстремальной ситуации, наличие готовности и возможности к ее преодолению, способность выбора рациональной стратегии поведения в этих условиях и т.д.

Дж.Грес указывает, что стресс может возникнуть в тех случаях, когда внешняя ситуация воспринимается индивидом как предъявление требования, угрожающего превысить способности и ресурсы индивида. При этом он должен ожидать больших различий между затратами на удовлетворение требования и последствиями его удовлетворения или неудовлетворения.

Экстремальные ситуации делятся на кратковременные, когда актуализируются программы реагирования, которые в человеке всегда "наготове", и на длительные, которые требуют адаптационной перестройки функциональных систем человека, иногда субъективно крайне неприятной, а подчас неблагоприятной для его здоровья.

При кратковременных сильных экстремальных воздействиях ярко проявляются разные симптомы стресса. Кратковременный стресс ­бурное расходование "поверхностных" адаптационных резервов и наряду с этим начало мобилизации "глубоких". Если "поверхностных" резервов недостаточно для ответа на экстремальные требования среды, а темп мобилизации "глубоких" недостаточен для возмещения расходуемых адаптационных резервов, то индивид может погибнуть при совершенно неизрасходованных "глубоких" адаптационных резервах.

Длительный стресс - характеризуется постепенной мобилизацией и расходованием и "поверхностных", и "глубоких" адаптационных резервов.

Ряд научных данных свидетельствует о том, что повторяющиеся воздействия стрессоров могут привести к формированию физиологической выносливости, устойчивости. Р.А.Динстебер определил физиологическую выносливость как возрастающую способность реагирования на стресс дополнительным увеличением устойчивости к потенциальному физическому повреждению, которое может продуцировать стресс. Однако, условия хронического стресса могут вызывать негативные состояния, включая истощение, заболевания и смерть.

Психологический стресс возникает при выполнении человеком продуктивной деятельности и является своеобразной формой отражения субъектом сложной ситуации, в которой он находится. Эта ситуация в целом или ее отдельные элементы в силу внутренних причин становятся значимыми для человека, что и является самой общей предпосылкой для возникновения у него напряженности. В сложных условиях цель деятельности, внешние условия и способы осуществления действий выступают перед субъектом не только в своих объективных свойствах, но я в своем значении или смысле для него. Объективное содержание может не совпадать с тем значением, которое они имеют для данного субъекта. Этим в значительной мере и объясняются факты вариативности поведения разных лиц в одной я той же сложной ситуации. С этой точки зрения психологическая напряженность (стресс) возникает в ситуациях, которые должны относиться к значительным событиям в жизни человека, что определяется его мотивами.

Психологическая специфика состояний напряженности (стресса), следовательно, зависит не только от внешних воздействий, хотя они и должны быть достаточно сильными для человека, но и от личностного смысла цели деятельности, оценки ситуации, в которой он находится,

 

Стрессовые реакции.

Не всякое даже эмоционально-негативное воздействие вызывает развитие последующей стресс- реакции. По общим представлениям в качестве стрессовой может быть признана только такая реакция организма, которая достигает тех пороговых уровней, где его физиологические и психологические интегративные способности напряжены до предела. Предел безвредного, обратимого напряжения интегративных способностей обусловлен, по В.Д.Небылицыну, индивидуальными особенностями психики данной личности, уровнем ее выносливости, функциональной устойчивости, параметрами реактивности. Поэтому в развитии эмоционального (психологического) стресса большое значение имеют компоненты психологической структуры личности.

Когда, субъекту что-то угрожает, то его психическая деятельность интенсифицируется, а поведение организуется таким образом, чтобы устранить надвигающуюся опасность (избежать ее, воздействовать на угрожающий агент или выбрать какую-то защитную реакцию). В зависимости от выбранной или ранее выработанной стратегии поведения проявление того или иного ответа на угрозу (страха, гнева, депрессии и т.п.) будет различаться, причем эти различия будут касаться и моторно-поведенческих, и биохимических, и физиологических, и аффективных реакций.

Многие экспериментальные данные свидетельствуют о том, что характер реактивности автономной нервной системы, по крайней мере частично, определяется тем типом деятельности, в которую вовлечен субъект для того, чтобы справиться с угрозой. Реакция зависит от характера угрозы (и неблагоприятного стимула), по-видимому, при посредничестве защитного процесса, порождаемого этой угрозой.

Под влиянием взглядов Г.Селье внимание многих исследователей фиксировалось на физиологических, биохимических или морфологических изменениях, возникающих в результате действия стресс-факторов. В то же время особенности зарождения и развития психологического стресса обусловливают необходимость рассмотрения реакций организма не только в связи с особенностями стресс-воздействия, но и с психологическими факторами конкретной личности.

Известно, что проявления ответных реакций на психологический стресс возникают в зависимости от функциональной системы ответного реагирования и тех процессов, которые формируют поведение организма и личности при взаимодействии с окружающей средой. Характер реакции на стрессогенный фактор в значительной степени зависит от личностного фактора. Но существенную роль играет интенсивность и темп нарастания внешнего воздействия.

Изменение поведения при стрессе является более интегральным показателем характера ответа на воздействие, чем отдельные биохимические или физиологические параметры. Более часто доминирует форма поведения с повышением возбудимости, выражающаяся в дезорганизации поведения, утрате ряда ранее приобретенных реакций, треморе и т.п., поведение с преобладанием стереотипии (ответы не адекватны общей ситуации, не имеют приспособительного значения). При более умеренных степенях эмоционального напряжения изменения поведения касаются нарушения процессов научения, проявляются персеверацией, нарушением психомоторной координации. Страдают качество восприятия, сложные формы целенаправленной деятельности, ее планирование и оценка.

Роль типа личности в характере ответного поведения при эмоционально-стрессовых условиях очень существенна. В экстремальных условиях у импрессивных личностей имеется склонность к заторможенности внешней реакции и усилению вегетативных реакций, к повышению уровня катехоламинов, особенно в значимых ситуациях. У экспансивных личностей ярко выражены как внешние, так и внутренние (вегетативные) реакции, что соответствует их тенденции у внешнему разряду своих переживаний.

 

1.3 Влияния личностных особенностей на развитие психологического стресса.

 

В научных исследованиях, посвященных проблемам стресса, непрерывно растет интерес к изучению вопросов взаимосвязи личностных особенностей с характером стрессовых реакций, их типом и интенсивностью.

 Известно, что реакция человека на экстремальные воздействия, восприятие и оценка этого воздействия как вредного, нежелательного фактора обусловливаются не столько врожденными, биологически закрепленными механизмами, сколько всем комплексом свойств индивида, сформировавшихся в процессе развития и деятельности данной личности в определенной среде. От этих свойств личности зависит тип индивидуально-психологической реактивности данного человека в той или иной ситуации, характер доминирующих поведенческих реакций в условиях психологического стресса.

 Накоплено немало ценных наблюдений о роли человеческой индивидуальности в результативности выполнения разных задач в стресс-ситуациях. Установлено, что на одно и то же стресс-воздействие разные индивиды реагируют не одинаково по степени подверженности воздействию и по типу наблюдаемого эффекта. Тип реагирования и направленность поведения в этих условиях существенно зависит от индивидуальных особенностей личности.

