Главная / Диплом по психологии / Примеры и образцы дипломных работ по психологии с исследованием / Возрастная психология / Особенности одиночества женщин ранней взрослости: диплом по психологии

Особенности одиночества женщин ранней взрослости: диплом по психологии

Введение

 

Актуальность. Одиночество, одна из наиболее серьезных социальных проблем современности,— комплексное явление. «Не знающее классовых, расовых или возрастных границ, одиночество сегодня — это великий уравнитель всего и вся»[12; c.301].

Современный период социальных изменений сопряжен с перестройкой сознания человека, ведущей к пересмотру прежних устоявшихся отношений, к поиску иного стиля взаимодействия между людьми. Не каждому человеку удается быстро приспособиться к меняющимся условиям. Не удивительно, что заметное место в области психологии отношений занимает проблема одиночества. Его преодоление становится для многих не только актуальной, но порой и неразрешимой задачей.

Проблема одиночества всегда волновала человечество, занимая умы ученых, писателей, философов. В последнее время этой проблеме посвящаются все новые и новые работы, исследующие сущность одиночества, причины его возникновения, характерные проявления и влияние на разные категории людей в разные периоды жизни.

Однако в настоящее время не существует единого мнения о том, что же такое одиночество: беда или счастье, норма или патология. Различные философские течения и психологические школы рассматривают одиночество то как единственно возможную основу человеческого бытия, то как противоестественное для человека состояние, патологию и проявление слабой приспособляемости личности, то - как социальную проблему, следствие развития современных общественных сил. «Одиночество принадлежит к числу тех понятий, реальный жизненный смысл которых, казалось бы, отчетливо представляется даже обыденному сознанию, однако подобная ясность обманчива, ибо она скрывает сложное, противоречивое философское содержание, как бы ускользающее от рационального смысла»[33; c.7].

Для одних одиночество - результат осознания человеком оторванности и конечности его существования, сопровождающееся отчаянием и потерей надежды, для других - активное творческое состояние, благоприятная возможность для общения с самим собой и источник силы.

Однако общим в различных психологических и философских подходах является понимание одиночества как состояния человека, сознающего факт своей отстраненности и отчужденности от мира других людей. Отчужденность человека от других людей может быть следствием и реального отсутствия круга общения и значимых связей, и восприятия человеком своих социальных контактов как неудовлетворительных.

Проблема одиночества активно разрабатывается в зарубежной и отечественной психологии. Зарубежные эмпирические исследования феномена одиночества сводятся к изучению черт характера и личных качеств одиноких людей, возрастных особенностей и атрибутивных моделей одиночества; к выделению составляющих феномена (например, когнитивной, эмоциональной и поведенческой), которые сопутствуют состоянию одиночества переменных, к определению степени его тяжести, а также к составлению различных типологий и шкал одиночества. В отечественной психологии в сравнении с западной проблема одиночества как самостоятельная затрагивалась редко. Отдельные публикации появлялись лишь в последние десятилетия и можно отметить, что в них нет интонации тотального трагизма, свойственного западной психологической литературе по данной теме, — они имеют общий позитивный настрой, направленный на решение проблемы одиночества или изменение отношения к самому феномену. В то же время, важно отметить, что явление одиночества как предмет эмпирического психологического исследования у нас в стране изучен пока недостаточно.

Цель работы – исследование особенностей одиночества женщин ранней взрослости.

Объект исследования – психологические аспекты одиночества.

Предмет исследования – особенности одиночества женщин ранней взрослости.

Гипотеза исследования – определенные личностные особенности женщин ранней взрослости детерминируют виды переживания одиночества.

Задачи исследования:

  1. Рассмотреть сущность и содержание феномена «одиночество».
  2. Выделить типы одиночества.
  3. Проанализировать основные теории одиночества.
  4. Рассмотреть данные исследований о психологических механизмах и причинах одиночества.
  5. Дать психологическую характеристику периоду ранней взрослости.
  6. Рассмотреть главные психологические новообразования периода ранней зрелости и их связь с переживанием одиночества.
  7. Провести эмпирическое исследование особенностей одиночества женщин первой взрослости.

 

 

 

Глава 1. Особенности одиночества женщин ранней взрослости: теоретический анализ проблемы

1.1 Психологические подходы к анализу одиночества

 

Не всегда состояние одиночества воспринималось индивидом как личная проблема. Первоначально оно возникало у человека лишь в моменты его полной физической изоляции от общества [59], принимающей формы обрядов и испытаний, насильственного изгнания из рода или добровольного уединения с целью самосовершенствования.

Интерес к феномену одиночества как социально-психологическому возник с XVIII в., что совпало с расцветом романтизма в искусстве. Ведущий мотив творчества данного периода — рефлексия истоков уединения, противостоящего конформному обществу и помогающего сохранить свою индивидуальность. В XX в. проблема одиночества выходит за рамки традиционной формы — одиночество становится сугубо личностным явлением. Теперь иначе осмысляется степень влияния общества на индивида и большее значение придается тому, как сам человек определяет свое положение в обществе в зависимости от своего внутреннего мира (подобное течение можно наблюдать и в философии — например, в концепции интенциональности, солипсизме). Смещение акцентов, усиливающих психологическую окрашенность феномена одиночества, по мнению ряда авторов связано, с одной стороны, с развитием самосознания человека, а с другой — с социальными изменениями [13].

В настоящее время феномен одиночества активно исследуется психологами. Рассмотрим некоторые определения одиночества, раскрывающие содержание этого понятия и его сущность.