Роль интеллектуальной деятельности в развитии психологического стресса и эмоций находит все большее признание.

В серии исследований под руководством Р.Лазаруса была убедительно показана определяющая роль интеллектуальной оценки в возникновении и снижении стрессовых реакций. Один и тот же стимул (фильм) вызовет или не вызовет стрессовую реакцию в зависимости от того, какова ориентация зрителя по отношению к отображаемому событию. Если события в фильме рассматриваются как неопасные, то стресса не возникает. Если же они истолковываются как опасные и зритель при этом не занимает беспристрастной позиции наблюдателя, тогда возникает стресс. Ценность полученных результатов определяется не только тем фактом, что на оценку опасности стимула можно влиять, но и то, что "интеллектуальные оценки лежат в основе возникновения стресса..."[20; c. 187].

Значение интеллектуальных особенностей и, в более широком плане, личностных качеств индивида, (мотивационно­потребностных, волевых, темпераментальных и др.) в возникновении, развитии и проявлении психологического стресса в настоящее время не вызывает сомнения у исследователей. И в то же время именно особенности взаимосвязи характеристик эмоциональной реактивности и личности, роль личностной детерминации в развитии стресса являются наименее изученными вопросами и привлекают к себе повышенное внимание.

Отмечается интерес к врожденным, генетическим детерминированным биологическим факторам, обусловливающим психологическую индивидуальность человека, особенно в связи с проблемой деятельности человека-оператора в сложных,

экстремальных, стрессогенных условиях. Именно в таких ситуациях выявляется способность к формированию реакций, адекватных условиям деятельности, определяется устойчивость к стрессогенному воздействию. Эта способность проявляется в скорости первичного приспособления организма к влиянию возникших стрессовых условий, в длительном поддержании компенсаторных реакций на эти условия, что обусловливается силой нервной системы, и в адекватной перемене образа действий, что определяется свойством подвижности нервных процессов.

Одним из способов адекватной адаптации к стресс-ситуации может являться обучение новому навыку, устраняющему конфликт, "рассогласование". Другой формой реакции может быть активное, волевое подавление воспринятой информации, "неприятие" ее в личностном плане (то есть психологическая защита личности). Адаптация к психологическому стрессу, ее продолжительность, определяется фактором психологической выносливости (устойчивости) личности. Формой психологической защиты, а следовательно и формой ответного поведенческого реагирования, может являться полное или частичное отключение от реальности обстановки с психологической реактивностью или "смещением активности".

Формы ответного реагирования вырабатываются личностью через процессы оценки, предвидения, решения, приспособления. Они различаются по скорости и продолжительности развития и находятся в зависимости от индивидуальных психологических и нейрофизиологических характеристик личности. Всем этим и определяется индивидуальный характер психологического реагирования разных индивидов а стандартных эмоционально-стрессовых ситуациях.

С позиции оценки оперативной способности человека в эмоционально-дезорганизующей ситуации (то есть в условиях "острого" психологического стресса) огромное значение принадлежит способности данного человека осуществлять сложные, специализированные виды деятельности вопреки таким эмоциогенным помехам. Это определяется типологической характеристикой личности, способностью ее к эмоциональной изоляции от всего "вне контекстуального", к подавлению возникающих психологических помех, к устойчивости по отношению к различным ситуационным изменениям. По существу это уже является проявлением психологической адаптации к змоционально- стрессорному воздействию. Но продолжительность данной фазы может чрезвычайно резко различаться в зависимости от личностей, психологической ориентации, функциональных особенностей нервной системы индивидов, характера самого воздействия. Поэтому между первым и вторым этапами развития эмоционально-стрессовой реакции в ее психологическом содержании нет четкой грани, а состояние психической дезадаптации, то есть третий этап эмоционально-стрессовой реакции, может при определенных условиях развиваться непосредственно за стресовоздействием как следствие острого психологического стресса. В этом и состоит отличие эмоции от эмоционального (психологического) стресса.

Состояние психической дезадаптации может быть также следствием сильных положительных эмоций, хотя такие случая гораздо более редки, чем психологическая дезадаптация от воздействия негативных эмоции.

"Таким образом, - делает заключение В.А.Бодров, - особенности проявления психологического стресса определяются экстремальностью воздействия. Но само понятие экстремальности должно определяться не в физических параметрах внешнего стимула, а в психологических, пока еще не поддающихся квантификации категориях предела личностной психической адаптации к этому воздействию"[5; c. 92].

Проблема личностной детерминации уровня психологического стресса явилась предметом ряда исследований. Основанием для специального изучения этой проблемы послужили данные о личностной дифференциации в зависимости от степени выраженности и, особенно, устойчивости уровня психофизиологической активации или психической напряженности в условиях сложной деятельности. Многими исследователями отмечалось, что специфичность реагирования в стрессе обуславливается не только характером внешней стимуляции, но и психологическими особенностями субъекта. Исследователь этой проблемы Р.Лазарус пишет: "вследствие индивидуальных различий в психологической конституции отдельных личностей любая попытка объяснить характер стрессовой реакции, основываясь только на анализе угрожающего стимула, была бы тщетной"[20; c. 205]. Он также отметил, что определение неблагоприятности стимула, условий, событий требует, чтобы это воздействие соотносилось со структурой и функцией того объекта (ткань, орган, индивид, личность), на который оно направлено. Применительно к психологическому стрессу степень вредности или неблагоприятности стимула также зависит от характера психологической структуры личности.

Вредность стимула, создающего психологическую стрессовую реакцию, воспринимается символически в виде совокупности представлений о событии с неблагоприятным исходом, последствиями. Иногда оно формируется в психический образ будущего события с нежелательным исходом и в этом случае вредность стимула как бы предвидится.

Эмоциональная реакция личности является существенным внутренним условием, определяющим ее психическую деятельность. Именно поэтому так велика роль индивидуальной, личностной реакции данного индивида на внешние воздействия в процессе организации и развития последующей стрессовой реакции. Личность отвечает на внешние воздействия через структуру своей психики и, в частности, через ее эмоциональность.

Форма ответа на стрессогенное воздействие вырабатывается индивидом по мере того, как он продолжает взаимодействовать с ситуацией через процессы идентификации и оценки сигналов, выработки стратегии поведения и т.д., - личностная реакция в этом процессе является определяющей. Отмечено также значение интенсивности и темпа нарастания внешнего воздействия. При остром интенсивном воздействии реакция обычно бывает грубая, массивная, в ней маскируются особенности личности. При менее интенсивном и медленном воздействии экзогенных факторов роль личностной реакции проявляется более отчетливо. Временная последовательность проявлений различных физиологических и биологических реакций в большой мере обусловлена индивидуальными особенностями субъекта. Тут как раз и выявляются "природные" свойства нервной системы, ее устойчивость к интенсивности и длительности воздействия, возможности барьера психической адаптации, а также сформированный индивидуальный стиль деятельности, наличие готовых планов, программ и стратегий поведения, психологическая надежность когнитивных процессов и т.д.