А.Садлер и Т.Джонсон определяют одиночество следующим образом: «Одиночество—это переживание, вызывающее комплексное и острое чувство, которое выражает определенную форму самосознания, и показывающее раскол основной реальной сети отношений и связей внутреннего мира личности»[47, с.27].

Одиночество следует понимать как состояние и как свойство, также как в случае с застенчивостью, тревожностью или агрессивностью.

Существуют ситуации и состояния, которые люди расценивают как одиночество: это — изоляция эмоциональная и изоляция социальная. Эмоциональная изоляция - результат отсутствия привязанности к конкретному человеку; в результате чего возникает тревожное беспокойное. Социальная изоляция выражается в отсутствии доступного круга социального общения и сопровождается чувством отчужденности.

Наиболее часто с одиночеством ассоциируются такие эмоциональные состояния, как отчаяние, тоска, депрессия, жалость к себе, невыносимая скука.

На основе этих представлений Р.Вейс  определяет одиночество как «эпизодически острое ощущение беспокойства и напряжения, связанное со стремлением иметь дружеские или интимные отношения» [10, с. 123].

Переживаемое острое чувство одиночества влечет за собой общение, которое можно назвать дефицитным и дефектным. Не всегда удается установить, что здесь является причиной, а что — следствием.

Важным аспектом психологического анализа одиночества является выделение различных его форм и видов.

В литературе по проблеме одиночества высказано много всевозможных предположений о типологиях этого состояния.

Различия между типологиями проводятся по трем основным измерениям, касающимся оценки индивидом его (ее) социального положения, типа испытываемого им дефицита социальных отношений и временной перспективы, связанной с одиночеством.

Философы часто проводят различие между позитивными и негативными аспектами уединенности и одиночества.

  1. Позитивный внутренний тип («гордое одиночество»), переживаемый как необходимое средство раскрытия новых форм свободы или новых форм общения с другими людьми.
  2. Негативный внутренний тип, переживаемый как отчуждение от своего «Я» и от других людей, чувство отчужденности, даже в окружении других людей.
  3. Позитивный внешний тип, наличествующий в ситуациях физического уединения, когда ведутся поиски нового позитивного опыта.
  4. Негативный внешний тип, наличествующий в том случае, когда внешние обстоятельства (смерть партнера, потеря контакта) ведут к весьма негативным ощущениям одиночества[12].

Большинство авторов сосредоточили свое внимание на психологическом одиночестве. Исследователи одиночества, не игнорируя в целом философскую точку зрения на индивида как на безусловно одинокого в некотором экзистенциальном смысле, уделяли основное внимание субъективным реакциям на действительный или воображаемый дефицит социальных отношений.

Многие типологии возникали как попытка определить природу дефицита социальных отношений или выделить характеристики социального положения одинокой личности, которое обусловливает ее одиночество. Важным фактором здесь оказывается семейное положение. Вдовство, развод или разрыв отношений — наиболее распространенные ситуации, ведущие к одиночеству.

Среди типологий дефицита социальных отношений наиболее известным является фундаментальное различение Р.Вейсом эмоционального и социального одиночества: «Одиночество типа эмоциональной изоляции возникает в отсутствие тесной эмоциональной привязанности, и его можно преодолеть, лишь установив новую эмоциональную привязанность или возобновив ранее утраченную. Люди, переживающие эту форму одиночества, склонны испытывать чувство глубокого уединения, независимо от того, доступно ли им или недоступно общество других. Такой индивид, например, описывает непосредственно окружающий его мир как опустошенный, безлюдный и бессодержательный; чувство глубокого уединения может быть описано и в понятиях внутренней опустошенности; в этом случае индивид обычно говорит, что он (она) испытывает пустоту, оцепенение, безразличие.

Одиночество типа социальной изоляции... возникает в отсутствие привлекающих социальных взаимосвязей, и это отсутствие может быть компенсировано включением в такие взаимосвязи. Возьмем, например, замужних женщин, переехавших на жительство в другой район. Им мало чем могут помочь родители независимо от того, насколько прочен их брак; эти женщины испытывают одиночество из-за отсутствия друзей и знакомых, которые разделили бы их интересы, поскольку мужья этих интересов не разделяют. Доминирующими симптомами такой формы одиночества наряду с чувством маргинальности является скука, бесцельность жизни» [10, c.126].

Одно из измерений, по которым проводится различение типологий одиночества, касается продолжительности, или временной перспективы одиночества. Важное значение имеет терапевтически обоснованное различение между хроническим и кратковременным состоянием одиночества. Янг и его коллеги различают три типа одиночества.

1)    Хроническое одиночество развивается тогда, когда в течение длительного периода времени индивид не может установить удовлетворяющие его социальные связи.

2)    Ситуативное одиночество зачастую наступает в результате значительных стрессовых событий в жизни, таких, как смерть супруга или разрыв брачных отношений. Ситуативно одинокий индивид после короткого периода дистресса обычно смиряется со своей потерей и преодолевает одиночество.

3)    Преходящее одиночество — наиболее распространенная форма этого состояния, относящаяся к кратковременным приступам чувства одиночества[63].

Анализ биографий 114 одиноких мужчин и женщин позволили Дж.Джон-Гирвельду и Дж.Раадшелдерсу выделить три измерения одиночества:

  1. Эмоциональные характеристики одиночества выявляют отсутствие позитивных эмоций, таких, как счастье, привязанность, и наличие негативных эмоций, таких, как страх и неуверенность.
  2. Тип ущербности определяет природу недостающих отношений. Здесь решающим является сбор информации о значимых для индивида отношениях. Этот показатель, видимо, значительно варьирует в зависимости от категории исследуемых индивидов. Для данного измерения возможна и дальнейшая дифференциация на три подкатегории: чувство ущербности, вызванное отсутствием интимной привязанности, чувство опустошенности и чувство покинутости.
  3. Временная перспектива — третье измерение одиночества. Его также можно подразделить на три подкомпонента: степень, до которой одиночество переживается как неизменное, степень, до которой одиночество переживается как временное, и степень, до которой индивид примиряется с одиночеством, усматривая причину одиночества в других (своем окружении)[12].

На основе выделенных измерений одиночества Д.Раадшелдерс с соавтором предложили классификацию эмоционального одиночества по типам:

  1. Безнадежно одинокие, неудовлетворенные своими отношениями люди с чувством опустошенности, покинутости, обездоленности.
  2. Периодически и временно одинокие люди с наибольшей социальной активностью.
  3. Пассивно и устойчиво одинокие люди, которые смирились с одиночеством и изнемогли от него.
  4. Люди не одинокие (не испытывающие этого чувства), у которых встречаются отдельные случаи социальной изоляции в качестве добровольного и не угнетающего уединения[12].

А.Садлер и Т.Джонсон выделяют следующие 4 разновидности одиночества:

¨    космическое (соотнесенность человека с природой и миром, самоотчужденность);

¨    культурное (потеря связи с культурным наследием, разрыв поколений);

¨    социальное (отторжение значимой группой, результат — смятение и депрессия);

¨    межличностное (неудовлетворенность сложившимися отношениями)[47].

Если человек попадает в перекрестье всех четырех видов одиночества, он глубоко несчастен, его судьба — выпадение из социальных связей и внутренняя дезинтеграция.

Можно говорить о таких стадиях одиночества, когда в одном случае оно является стимулом к поиску партнера, к установлению прочных личностных связей, а в другом случае приводит к апатии, неверию в возможность доверительных, Дружеских отношений, враждебности. Поэтому степень враждебности, агрессивности может стать диагностическим критерием степени и стадии одиночества. Сопутствуют этому состоянию чрезмерное увлечение телевидением, переедание, апатия (или, напротив, слезы), печальная пассивность; человек пытается приглушить чувство одиночества алкоголем, избытком сна, бесцельными покупками[21].

В рамках ведущих психологических направлений и школ в психологии проблема одиночества занимает важное место. В связи с этим существуют различные теории и подходы, объясняющие этот феномен. Рассмотрим некоторые из них.

Психоаналитический подход (Зилбург, Саливан, Фромм-Рейхман). Обобщая положения некоторых психоаналитических теорий можно сказать, что одиночество расценивается в этой психологической парадигме как состояние отрицательное, уходящее корнями в детство.

Один из представителей психоанализа Зилбург различал одиночество и уединенность. Уединенность считал он суть «нормальное» и «преходящее умонастроение», возникающее в результате отсутствия конкретного «кого-то». Одиночество же - это непреодолимое, неприятное (оно как «червь» разъедает сердце), константное ощущение. Зилбург считает, что причинами одиночества являются такие черты личности как нарциссизм, мании величия и враждебность, а также стремление сохранить инфантильное чувство собственного всемогущества. Такая нарциссистическая ориентация начинает формироваться в детском возрасте, когда ребенок вместе с ощущением радости быть любимым испытывает потрясение, вызванное тем, что он - маленькое, слабое существо, вынужденное ждать удовлетворения своих потребностей от других.

Об этиологии одиночества писал и Г.Салливан. Рассматривая потребность в человеческой близости он считал, что она, начинаясь в младенчестве (стремление ребенка к контакту), в подростковом возрасте приобретает форму потребности в приятеле, с которым можно обменяться своими сокровенными мыслями. Если подросток не может удовлетворить эту потребность, то у него может развиться глубокое одиночество.

Фромм-Рейхман признает влияние Салливана на ее понимание данной проблемы и соглашается с его точкой зрения о том, что одиночество — «чрезвычайно неприятное и гнетущее чувство». Основываясь на результатах своей работы с шизофрениками, Фромм-Рейхман считает одиночество экстремальным состоянием: «Тип одиночества, который я имею в виду,— разрушительный... и он в конечном итоге приводит к развитию психотических  состояний.  Одиночество  превращает людей... в эмоционально парализованных и беспомощных»[31, c.154]. Так же, как и Салливан и Зилбург, Фромм-Рейхман прослеживает происхождение одиночества вплоть до личностного опыта, приобретенного в детстве. В особенности она подчеркивает вредные последствия «преждевременного отлучения от материнской ласки».

Таким образом, в своем анализе одиночества сторонники психодинамических теорий исходят главным образом из их клинической практики и, вероятно, поэтому склонны рассматривать одиночество как патологию. Возможно, психодинамически ориентированные теоретики в большей мере, чем какая-либо другая группа исследователей, склонны считать одиночество результатом ранних детских влияний на личностное развитие. И хотя ранний (детский) опыт может быть межличностным по своей природе, рассматриваемая традиция концентрирует внимание на том, какие внутриличностные факторы (то есть черты характера, внутрипсихические конфликты) приводят к состоянию одиночества[31].

Человеко-центрированный подход (К.Роджерс). Подход К.Роджерса к одиночеству отличается от психоаналитического в том, что он мало обращает внимания на ранние детские воспоминая, считая, что одиночество вызвано текущими влияниями, которые испытывает личность.

Согласно Роджерсу, одиночество - это проявление слабой приспособляемости личности, а причина его - феноменологическое несоответствие представлений индивида о собственном «Я». «Одиночество... наиболее резко и болезненно проявляется у тех индивидов, которые по той или иной причине оказываются — будучи лишенными своей привычной защиты — уязвимыми, испуганными, одинокими, но обладающими истинным «Я» и уверенными в том, что будут отвергнуты всем остальным миром» [44, c.204]

Если разделить процесс возникновения одиночества на 3 этапа и схематически представить его, то получиться следующая картина.