Известно, что один и тот же стрессогенный стимул либо вызывает, либо не вызывает развитие стрессовой реакции в зависимости от ориентации человека по отношению к этому психологическому стимулу. Не само по себе воздействие как таковое является причиной последующей реакции организма, а отношение к этому воздействию, его оценка, причем оценка негативная, основанная на неприятии стимула с биологической, психологической, социальной и прочих точек зрения данного индивида. Объективно вредоносный стимул, если он не признается за таковой данной личностью, не является стрессором. Физиологические проявления стрессора у данного конкретного индивида не могут быть непосредственно соотнесены с характером стресс-воздействия. Не внешние, а внутренние психологические условия и процессы являются определяющими для характера ответного реагирования организма. Типы и формы этих реакций имеют индивидуальные, личностные черты.

Специфика состояний психической напряженности человека зависит от личностного смысла, целей его деятельности, доминирующих мотивов, оценки ситуации, эмоционального фона. Разделение состояний психической напряженности на операционную и эмоциональную как раз и содержит в своей основе различие эмоционально-оценочных характеристик деятельности. Весьма интенсивная, высокоответственная деятельность требующая принятия разных решений в условиях необходимости переработки больших массивов информации при определенном дефиците времени, то есть объективно стрессовая ситуация (типичная для психологического стресса), не приведет к развитию последствий, характерных для стресса, если данная личность находится в зоне эмоционального комфорта, если объективное содержание деятельности совпадает с ее субъективным содержанием. Однако любая конфликтная ситуация, несоответствие целей и мотивов, субъективное рассогласование, порождающее эмоциональный дискомфорт, вносят в психическую напряженность тот элемент, который и порождает состояние пси­хологического стресса со всеми его последствиями.

Однако понятие психической напряженности не расшифровывает модальность эмоционального сдвига. Длительные состояния психической напряженности положительного биологического или социального знака (радость встречи, решение трудной задачи, разрешение конфликта и т.п.) не приводят к развитию стресс-реакции с ее деструктивными последствиями. В развитии психологического стресса ведущее значение имеют отрицательные эмоциональные состояния, перенапряжения, обусловленные отрицательными эмоциями, конфликтными ситуациями. В широком смысле психологический стресс понимается как реакция субъекта на "угрозу", которая воспринимается дистантно, вызывает соответствующее эмоциональное отношение к данному воздействию, что является запускающим процессом подготовки организма и личности к возможным последствиям. Именно модальность эмоционально-психического восприятия стимула (или ситуации) в качестве промежуточной переменной преобразует огромное разнообразие индивидуальных характеристик стресс-воздействий в процесс, проявляющийся определенными психологическими, физиологическими и поведенческими параметрами. "Не "сила" стрессора, не его объективная качественная характеристика", не реальная ситуация окружающей среды как таковые, а оценка стимула, воздействия, ситуации, психологическая оценка сигнала негативного, отвергаемого (аверсивного) при невозможности избавления от него или неподготовленности стереотипизированных механизмов "избегания-защиты" являются определяющим фактором для классификации последующей комплексной реакции организма как эмоционально-стрессовой"[5; c. 99].

Таким образом, психологический стресс представляет собой реакцию субъекта на угрозу воздействия экстремального сигнала или ситуации, которая воспринимается и оценивается таким образом (то есть как угроза) с помощью механизмов психического отражения и сугубо индивидуально. В качестве "угрожающего" может восприниматься не только реально стрессовая обстановка, но и ее символы или воображаемая ситуация, а также осознание отсутствия готовых программ деятельности в данной ситуации.

При рассмотрении проблемы психической регуляции личности в экстремальных условиях жизнедеятельности используются несколько направлений ее изучения. В общей форме они сводятся к определению основных черт или типов личности, характеризующих поведение в этих условиях, влияния особенностей экстремальных ситуаций на личностный статус, значения тех или иных личностных свойств в адаптационных процессах при длительном нахождении в этих условиях, роли личности в преодолении экстремальных воздействий, взаимосвязи личностных особенностей субъекта с другими его характеристиками (когнитивными, эмоциональными, темпераментальными) в процессах регуляции поведения и т.д.

Изучение роли личностных факторов в экстремальных условиях деятельности и при развитии стрессового состояния обычно проводят с точки зрения особенностей осуществления их регуляторных функций. Наибольший интерес проявляется к вопросам личностной детерминации эмоциональной устойчивости, а также развития психологического стресса. Основное внимание уделяется исследованиям психологических особенностей лиц с поведением типа "А" (расположенных к развитию стресса по коронарному типу), характера проявления тревожности и соотношения личностной и ситуативной тревожности в различных условиях деятельности, зависимости психических состояний от уровня интро- экстравертированности личности, ее когнитивного стиля, локуса контроля и ряда других.

Родвулт и Зон провели одно из наиболее интересных исследований выносливости. Они сравнивали взрослых женщин разделенных на две группы - выносливых и невыносливых. Их результаты подтверждают гипотезу о том, что недостаточная психологическая выносливость может быть более значима для человека, чем ее наличие. С этой точки зрения, невыносливые люди склонны расценивать большинство событий как негативные и нежелательные и считают, что они требуют подчас непосильной для них приспособляемости. Таким образом, для этой категории лиц экстремальные воздействия в сочетании с большими трудностями в их купировании могут стать основой тяжелого стресса, много большего, чем для выносливого человека.

Понятие самооценки часто используется, чтобы объяснить чувство позитивного самоанализа и самоконтроля. Самооценку иногда смешивают с "Я"-концепцией. "Я"-концепция - это очень широкое понятие, которое включает все направления, по которым люди сравнивают себя с другими и оценивают свои физические, умственные и социальные качества. Самооценка, таким образом, "подпитывает" "Я"-концепцию. Исследования Флеминга показывают, что самооценка состоит из трех социально-психологических факторов (самоуважение, социальная доверительность и способность к обучению) и двух физических факторов (внешний вид и физические особенности).

Многие исследователи изучают различные проявления самооценки и, в частности, ее связи с успехом или неудачей купирования стресса. Связь самооценки с купированием стресса комплексна. Она включает и себя обратную связь от многих предыдущих успешных или неуспешных попыток купирования воздействий. Если люди оценивают себя достаточно высоко, мало вероятно, что они будут реагировать или интерпретировать многие события как змоционально тяжелые или стрессовые. Кроме того, если стресс возникает, они справляются с ним лучше, чем лица с низкой самооценкой. Это дает человеку дополнительную информацию о своих возможностях и способствует повышению уровня самооценки. Согласно Росену трудности с купированием стресса у людей с низкой самооценкой исходят из двух видов негативного самовосприятия. Во-первых, люди с низкой самооценкой имеют более высокий уровень страха или тревожности под действием угрозы, чем люди с положительной самооценкой. Во-вторых, люди с низкой самооценкой воспринимают себя как имеющих неадекватные способности для того, чтобы противостоять угрозе. Они менее энергичные в принятии превентивных мер и, вероятно, имеют более фатальные убеждения, что ничего не смогут сделать для предотвращения плохих последствий. Они пытаются избегать трудностей, так как убеждены, что не справятся с ними.

 

1.4 Неврозы и их причины.

 

Понятие невроза.