1)    Общество влияет на человека, вынуждая его вести себя в соответствии с социально оправданными, ограничивающими свободу действия образцами.

2)    Из-за этого возникают противоречия между внутренним истинным «Я» индивида и проявлениями его «Я» в отношениях с другими людьми, что приводит к потере смысла существования.

3)    Индивид становится одиноким, когда, устранив охранительные барьеры на пути к собственному «Я», он тем не менее думает, что ему будет отказано в контакте со стороны других[44].

И здесь получается замкнутый круг: человек веря в то, что его истинное «Я» отвергнуто другими, замыкается в своем одиночестве и, чтобы не отвергнутым, продолжает придерживаться своих социальных «фасадов», что приводит к опустошенности. Иными словами, в одиночестве проявляется несоответствие между действительным и идеализированным «Я».

Социально-психологический подход (Боумен, Рисмен, Слейтр). В отличии от психоанализа и роджерианского подхода, где причиной одиночества является сам человек, некоторые представители социальной психологии возлагают ответственность за возникновение одиночества на общество. Так Боумен выделил несколько факторов, способствующих усилению одиночества в современном обществе: ослабление связей в первичной группе; увеличение семейной и социальной мобильности[31].

Рисмен считает, что одной из главных причин одиночества является ориентация на других. Люди с такой ориентацией хотят нравиться, постоянно приспосабливаются к обстоятельствам, а также обособлены от своего истинного «Я», своих чувств и своих ожиданий. Это приводит к тому, что такая личность может приобрести «синдром обеспокоенности» и зависимость от внимания окружающих к себе со стороны других людей. Причем эта потребность никогда не может быть удовлетворена. Рисмен характеризуя американское общество как «направленного вовне», пишет, что его члены образуют «одинокую толпу»[31].

Слейтер называет современное общество индивидуалистическим. Из-за того, что в нем невозможно достичь удовлетворения потребности в общении, сопричастности и зависимости, у человека возникает одиночество[31].

Интеракционистский подход (Вейс). Подход Вейса к одиночеству отличается от рассмотренных выше по двум причинам:

  • Ø он считает, что одиночество это результат влияния двух факторов - личности и ситуации;
  • Ø Вейс рассматривал одиночество имея в виду такие социальные отношения как привязанность, руководство и оценка. Т.о., причиной одиночества может быть недостаток социального взаимодействия индивида, а также взаимодействия, удовлетворяющего социальные запросы личности.

Вейс выделил два типа одиночества: эмоциональное и социальное. Первое является результатом отсутствия такой тесной интимной привязанности как любовная или супружеская. При этом человек может испытывать чувство, похоже на «беспокойство покинутого ребенка». Социальное же одиночество является результатом отсутствия значимых дружеских связей или чувства общности, что может выражаться в переживании тоски и чувстве социальной маргинальности[10].

Когнитивный подход (Л.Э.Пепло). Согласно мнению представителей когнитивного направления в психологии познание является ключом для объяснения связи между недостатком социальности и чувством одиночества. Л.Э.Пепло считает, что одиночество возникает в случае осознания диссонанса между желаемым и достигнутым уровнем собственных социальных контактов[32].

Экзистенциальная психология (И.Ялом, К.Мустакас). Экзистенциальная психология тесно связана с экзистенциальной философией. Первые попытки непосредственно перенести идеи философии экзистенциализма в психологическую и психотерапевтическую практику (Л.Бинсвангер и М.Босс) дали весьма ограниченные результаты. Ряд экзистенциально мыслящих философов (М.Бубер, П.Тиллих, М.Бахтин и др.) оказали на психологов большое и непосредственное влияние, но вершинами экзистенциальной психологии на сегодняшний день являются общепсихологические теории и методологические основы психологической практики, разработанные на основе философии экзистенциализма такими авторами как В.Франкл, Р.Мэй, Д.Бьюдженталь.

В экзистенциальной психологии выделяют базовый конфликт, обусловленный конфронтацией индивидуума с данностями существования. Под данностями существованиями здесь понимают определенные конечные факторы, являющиеся неотъемлемой, неизбежной составляющей бытия человека в мире. Одиночество или, если быть точным, изоляция относится к таким данностям. Обобщая все сказанное ранее, можно сказать, что в отличии от психоанализа и человеко-центрированной терапии, экзистенциалисты, во-первых, не считают это чувство патологическим, и, во-вторых, видят его причины в условиях человеческого бытия.

Один из представителей этого направления И.Ялом рассматривая изолированность как одну из данностей существования, отмечает, что это не есть изолированность от людей с порождаемым ею одиночеством и не внутренняя изоляция (от части собственной личности). Это фундаментальная изоляция - и от других созданий («пропасть между собой и другими») и от мира («отделенность между индивидом и миром»). Таким образом, он выделяет два вида изоляции: экзистенциальную и фундаментальную[64].

В своей работе «Экзистенциальная психотерапия» он рассматривает несколько путей, ведущих к осознанию экзистенциальной изоляции - конфронтация со смертью и свободой. Знание о конечности собственного бытия заставляет человека понять, что никто не может умереть вместе с кем-то или вместо кого-то. Свобода же, понимаемая здесь как принятие ответственности за свою жизнь, подразумевает собственное «авторство» жизни, принятие факта, что никто другой не создает и охраняет тебя. К экзистенциальной изоляции приводят также и индивидуальные опыты дефамилиаризации - состояний, в которых с конституированного нами мира срываются покровы реальности, а с объектов «вырываются символы». И тогда человек теряет ощущению уюта, принадлежности к чему-то знакомому[64].