Существуют различные определения неврозов, в которых оттеняется та или иная сторона заболевания. Патогенетически обоснованное определение невроза принадлежит В. Н. Мясищеву. Еще в 1934 г. он отмечал, что невроз представляет болезнь личности, в первую очередь болезнь развития личности. Под болезнью личности В. Н. Мясищев понимал ту категорию нервно-психических расстройств, которая вызывается тем, как личность перерабатывает или переживает свою действительность, свое место и свою судьбу в этой действительности. В 1939 г. он уточнил, что невроз - это психогенное заболевание, в основе которого лежит неудачно, нерационально, непродуктивно разрешаемое личностью противоречие между ней и значимыми для нее сторонами действительности, вызывающее болезненно-тягостные переживания: неудач в жизненной борьбе, неудовлетворения потребностей, недостигнутой цели, невосполнимой потери. Неумение найти рациональный и продуктивный выход из переживаний влечет за собой психическую и физиологическую дезорганизацию личности[23]. В настоящее время общепризнанной является точка зрения на неврозы как на психогенные заболевания личности [14].

В зарубежной литературе невроз рассматривается по-разному: в ортодоксальном психоанализе - как неизбежный и необходимый момент развития в связи с образованием и разрешением детской тревоги (Klein M. et al., 1966). В индивидуальной психологии невроз считается патологической формой компенсации чувства внутренней недостаточности или нереализованного чувства превосходства (Adler A., 1928). В поведенческой терапии невроз определяется как зафиксированный навык неприспособленного поведения, приобретенный путем научения (Wolpe J., 1958). Крупнейший зарубежный специалист по проблеме неврозов К. Ноrnеу определяет невроз как психическое расстройство, вызванное страхом и защитой от этого страха, а также попытками отыскать компромисс в конфликте противоположных тенденций. Невротические расстройства как отклонения от общепринятого в данной культуре интерперсонального поведения - это проявление заторможенного процесса самореализации (Horney К., 1950).

Психогенный характер заболевания неврозом означает, что оно обусловлено действием психических (психологических) факторов, значимых для человека и выражаемых в виде тех или иных существенных для него переживаний [23]. Они могут обозначаться как внутренний или невротический конфликт (Ноrnеу К., 1945). Связь невроза с психотравмирующей ситуацией позволяет считать его принципиально обратимым состоянием[23].

Итак, во всех определениях невроза подчеркивается наличие некоторого конфликта, который личность не в состоянии адекватно разрешить. Невроз и выступает как болезненная и патологическая форма разрешения этого конфликта.

 

Психогенные заболевания как следствие возникновения психологической травмы.

Психическая травма – это жизненное событие или ситуация затрагивающая значимые стороны существования человека и приводящие к глубоким психологическим переживаниям.

Под влиянием психической травмотизации у человека могут возникать нервно – психические растройства (психогенные заболевания). Выделяют два типа нервно – психического растройства: психотические (реактивные психозы) и не психотические (неврозы). Не психотические, психогенные растройства, часто относятся к клиническим формам так называемой малой психиатрии.

Все болезненные нервно-психические нарушения здесь часто обьединяет общим термином «погроничные состояния». Этим названием подчеркивают, что они состоят на границе между нормой и потологией, между психическими и соматическими болезнями, между психотическими и не психотическими формами психических болезней. В широком плане это все проблема переживаний человека в связи с интимно – личностными, межличностными и социальными конфликтами и различные психогенные, психические и психосоматические реакции, как в рамках нормы, так и потологии. Все они по сути, выражение чисто человеческих проблем, проявление человеческой сущности в трудной жизненной ситуации.

Психогенные заболевания – это психические растройства которые возникают под влиянием психической травмы.

На первом этапе учения о психогениях ведущая роль возникновения заболевания у человека отвадилась психическая травма. По мнению немецкого психиатора Карла Ясперса (1883-1961), создателя экзистенцианально – феноменологического направления в психиотрии. Патологические реакции психики в ответ на психическую травму характеризуется единством причины и клинической динамики болезни. Это значит, что чисто психическая травма вызывает целиком психологическую реакцию и обе они оказываются объеденины в психологически понятные связи. Это диагностические принципы сформулированы Карлом Ясперсом (1923г) в виде следующих трех основных положений (реактивная триада):

Реактивное состояние возникает вслед за психической травмой

Содержание психической травмы находит отражение в симптоматике болезни и между ними существуют психологически понятные связи

При устронении психической травмотизации наступает улучшение и выздоровление больного.

Позднее было обнаруженно, что второй и третий критерий из «реактивной триады» Ясперса не всегда находят свое подтверждение в клинической практике, особенно при затяжных неврозах и патологических (психогенных и невротических) развитиях личности. При затяжных неврозах часто бывает трудно доказать, что содержание клинической картины прямо вытекает из характера психической травмы а при потологии развития личности пусковая психическая травма со временем теряет актуальность, тогда как болезнь все равно продолжает  развиватся.

Более того, не всегда приемлимым бывает и первый критерий знаменитой триады, т.к., не редко бывает и так что, реактивное состояние возникает не непосредственно вслед за психической травмой. И тем не менее, сформулированные Карлом Ясперсом критерии реактивных состояний являются хорошим ориентиром в обосновании и постановке диагноза реактивных невротических состояний и психозов.

Второй этап учения о психогениях связан с именем немецкого психиатора и психолога Э. Кречмера (1888-1964), который отметил, что психогенное заболевание возникает в ответ не на любую психическую травму как пологал Ясперс, а только на ту, которая, затрагивает наиболее значимые стороны отношения больного, зависимые от особенностей его характера. Психическая травма должна «подходить» к характеру как «ключ» к замку и только тогда «состоится» триада Ясперса. Таким образом, на втором этапе изучения психогенных заболеваний значение психотравмы и конституционно – личностных особенностей в этиопатогенезе заболевания уравновешиваются.

На третьем этапе изучения психогений появляются доказательства, что психическая травма не играет главной роли в возникновении заболевания, а определяющее значение имеет отношение личности к психотравмирующей ситуации как потогенной и особенности функционирования механизмов личностной психологической защиты.

Одна из основополагающих проблем в клинической психологии считается проблема реакции личности на психический стресс. Под стрессом в психическом ракурсе понимается воздействие человека, его организма и личности фрустирующих, психотравмирующих событий с формированием растройств как на уровне психического и соматического реагирования. Основным вопросом становится механизм формирования связанный со стрессом нарушений, выбором невротического или психосоматического пути синдромогенеза, а так же, преморбидных индивидульно – психологических особенностей, способствующих и препятствующих появлению растройств и методах.

Считается, что в условиях воздействия на человека психической травмы возникает альтернатива, либо в связи со стрессоустойчивостью либо под влиянием метода физиологической защиты.

Человек остается либо психически и соматически здоровым, либо он заболевает неврозом или психосоматическими заболеваниями. Причем, по мнению некоторых ученых (В.С. Ротенберг, В.В. Аршавский), альтернатива существует внутри патогенного пути. Психогенные заболевания возникают у тех, кто в силу особенности личности не может позволить себе невротический тип реагирования, демонстрацию тревоги или страха.

В настоящее время различные психологические подходы к оценке значимых сторон неврогенеза, факторами являются: психическая травма и преморбидные психические особенности личности и ее базовых параметров – темперамента и характера.

Психической травмой называют жизненные события, затрагивающие значимые стороны существования человека и приводящие к глубинным психических заболеваниям. Психическая травма, как событие или ситуация стоит в ряду жизненных ситуаций. Согласно классификации Д.Магнуссон, существует пять уровней ситуаций:

1)    Стимул – отдельные объекты и действия.

2)    Эпизоды – особые значимые события, имеющие причину и следствие.

3)    Ситуация – физические, временные и психологические параметры, определяющиеся внешними условиями.

4)    Окружение – Обобщающие понятия характеризующие тип ситуации.

5)    Среда – совокупность физических и социальных переменных внешнего мира.

К невротическим растройствам могут приводить эпизоды, ситуации и окружающая среда. При анализе фактора психической травмы выделяют ее следующие характеристики:

¨  интенсивность

¨  смысл

¨  значимость и актуальность

¨  патогенность

¨  острота появления (внезапность)

¨  продолжительность

¨  повторяемость

¨  связь с индивидуальными личностями

По мнению Г.К. Ушакова психические травмы делятся по интенсивности:

Массивные (катострофические), внезапные, потрясающие, острые, неожидонные, одноплановые.

А.Сверхактуальные для личности  В.Неактуальные для личности (природные, общественные катастрофы, интактные для данного индивида).

Ситуационно – острые, неожиданные.

Пролангированно – ситуационные, трансформирующие условия многих лет жизни (ситуация лишения, изобилия, кумир семьи). А.Осозноваемые и преодолимые. В.Неосозноваемые и непреодолимые.

Пролангированно – ситуационные, приводящие к осознонной необходимости стойкого психического перенапряжения.   А.Вызываемые самим содержанием ситуации. В. Вызываемые черезмерным уровнем притязаний личности при отсутствии объективных возможностей для достижения в обычном ритме жизни.

В.Н. Мясищев делил психические травмы на объективно – значимые и условно – патогенные, подчеркивая тем самым семантическую роль события. Под объективно – значимыми понимаются жизненные события (психические травмы), значимость которых можно считать высокой для подовляющего большинства людей – смерть близкого, развод, увольнение и прочее. Условно – патогенными называют события, которые становятся психическими травмами, вызывающими переживания в силу особенностей иерархии ценностей человека (к примеру, потеря марки из коллекции филателиста). Широко распространена в западной психиатрии шкала Holmes – Rahe, с помощью которой каждому жизненному событию приписывается строго определенный и неизменный выраженный в баллых коэффициент. На основании суммы баллов предлагается судить о силе и интенсивности психического воздействия жизненных событий. Так, наивысшее количество баллов за травмирующее влияние приписывается смерти супруга (100). Далее следуют: развод (73), разлука супругов (65), смерть родных (63), женитьба (50), примирение супругов (45), выход на пенсию (45). Авторы включили в шкалу стрессов даже такие ситуации, как заклад или заем суммы денег. Причем, если заклад или заем не превышает 10 тысяч долларов, то это дает 17 баллов по шкале стресса, а свыше 10 тысяч – 31 балл. На основании простого арифметического подсчета баллов предпологается, что можно в процентах априорно оценить риск возникновения невроза. Шкала Holmes – Rahe, несмотря на очевидную субъективность и недостоверность, до настоящего времени широко используется в научных исследованиях, затрагивающих проблемы нерозогенеза.

Актуальный конфликт формирующийся на базе психической травмы, по мнению N.Peseschkian, складывается из жизненных событий и микротравм, роль которых выделяется этим автором особенно. К последним относятся, к примеру, такие, как непунктуальность, нечистоплотность, несправедливость, непорядочность, неверность участника коммуниактивного процесса. Подобные микротравмы, действуя ежедневно и монотонно, способны вызывать и сформировать невротическую симптоматику. Таким образом, на первый план выдвигаются не столько значимость или интенсивность психотравмирующего воздействия, сколько повторяемость, однотипность и длительность микротравм, которые входят в противоречие с представлениями человека о «правильных качествах» партнера.

При анализе работ психологов и психиаторов, нацеленных на выявление специфических преморбидных психологических особенностей больных неврозами, отмечается теоретическая и экспериментальная разработка нескольких феноменов и процессов: темперамента, характера, личности, а также отдельных психических функций. На патогенетическую значимость особенностей высшей нервной деятельности указывал еще И.П.Павлов. Основными поставщиками неврозов, по И.П.Павлову, являются крайние варианты нормы, прежде всего слабый тип, однако не исключено их возникновение и у представителей сильного типа при значительной выраженности патогенного воздействия. Неврастения возникает у людей со слабым или сильным (безудержным) и повышенно – тормозным типом, средним в отношении сигнальных систем: истерия – у представителей слабого художественного типа с преобладанием подкорковой деятельности над корковой: психастения (которую И.П.Павлов относил к неврозам) – у людей мыслительного типа с болезненным преобладанием кортикальной деятельности над субкортикальной.

 

Вывод по 1 главе.

В теоретической главе работы был проведен анализ проблемы стресса в психологии, а также роли стресса в патогенезе неврозов.

В качестве стрессогенных факторов могут выступать совершенно различные ситуации и факторы. При этом важно понимать, что в возникновении и развитии стресса играют роль не только внешние факторы, но и особенности личности человека, его индивидуальных свойств.

Один из главных выводов, который сделали многие исследователи стрессов и который мне очень близок, состоит в том, что стресс является реакцией не столько на физические свойства ситуации, сколько на особенности взаимодействия между личностью и окружающим миром. То есть, возникновение стресса в значительной степени определяется особенностями наших индивидуальный и личностных особенностей, в частности когнитивных (мыслительных) процессов, образа мыслей и оценки ситуации, знания собственных возможностей (ресурсов), степени обученности способам управления и стратегии поведения, их адекватному выбору.

В свою очередь стресс может выступать причиной возникновения невроза. При этом как и в случае стресса психическая травма не играет главной роли в возникновении заболевания, а определяющее значение имеет отношение личности к психотравмирующей ситуации как патогенной и особенности функционирования механизмов личностной психологической защиты.

Специалисты выделяют несколько ключевых факторов возникновения невроза: психическая травма; психические особенности личности и ее базовых параметров – темперамента и характера.

 

 

Глава 2. Эмпирическое исследование влияния личностных особенностей индивидов на уровень их невротизации в условиях стрессовой нагрузки.

2.1 Цель и гипотеза исследования.

 

Многие виды профессиональной деятельности связаны с повышенным уровнем стрессовой нагрузки. В таких ситуациях повышается вероятность возникновения стресса и повышение невротизации индивида. Однако, при этом ключевую роль играют именно особенности личности человека, так как именно от того, как человек воспримет травмирующую ситуацию будет зависеть каким образом он среагирует: адекватно, невротично и т.п.

Цель эмпирического исследования – выявление влияния личностных особенностей индивидов на уровень их невротизации в условиях стрессовой нагрузки.