Говоря о связи роста и изоляции, Ялом приводит определение Ранка, который считал, что процесс роста тесно связан с сепарацией, превращением в отдельное существо (рост подразумевает автономию, индивидуацию, независимость и самоконтроль). Однако, человек расплачивается за сепарацию изоляцией.

У человека, пишет Ялом, есть два способа ограждения себя от «ужаса конечной изоляции» - частичное принятие этой данности и отношения. Несмотря на то, что отношения не могут уничтожить изоляцию, они помогают разделить одиночество с другими людьми и тогда «любовь компенсирует боль изоляции». Это созвучно М. Буберу, который считал, что «великие отношения пробивают брешь в барьерах возвышенного уединения, смягчая его суровый закон и перебрасывая мост от одного самостоятельного существа к другому через пропасть страха вселенной».

Не принимая своей изолированности, не встречая ее стойко, человек не может с любовью обратиться к другим. Оказывавшись в море существования, переживая ужаса одиночества и стремясь как можно быстрее выбраться из него, мы не только отдаляемся от других, но и «бьем по другим», чтобы не утонуть. В этой ситуации мы не можем относиться к другим, воспринимая их такими же как и мы - испуганными, одинокими, конституирующими мир из вещей. Другой становиться для нас «оно» и, будучи помещенным внутрь нашего собственного мира, становиться средством для отрицания изоляции. Убегая все дальше от осознания данностей существования, человек строит отношения, дающие «продукты» (напр. слияние, власть, величие), помогающие отрицанию изоляции.

К.Мустакас, другой представитель экзистенциального направления в психологии, разделяет «суету одиночества» и истинное одиночество (в этом его позиция схожа со взглядом на одиночество в некоторых восточных религиях). Первое он определяет как комплекс защитных механизмов, который отдаляет человека от решения существенных жизненных вопросов, путем осуществления «активности ради активности» вместе с другими людьми. Истинное же одиночество исходит из осознания «реальности одинокого существования». Как и Ялом он считает, что этому осознанию могут способствовать столкновения с пограничными жизненными ситуациями (рождение, смерть, жизненные перемены, трагедия), которые человек переживает в одиночку[31].

Рассматривая характеристики людей, избегающих осознания одиночества как данности бытия, Кайзер выделил три тенденции, характерные для клиентов с экзистенциальным неврозом:

1)    «Сплав» - желание потерять собственную личность, стремление слиться с другим, т.к. желание быть индивидуальностью связано с мужеством быть одиноким, а одиночество часто непереносимо для личности;

2)    «Универсальный симптом» - состоявшееся слияние, попытка слияния (или его иллюзия) с другим и переживаемое при этом чувство двойственности;

3)    «Универсальный конфликт» - это переживаемое, как страдание, нежелаемое чувство одиночества[31].

Эти тенденции позволяют клиенту избегать переживаний, вызванных осознанием одиночества. Невротик делает все, чтобы уйти от одиночества, в то время как аутентичная личность принимает состояние одиночества как подлинность человеческого существования, как возможность свободного становления и самореализации, как полноту ответственности за себя.

По сути, об этом же пишет и Сартр: «Человек существует лишь настолько, насколько себя осуществляет. Он представляет собой, следовательно, не что иное как совокупность своих поступков, не что иное как собственную жизнь»[49, c.141].

Выше было сказано, что кроме принятия факта экзистенциональной изоляции, у человека есть еще одно средство ограждения себя от «ужаса конечной изоляции» - отношения. Чтобы понять какими могут быть отношения, способные помочь разделить это одиночество и, одновременно, не построенные на принципе «ты мне - я тебе», рассмотрим типы отношений, выделенных М.Бубером, А.Маслоу и Э.Фроммом.

М.Бубер внес большой вклад в рассмотрение проблемы одиночества. Трудно отнести его к какому-то одному направлению философии, т.к. его позиция основывается на еврейской мистической школе, хасидизме и релятивистской теории, а его взгляды оказали значительное влияние как на религиозную философию, так и на психологию. Он считал, что стремление человека к отношениям заложено в нем с самого рождения. Даже у только что появившегося на свет ребенка есть стремление к контакту - сначала тактильному, а затем «оптимальному» с другими людьми. Таким образом, человек не существует как отдельная сущность, т.к. он «сотворен между». Поскольку для Бубера основным модусом человеческого бытия являются отношения, можно сказать для него нет одиночества как фундаментального факта бытия[4].

Бубер выделил два типа отношений: «Я-Ты» и «Я-Оно». Последний тип взаимосвязи - это отношения без взаимности, где другой это средство, функция, объект. Этому Бубер противопоставляет «Я-Ты» отношения, которые построены на взаимности и включающие переживания другого. Различия между эти типами отношений лежат не только в их природе, но и в том, что есть «Я» в каждом из них. «Я», пишет Бубер, возникает и приобретает очертания в рамках отношений и оно, т.о., связано с «Ты», взаимодействуя с которым каждый раз создается новое «Я». При отношениях «Оно» человек не полностью находиться в «отношениях» - он удерживает часть себе, т.к. в этом случае он занимается категоризацией, анализом и вынесением суждения об «Оно»[4].

Основной способ переживания «Я-Ты» отношений - диалог. В нем «каждый из участников имеет в виду другого или других в их особом бытии и обращается к ним с намерением установить живые взаимоотношения между собой и им». Об этом же писал и В.Франкл когда говорил, что идея встречи в настоящее время упростилась[54]. «Встреча» часто является самовыражением, реализация аффекта, что приводит к тому, что акцент смешается с поворота к другому на самооценку, использование других для решения своих проблем. Это, по словам Бубера, есть «монологи, замаскированные под диалог»[4].