Гипотеза исследования – в ситуации стрессовой нагрузки повышение невротизации опосредовано личностными особенностями индивидов: субъективным локусом контроля, направленностью и удовлетворенностью трудом. Факторами повышенной невротизации являются: высокая экстернальность; направленность на себя; неудовлетворенность трудом.

Задачи эмпирического исследования:

1)    выбор испытуемых;

2)    подбор диагностических методик;

3)    проведение психодиагностического обследования испытуемых;

4)    анализ полученных данных.

 

 

 

 

 

 

2.2 Методика исследования.

 

Испытуемые.

В качестве испытуемых в данном эмпирическом исследовании выступали операторы московской службы спасения. Их профессиональная деятельность сопряжена с повышенной стрессовой нагрузкой.

В исследовании приняло участие 20 человек, все женщины, возраст 27-29 лет.

Методики исследования.

1.Определение уровня невротизации.

Для определения уровня невротизации испытуемых использовалась методика Л.И.Вассермана диагностики уровня невротизации личности[25]. Текст опросника приведен в приложении 1.

Высокий уровень невротизации свидетельствует о выраженной эмоциональной возбудимости, в результате чего появляются негативные пере­живания (тревожность, напряженность, беспокойство, ра­стерянность, раздражительность); о безынициативности, которая формирует переживания, связанные с неудовлет­воренностью желаний; об эгоцентрической личностной направленности, что приводит к ипохондрической фикса­ции на соматических ощущениях и личностных недостат­ках; о трудностях в общении; о социальной робости и за­висимости.

Низкий уровень невротизации свидетельствует; об эмо­циональной устойчивости; о положительном фоне пережи­ваний (спокойствие, оптимизм); об инициативности; о чувстве собственного достоинства; независимости, социальной смелости; о легкости в общении.

Чем больше число баллов, набранных испытуемым по данной методике, тем выше уровень невротизации (максимальное число баллов – 40,минимальное–0).

2.Определение уровня субъективного контроля.

Для опредления УСК в данной работе была использована методик, разработанная в НИИ им. Бехтерева (Методика исследования уровня субъективного контроля (УСК). // Энциклопедия психологических тестов. Личность. Мотивация. Потребность. М.,1997.). Текст опросника приведен в Приложении 2.

Данная экспериментально-психологическая мето­дика позволяет оценить сформированный у испытуемого уровень субъ­ективного контроля над разнообразными жизненными ситуациями.

Впервые подобные методы были апробированы в 60-х годах в США. Наиболее известным из них является шкала локус контроля Дж. Роттера. Эта шкала основана на двух принципиальных положениях.

  1. Люди различаются между собой по тому, как и где они локализуют контроль над значительными для себя событиями. Возможны два полярных типа такой локализации: экстернальный и интернальный. В первом случае человек полагает, что происходящие с ним события являются результатом действия внешних сил — случая, других людей и т. д. Во втором случае человек интерпретирует значимые события как результат своей собственной деятельности. Любому человеку свойственна определенная позиция на континууме, простирающемся от экстернальному к интернальному типу.
  2. Локус контроля, характерный для индивида, универсален по отношению к любым типам событий и ситуаций, с которыми ему приходится сталкиваться.

Один и тот же тип контроля характеризует поведение данной личности и в случае неудач, и в сфере достиже­ний, причем это в разной степени касается различных областей социальной жизни.

Экспериментальные работы установили связь раз­нообразных форм поведения и параметров личности с экстернальностью-интернальностью. Конформное и ус­тупчивое поведение в большей степени присуще людям с экстернальным локусом. Интерналы в отличие от экстерналов менее склонны подчиняться давлению дру­гих, сопротивляться, когда чувствуют, что ими манипу­лируют, они реагируют сильнее, чем экстерналы, на утрату личной свободы. Люди с интернальными локусами контроля лучше работают в одиночестве, чем под наблюдением или при видеозаписи. Для экстерналов характерно обратное.

Интерналы и экстерналы различаются по способам интерпретации разных социальных ситуаций, в час­тности по способам получения информации и по механизмам их каузального объяснения. Интерналы более активно ищут информацию и обычно более осведомлены о ситуации, чем экстерналы. В одной и той же ситуации интерналы атрибутируют большую ответственность индивидам, участвующим в этой ситуации. Интерналы в большей степени избегают ситуационных объяснений поведения, чем экстерналы.

Исследования, связывающие интернальность-экстернальность с межличностными отношениями, пока­зали, что интерналы более популярны, более благоже­лательны, более уверены в себе, проявляют большую терпимость. Существует связь высокой интернальности с положительной самооценкой, с большей согласован­ностью образов реального и идеального «Я». У интерналов обнаружена более активная, чем у экстерналов, позиция по отношению к своему здоровью: они лучше информированы о своем состоянии, больше заботятся о своем здоровье и чаще обращаются за профилактичес­кой помощью.

Экстернальность коррелирует с тревожностью, с депрессией, с психическими заболеваниями.

Интерналы предпочитают недирективные методы психокоррекции; экстерналы субъективно более удов­летворены поведенческими методами.

Все это дает достаточные основания многим исследователям полагать, что выделение личностной характеристики, описывающей то, в какой степени человек ощущает себя активным субъектом собственной деятельности, и в какой — пассивным объектом действия других людей и внешних обстоятельств, обоснованно существующими эмпири­ческими исследованиями и может способствовать дальнейшему изучению проблем прикладной психологии личности.

Показатели опросника УСК организованы в соот­ветствии с принципом иерархической структуры сис­темы регуляции деятеяльности — таким образом, что включают в себя обобщенный показатель индивиду­ального УСК, инвариантный к частным ситуациям деятельности, два показателя среднего уровня общности и ряд ситуационных показателей. В данной работе использовалась шкала общей интернальности. Высокий показатель по этой шкале соответствует высокому уровню субъективного контроля над любыми значимыми ситуациями. Такие люди считают, что большинство важных событий в их жизни было результатом их собственных действий, что они могут ими управлять, и таким образом, они чувствуют свою собственную ответственность за эти события и за то, как складывается их жизнь в целом. Низкий показатель по шкале соответствует низкому уровню субъективно­го контроля. Такие испытуемые не видят связи между своими действиями к значимыми для них событиями их жизни, не считают себя способными контролировать их развитие и полагают, что большинство их является результатом случая или действий других людей.

3.Выявление направленности личности.

Для выявления направленности личности испытуемых им была предложена ориентационная анкета диагностики направленности личности Б.Басса (Методика диагностики направленности личности Б.Басса//Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Самара, 1999. С.563). Текст анкеты приведен в Приложении 3.

  Анкета состоит из 27 пунктов-суждений, по каждому из которых возможны три варианта ответов, соответствующие трем видам направленности личности. С помощью методики выявляются следующие направленности личности:

  • Направленность на себя (Я) - ориентация на прямое вознаграждение и удовлетворение безотносительно работы и сотрудников, агрессивность в достижении статуса, властность, склонность к соперничеству, раздражительность, тревожность, интровертированность.
  • Направленность на общение (О) - стремление при любых условиях поддерживать отношения с людьми, ориентация на совместную деятельность, но часто в ущерб выполнению конкретных заданий или оказанию искренней помощи людям, ориентация на социальное одобрение, зависимость от группы, потребность в привязанности и эмоциональных отношениях с людьми.
  • Направленность на дело (Д) - заинтересованность в решении деловых проблем, выполнение работы как можно лучше, ориентация на деловое сотрудничество, способность отстаивать в интересах дела собственное мнение, которое полезно для достижения общей цели.