А.Маслоу - один из основателей гуманистической психологии - считал, что действия человека определяются двумя типами мотивов: восполнение дефицита и рост. Он выдел следующие характеристики человека, ориентированного на рост: способность реализации собственного потенциала, большая самодостаточность, меньшая зависимость от подкрепления среды, меньшая потребность в межличностных отношениях, восприятие людей не с позиции полезности («использования»), а с позиции уникальности каждого человека. Т.о., эти люди руководствуются не социальными или средовыми детерминантами, а внутренними. Исходя из этого, Маслоу предложил выделить два типа любви - бытийную и дефицитарную. Сравнивая эти типы Маслоу считал, что для бытийной любви характерны: минимум тревоги-враждебности, независимость, автономность, минимум ревности, большая бескорыстность, альтруистичность, заботливость[26].

Э.Фромм, в одной из своих работ «Искусство любви», также затрагивает вопрос о том, что должны представлять из себя ненуждающиеся отношения. Так же как и многие экзистенционалисты, Фромм считает экзистенциональную изоляцию причиной серьезного беспокойства человека. Рассматривая то, как человечество в ходе своего развития преодолевало эту изоляцию, Фромм пишет, что ни творческая деятельность, ни оргиастические состояния, ни следования обычаям, ни верованиям группы не были достаточными для этого преодоления - они были «частичными ответами». «Полный ответ» - достижение единения с другим человеком в любви[52].

Как и Маслоу, он предложил свою классификацию типов любви. Фромм отличал «симбиотическое слияние», при котором ни один из партнеров не является целостным и свободным, от «зрелой» любви. Последняя есть «союз при условии сохранения индивидуальности ... двое становятся одним и все же остаются двумя»[52, c.210].

Для Фромма важно, что любовь - активный процесс, основанный не на «получении», а на отдаче; «участии», а не «увлечении». К другим характеристикам зрелой любви он относит: заботу, отзывчивость, уважение и знание.

Важное направление психологических исследований одиночества связано с выявлением психологических механизмов и причин одиночества, а также проявлением одиночества.

Большую роль в возникновении чувства одиночества играет застенчивость и невозможность адаптироваться.

К.И.Кутрона приводит психологический портрет одинокого студента университета: «недостаточно уверенный в себе при общении, застенчивый и чувствительный при отказе в контакте». Автор показала также, что субъективная удовлетворенность отношениями — фактор более значимый, чем количество друзей и частота контактов с ними. Чувство одиночества не уменьшается при интенсивном общении, оно может сократиться и даже исчезнуть лишь в доверительных отношениях с ощущением эмоциональной и человеческой близости партнера[18].

Одинокий, не находя друзей, становится аутистичным, чрезмерно закрытым, отчужденным. Человек, выпадающий из привычных, сложившихся социальных связей (при переезде, смене работы, жительства, распаде семьи), свою временную отъединенность может переживать как глобальное одиночество, как личностный крах, может впасть в депрессию (Лабиринты одиночества, 1989).

Джеффри Янг выделил 12 причин возникновения хронического чувства одиночества [63, с. 575-580]:

  1. Неспособность переносить вынужденное уединение.
  2. Низкое самоуважение («Меня не любят, Я — зануда»).
  3. Социальная тревожность (боязнь насмешек, осуждения, чувствительность к чужому мнению).
  4. Коммуникативная неуклюжесть, неумелость.
  5. Недоверие к людям (изоляция, разочарование).
  6. Внутренняя скованность (неспособность раскрыться).
  7. Поведенческий компонент (постоянный выбор неудачных партнеров).
  8. Страх перед соперником, страх быть отвергнутым.
  9. Сексуальная тревожность (невозможность расслабиться, чувство стыда, тревоги).

10.Страх перед эмоциональной близостью.

11.Неуверенная пассивность, нет инициативы, неуверен в своих желаниях.

12.Нереалистические притязания (все или ничего, выбор по образцу).

На переживание состояния одиночества влияют не столько реальные отношения, сколько идеальное представление о том, какими они должны быть. Человек, имеющий сильную потребность в общении, будет чувствовать себя одиноким в том случае, если его контакты ограничены одним-двумя людьми, а он бы хотел общаться со многими; в то же самое время тот, кто не испытывает такой потребности, может вовсе не ощущать своего одиночества даже в условиях полного отсутствия общения с другими людьми.

Одиночество сопровождается некоторыми типичными симптомами. Обычно одинокие чувствуют себя психологически изолированными от остальных людей, не способными к нормальному межличностному общению, к установлению с окружающими интимных межличностных отношений типа дружбы или любви. Одинокая личность – это депрессивная, или подавленная, личность, испытывающего помимо прочего дефицит умений и навыков общения[41].

Одинокий человек чувствует себя не таким, как все, и считает себя малопривлекательной личностью. Он утверждает, что его никто не любит и не уважает. Такие особенности отношения к себе одинокого человека нередко сопровождаются специфическими отрицательными аффектами, среди которых чувства злости, печали, глубокого несчастья. Одинокий человек избегает социальных контактов, сам изолирует себя от других людей. Ему более чем другим людям, присуще так называемое паронормальность, импульсивность, чрезмерную раздражительность, страх, беспокойство, ощущение разбитости и фрустрированности[46].