4.Удовлетворенность трудом.

Интегральная удовлетворенность испытуемых трудом измерялась при помощи тестовой методики (Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М., 2002). Текст опросника приведен в приложении 4.

Этот показатель является интегративным показателем, отражающим благополучие/неблагополучие личности в трудовом коллективе. Он содержит оценки интереса к выполняемой работе, удовлетворенности взаимоотношениями с сотрудниками и руководством, уровень притязаний в профессиональной деятельности, удовлетворенность условиями, организацией труда и др.

Испытуемый по данной методике может получить от 0 до 28 баллов, при этом большее численное значение означает большую удовлетворенность трудом.

 

Процедура исследования.

В ходе психодиагностического обследования будут выявлены следующие параметры:

  • уровень невротизации;
  • уровень субъективного контроля;
  • выраженность направленности (на себя, на общение, на дело);
  • уровень удовлетворенности трудом.

Учитывая тот факт, что уровень стрессовой нагрузки на всех испытуемых в их профессиональной деятельности одинаков, представляется возможным выявить зависимость уровня невротизации от личностных особенностей испытуемых. Для этого будет проведен корреляционный анализ, который позволит выявить существование или не существование зависимости между уровнем невротизации операторов московской службы спасения в условиях высокой стрессовой нагрузки и их личностных особенностей.

 

2.2 Результаты исследования и их анализ.

 

В результате психодиагностического обследования испытуемых были получены данные об уровне невротизации операторов московской службы спасения, которые приведены в таблице 1.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 1. Показатели уровня невротизации.

Фамилия, имя, отчество

Уровень невротизации

1

Лебедева А. С.

7

2

Чижова К. В.

8

3

Трошкина Е. И.

28

4

Коржукова С. К.

26

5

Веригина И. М.

15

6

Абдулова М. М.

9

7

Соловьева С. С.

10

8

Чернышова В. А.

5

9

Данилова К. С.

21

10

Котова Ю. В.

9

11

Агапова Р. И.

20

12

Докутович А. Л.

16

13

Секлетова В. В.

15

14

Лахнова М. С.

4

15

Степанова В. Ю.

8

16

Комарова Д. Д.

25

17

Дурова А. О.

18

18

Бахарева Н. Б.

17

19

Сыч П. М.

16

20

Забрамная Т. П.

19

 

В таблице 2 приведены данные об уровне невротизации испытуемых, а также о выраженности у них некоторых личностных параметров: уровня субъективного контроля, направленности и общей удовлетворенности работой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 2. Показатели уровня невротизации и личностных особенностей испытуемых.

Фамилия, имя, отчество

Уровень невротизации

Локус контроля

Направленность на общение

Направленность на себя

Направленность на дело

Общая удовлетворенность трудом

1

Лебедева А. С.

7

24

23

12

46

23

2

Чижова К. В.

8

30

18

16

47

11

3

Трошкина Е. И.

28

12

19

45

17

9

4

Коржукова С. К.

26

15

45

30

6

11

5

Веригина И. М.

15

15

43

30

8

8

6

Абдулова М. М.

9

22

15

18

48

19

7

Соловьева С. С.

10

22

21

16

44

12

8

Чернышова В. А.

5

7

28

13

40

12

9

Данилова К. С.

21

12

26

36

19

8

10

Котова Ю. В.

9

21

32

44

5

19

11

Агапова Р. И.

20

9

26

45

10

14

12

Докутович А. Л.

16

33

25

19

37

10

13

Секлетова В. В.

15

15

9

36

36

19

14

Лахнова М. С.

4

30

11

28

42

22

15

Степанова В. Ю.

8

22

27

35

19

16

16

Комарова Д. Д.

25

14

18

43

20

8

17

Дурова А. О.

18

18

48

17

16

12

18

Бахарева Н. Б.

17

22

17

35

29

16

19

Сыч П. М.

16

21

41

6

34

7

20

Забрамная Т. П.

19

18

46

19

16

17

Коэффициенты ранговых корреляций Спирмена

-0,54

0,25

0,51

-0,59

-0,55

 

Для выявления зависимости между уровнем невротизации испытуемых и их личностными особенностями был проведен корреляционный анализ. Был вычислен коэффициент ранговой корреляции Спирмена между уровнем невротизации и следующими параметрами: уровнем субъективного контроля, направленностью и удовлетворенности трудом. Расчет проводился при помощи компьютерного статистического пакета SPSS 11.0.

Полученные коэффициенты корреляции приведены в нижней строке таблицы 2.

Для заключения о существовании или не существовании корреляционной зависимости между параметрами необходимо сравнение полученных коэффициентов ранговой корреляции с критическим значением равным 0,45 при уровне статистической значимости 5%.

Проведенный анализ позволяет заключить следующее:

  • существует статистически значимая отрицательная корреляционная зависимость между уровнем невротизации испытуемых и их интернальностью;
  • не существует статистически значимой корреляционной зависимости между уровнем невротизации испытуемых и их направленностью на общение;
  • существует статистически значимая положительная корреляционная зависимость между уровнем невротизации испытуемых и их направленностью на себя;
  • существует статистически значимая отрицательная корреляционная зависимость между уровнем невротизации испытуемых и их направленностью на дело;
  • существует статистически значимая отрицательная корреляционная зависимость между уровнем невротизации испытуемых и уровнем их общей удовлетворенности трудом;

 

Далее нами были выделены две группы испытуемых с самым высоким и самым низким уровнем невротизации (по 7 человек в каждой). Данные о выраженности личностных качеств в группе высоко и низко невротизированных испытуемых приведены в таблицах 3 и 4 соответственно.

 

Таблица 3. Личностные особенности испытуемых с высоким уровнем невротизации.

Фамилия, имя, отчество

Уровень невротизации

Локус контроля

Направленность на общение

Направленность на себя

Направленность на дело

Общая удовлетворенность трудом

3

Трошкина Е. И.

28

12

19

45

17

9

4

Коржукова С. К.

26

15

45

30

6

11

16

Комарова Д. Д.

25

14

18

43

20

8

9

Данилова К. С.

21

12

26

36

19

8

11

Агапова Р. И.

20

9

26

45

10

14

20

Забрамная Т. П.

19

18

46

19

16

17

17

Дурова А. О.

18

18

48

17

16

12

Средние значения

22,43

14

32,57

33,57

14,86

11,29

 

 

 

 

Таблица 4. Личностные особенности испытуемых с низким уровнем невротизации.

Фамилия, имя, отчество

Уровень невротизации

Локус контроля

Направленность на общение

Направленность на себя

Направленность на дело

Общая удовлетворенность трудом

6

Абдулова М. М.

9

22

15

18

48

19

10

Котова Ю. В.

9

21

32

44

5

19

2

Чижова К. В.

8

30

18

16

47

11

15

Степанова В. Ю.