Одинокие люди более пессимистичны, чем не одинокие, они испытывают гипертрофированное чувство жалости к себе, ожидают от других людей только неприятностей, а от будущего – лишь худшего. Они также считают свою жизнь и жизнь других людей бессмысленной. Одинокие люди малоразговорчивы, ведут себя тихо, стараются быть незаметными, чаще всего выглядят печально. У них нередко отмечается усталый вид и наблюдается повышенная сонливость[46].

Когда обнаруживается разрыв между реальными и действительными отношениями, характерный для состояния одиночества, то разные люди реагируют на это по-разному. Беспомощность как одна из возможных реакций на данную ситуацию сопровождается усилением тревоги. Если люди винят в своем одиночестве не себя, а других, то могут испытывать чувства гнева и горечи, что стимулирует возникновение отношения вражды. Если люди убеждены, что сами повинны в собственном одиночестве, и не верят в то, что могут изменить себя, то они, вероятнее всего, будут опечалены и осудят сами себя. Со временем это состояние может перерасти в хроническую депрессию. Если, наконец, человек убежден, что одиночество бросает ему вызов, то он будет активно против него бороться, предпримет усилия, направленные на то, чтобы избавиться от одиночества[42].

Исследователи приводят перечень типичных эмоциональных состояний, которых время от времени охватывают хронически одинокого человека. Это – отчаяние, тоска, нетерпение, ощущение собственной непривлекательности, беспомощность, панический страх, подавленность, внутренняя опустошенность, скука, охота к перемене мест, ощущение собственной недоразвитости, утрата надежд, изоляция, жалость к себе, скованность, раздражительность, незащищенность, покинутость, меланхолия, отчужденность (список получен методом факторного анализа ответов множества одиноких людей на специальный опросник)[58].

Одинокие люди склонны недолюбливать других, особенно общительных и счастливых. Это – их защитная реакция, которая в свою очередь, мешает им самим устанавливать добрые отношения с людьми. Предполагают, что именно одиночество вынуждает некоторых людей злоупотреблять алкоголем или наркотиками, даже если они сами себя не признают одинокими.

Одинокий человек характеризуется исключительной сосредоточенностью на самом себе, на своих личных проблемах и внутренних переживаниях. Ему свойственна повышенная тревожность и боязнь катастрофических последствий неблагоприятного стечения обстоятельств в будущем.

Общаясь с другими людьми, одинокие больше говорят о самих себе и чаще, чем другие, меняют тему разговора. Они также медленнее реагируют на высказывания партнера по общению.

Таким людям свойственны специфические межличностные проблемы. Они легко раздражаются в присутствии других людей, повышенно агрессивны, склонны к излишней, не всегда оправданной критике окружающих, нередко оказывают психологическое давление на других людей. Одинокие мало доверяют людям, скрывают свое мнение, нередко лицемерны, недостаточно управляемы в собственных поступках[21].

Одинокие люди не могут по-настоящему веселиться в компаниях, испытывают затруднения, когда им необходимо кому-то позвонить, договориться о чем-то, решить какой-либо личный или деловой вопрос. Такие люди повышенно внушаемы или чрезмерно упрямы в разрешении межличностных конфликтов.

Имея неадекватную самооценку, одинокие люди или пренебрегают тем, как их воспринимают и оценивают окружающие, или непременно стараются им понравиться. Одиноких людей особенно волнуют проблемы, связанные с личной общительностью, включая знакомства, представление другим людям, соучастие в разных делах, раскованность и открытость в общении[21].

Одинокие люди в большей степени считают себя менее компетентными, чем неодинокие, и склонны объяснять свои неудачи в установлении межличностных контактов недостатком способностей. Многие задачи, связанные с установлением интимных отношений, вызывают у них повышенную тревожность, снижают межличностную активность. Одинокие люди менее изобретательны в поисках способов решения проблем, возникающих в ситуациях межличностного общения.

Установлено, что одиночество зависит от того, как человек к себе относится, т.е. от его самооценки. У многих людей чувство одиночества связано с явно заниженной самооценкой. Порождаемое ею ощущение одиночества нередко приводит к появлению у человека чувства неприспособленности и никчемности[32].

Ощущение одиночества способно усиливаться или ослабляться в зависимости от динамических изменений в индивидуально принятых стандартах интенсивности нормального межличностного общения или широты контактов с людьми, на которые должен идти человек. Стандарты подобного рода обычно субъективные, точно не определены, но, в общем, неплохо выражаются в суждениях типа: «мне бы хотелось иметь больше друзей», «Никто по-настоящему меня не понимает» и т.п. Вместе с тем такие стандарты относительны, они всегда устанавливаются в сопоставлении с прошлым опытом общения. Небольшое уменьшение числа друзей или человеческих контактов у того лица, которое раньше имело их большое количество, может восприниматься как усиление одиночества, в то время как аналогичные изменения, происходящие в характере межличностных связей у человека, который раньше почти ни с кем не общался и имел ограниченный круг друзей (т.е. их возрастание до того же самого уровня, что и у первого человека), будут, вероятно, восприняты как уменьшение одиночества, т.е. противоположным образом[32].

Одинокие люди нередко видят в самих себе причину своего одиночества, приписывая его к недостаткам характера, отсутствию способностей, личной непривлекательности в большей степени, чем факторам, подвластным сознательному волевому контролю: недостаток собственных усилий, прилагаемых для налаживания контактов, неэффективность применяемых для этого средств и пр. Каузальная атрибуция таких людей характеризуется внутренним локусом контроля и сопровождается ссылкой на такие собственные отрицательные индивидуальные качества, как стеснительность, боязнь получить отказ в попытке установить с кем-то интимные отношения, недостаток знаний о том, как следует вести себя в подобных ситуациях, чтобы укрепить межличностные связи[18].