8

22

27

35

19

16

1

Лебедева А. С.

7

24

23

12

46

23

8

Чернышова В. А.

5

7

28

13

40

12

14

Лахнова М. С.

4

30

11

28

42

22

Средние значения

7,14

22,29

22

23,71

35,29

17,43

 

На гистограмме 1 в графическом виде отражены средние значения личностных особенностей испытуемых в группах с высоким и низким уровнем невротизации.

 

 

Качественный анализ данных таблиц 3 и 4 и гистограммы 1 показывает, что в группе испытуемых с высоким уровнем невротизации по сравнению с группой испытуемых с низким уровнем невротизации

  • на 40% ниже уровень интернальности;
  • на 35% выше уровень направленности на общение;
  • на 35% выше уровень направленности на себя;
  • на 70% ниже уровень направленности на дело;
  • на 40 ниже общая удовлетворенность трудом.

Полученные данные показывают какими личностными особенностями индивидов обусловлено влияние повышенной стрессовой нагрузки, которую испытывают операторы московской службы спасения, на уровень их невротизации.

Согласно полученным нами данным, с высоким уровнем невротизации статистически значимо связан низкий уровень интернальности или высокая экстернальность. То есть в условиях напряженной профессиональной деятельности, сопряженной с высоким психическим напряжением позиция «все зависит не от меня» (свойственная экстерналам) оказывается фактором невротизации. Такие индивиды воспринимают ситуацию пассивно, как от них не зависящую, на которую они не могут повлиять. И именно такая позиция мешает им эффективно справляться со стрессом. При этом интерналы, по нашим данным, обладают относительно невысоким по группе испытуемых уровнем невротизации. Очевидно позиция «все зависит от меня», свойственная интерналам, помогает им справляться со стрессом.

Обращает на себя внимание тот факт, что с высоким уровнем невротизации операторов московской службы спасения связана направленность на себя. Это совпадает с данными многих исследований, в которых отмечается повышенный эгоцентризм невротичных личностей, их чрезмерная обращенность на себя. Они постоянно озабоченны своим положением, тем, как их оценивают другие и т.п. Для таких людей, у которых высока направленность на себя, характерно озабоченное отношение к своему здоровью, в частности они склонны преувеличивать собственные недомогания и т.п. Все это способствует тому, что в стрессовых ситуациях такие люди менее устойчивы (чем те, у кого менее выражена направленность на себя) к стрессовым воздействиям и для них более высока вероятность невротизации. В то же время низкая направленность на себя, по нашим данным, связана с низкой по группе невротичностью. Таким индивидам удается не сосредотачиваться чрезмерно на собственных переживаниях, что позволяет им более эффективно управлять собственным эмоциональным состоянием и быть более стрессоустойчивыми, в меньшей мере подвергаться невротизации.

В полном согласии с предыдущим выводом находится результат влияния уровня направленности на дело на уровень невротизации операторов московской службы спесения. Сосредоточенность на выполнении своих профессиональных обязанностей позволяет операторам выдерживать существенные психологические нагрузки без существенных последствий для психологического здоровья. Низкий уровень направленности на дело, по нашим данным, напротив, приводит к невротизации личности.

Представляются интересными данные, свидетельствующие о том, что на уровень невротизации операторов оказывает влияние их общая удовлетворенность своим трудом. Оказалось, что чем более работник удовлетворен своим трудом, тем меньше он невротизирован, то есть тем лучше он справляется с стрессовыми нагрузкам и, присутствующими в работе оператора московской службы спасения.

 

Вывод по 2 главе.

Эмпирическое исследование позволило выявить личностные факторы, которые опосредуют влияние стрессовых нагрузок (присутствующих в работе операторов московской службы спасения) на уровень их невротизации.

  1. Высокая интернальность способствует большей устойчивости к стрессу.
  2. Направленность на себя мешает оператору эффективно адаптироваться к стрессовым нагрузкам и приводит к невротизации личности.
  3. Направленность на дело связана с низким уровнем невротичности операторов и помогает им справляться со стрессом.
  4. Высокая удовлетворенность трудом снижает риск невротизации оператора службы спасения, позволяя ему более эффективно реагировать на стрессовые воздействия.

Полученные в эмпирическом исследовании данные, их качественный анализ и статистическая обработка позволяют заключить, что гипотеза данного исследования получила свое подтверждение - в ситуации стрессовой нагрузки повышение невротизации опосредовано личностными особенностями индивидов: субъективным локусом контроля, направленностью и удовлетворенностью трудом.

 

 

Заключение.

 

В ходе данного исследования была достигнута его цель - изучение стресса как причины возникновения невроза. Были решены задачи исследования.

В теоретической главе работы был проведен анализ проблемы стресса в психологии, а также роли стресса в патогенезе неврозов.

В качестве стрессогенных факторов могут выступать совершенно различные ситуации и факторы. При этом важно понимать, что в возникновении и развитии стресса играют роль не только внешние факторы, но и особенности личности человека, его индивидуальных свойств.

Один из главных выводов, который сделали многие исследователи стрессов и который мне очень близок, состоит в том, что стресс является реакцией не столько на физические свойства ситуации, сколько на особенности взаимодействия между личностью и окружающим миром. То есть, возникновение стресса в значительной степени определяется особенностями наших индивидуальный и личностных особенностей, в частности когнитивных (мыслительных) процессов, образа мыслей и оценки ситуации, знания собственных возможностей (ресурсов), степени обученности способам управления и стратегии поведения, их адекватному выбору.

В свою очередь стресс может выступать причиной возникновения невроза. При этом как и в случае стресса психическая травма не играет главной роли в возникновении заболевания, а определяющее значение имеет отношение личности к психотравмирующей ситуации как патогенной и особенности функционирования механизмов личностной психологической защиты.

Специалисты выделяют несколько ключевых факторов возникновения невроза: психическая травма; психические особенности личности и ее базовых параметров – темперамента и характера.

Эмпирическое исследование позволило выявить личностные факторы, которые опосредуют влияние стрессовых нагрузок (присутствующих в работе операторов московской службы спасения) на уровень их невротизации.

  1. Высокая интернальность способствует большей устойчивости к стрессу.
  2. Направленность на себя мешает оператору эффективно адаптироваться к стрессовым нагрузкам и приводит к невротизации личности.
  3. Направленность на дело связана с низким уровнем невротичности операторов и помогает им справляться со стрессом.
  4. Высокая удовлетворенность трудом снижает риск невротизации оператора службы спасения, позволяя ему более эффективно реагировать на стрессовые воздействия.

Полученные в эмпирическом исследовании данные, их качественный анализ и статистическая обработка позволяют заключить, что гипотеза данного исследования получила свое подтверждение - в ситуации стрессовой нагрузки повышение невротизации опосредовано личностными особенностями индивидов: субъективным локусом контроля, направленностью и удовлетворенностью трудом.

Полученные в работе данные могут быть использованы работниками социальных служб, реабилитационных центров. Они также могут быть полезны психологам в сфере управления, для организации диагностических и коррекционных мероприятий, направленных на повышение стрессоустойчивости сотрудников.

Теги невроз стресс