Предпочитаемый способ реагирования человека на одиночество – депрессия или агрессия – зависит от того, как человек объясняет свое собственное одиночество. При внутреннем локусе контроля чаще возникает депрессия, а при внешнем – агрессия. Повышенная склонность к покорности или, напротив, к проявлению враждебности положительно коррелирует с фактическим одиночеством человека среди людей[18].

Одинокие люди часто чувствуют себя никчемными, некомпетентными, нелюбимыми, и усилению этих самоуничижительных чувств способствует их повышенная самокритичность.

Связь, существующая между низкой самооценкой и одиночеством, объясняется двояким образом. Во-первых, ссылками на то, что низкая самооценка порождает внутреннее самоотчуждение человека; во-вторых, исходя из предположения, что низкая самооценка сопровождается системой таких установок и поведенческих тенденций, которые сами по себе существенно затрудняют межличностное общение[32].

Есть и другие гипотезы, объясняющие феномен одиночества ссылками на межличностные факторы. Одна из них – несоответствие между тремя «Я» индивида: тем, каким он в настоящее время видит себя (реальное «Я»); тем, каким он хотел бы стать (идеальное «Я»), и тем, каким его воспринимают другие (зеркальное «Я»). Экспериментально подтвердилась гипотеза, утверждающая, что субъективные причины одиночества имеют больший вес в его возникновении, чем объективные. Оказалось, например, что многие люди не в состоянии правильно оценить отношение окружающих к ним, так как их самовосприятие не вполне соответствует тому, как их же самих в действительности воспринимают люди[41].

Индивиды, невысоко оценивающие себя, ожидают, что, и другие так же к ним относятся. Такие люди острее многих других реагируют на предложения и отказы в установлении личных контактов с окружающими. Вместе с тем люди с низкой самооценкой особенно отзывчивы к обращениям и просьбам со стороны, реагируя повышенно враждебно на тех, кто лично их отвергает. Эти люди чрезмерно чувствительны к критике и рассматривают ее как подтверждение собственной неполноценности. Они же, как выяснилось, с трудом воспринимают комплименты в свой адрес, более неуверенно ведут себя в обращении и повышенно осторожны.

В целом же низкая самооценка порождает взаимосвязанный комплекс психологически неблагоприятных факторов, препятствующих установлению хороших личных взаимоотношений с окружающими людьми: самоуничижительное сознание и поведение, ощущение собственной некомпетентности и многое другое. Следует иметь виду и то обстоятельство, что длительный опыт одиночества, со своей стороны, может отрицательно влиять на самооценку, делая ее более уязвимой. Неудачи в общении могут усиливать чувства одиночества и, как следствие, снижать самооценку. В низкой самооценке потенциально заложен больший риск одиночества, чем в нормальной, так как низкая самооценка в конечном счете подрывает чувство собственного достоинства у человека[32].

Одним из факторов, способствующих одиночеству, является нежелание человека оказаться в такой ситуации межличностного общения, при которой он подвергается риску получить отказ в установлении нужных для него взаимоотношений, почувствовать смущение и разочарование. Враждебность и пассивность, как возможные причины и одновременно следствия одиночества, часто сопровождают его. Из-за боязни отрицательных результатов проявления инициативы в установлении межличностных контактов человеку становится все труднее преодолевать одиночество, и страх, порожденный прежним неудачным опытом, способствует созданию обстановки, которая еще более усиливает чувство одиночества[41].

Нередко одиночество возникает по независящим от человека причинам. Вдовство, развод или разрыв личных отношений - наиболее распространенные социальные причины, ведущие к одиночеству. В подобных случаях оно зарождается вследствие внезапно возникающей полной или частичной эмоционально-психологической изоляции человека от людей, составляющих привычный круг общения.

Если обобщить различные точки зрения на причины одиночества, то мне близка точка зрения Сейнденберга, который подчеркивает, что истинная причина одиночества - это потеря контакта с самим собой, со своим внутренним "Я". Человек отчуждается от своей собственной человеческой сущности и отсюда его чувство одиночества. Недостаток человеческих связей, одиночество в семье - это все лишь следствия внутреннего одиночества человека, потери им самого себя[48].

Важно, что утрата своего "Я" во всех его тонких проявлениях не так легко осознается. "Я" человека, - пишет Сейнденберг, иногда уходит по каплям и лишь счастливцы слышат предупредительный сигнал"[48, c.413]. Что же такое утрата своего "Я"? Это прежде всего "оторванность от своей творческой и созидательной деятельности", что характерно для жизни в корпоративном обществе, то есть обществе, где человек ощущает себя прежде всего не самостоятельной и самоценной личностью, а членом корпорации. Человек становится жестким, следующим правилам не только на работе, но и дома. Дух корпорации (фирмы) начинает давлеть над всей жизнью человека, определяя ее различные стороны. Так человек перестает размышлять о своей жизни не в контексте своей работы, у него исчезает независимость взглядов и суждений. "Крайности корпоративного конформизма требуют отказа от маленьких радостей, когда можешь быть немного взбалмошным, несколько эксцентричным - когда делаешь что-то свое"[48, c.414].

Что касается специфики женского одиночества, в частности жен служащих, то они также сталкиваются с проблемой одиночества: муж много времени проводит на работе, мало контактов с людьми, замкнутый рамками дома образ жизни. Однако, как и в случае с мужчинами, здесь истинная причина одиночества не только в отсутствии контактов с людьми. "Именно тогда, когда потеряно свое "Я" или когда прервана связь с "Я", - отмечает Сейнденберг, - и возникает отчаянная потребность в "другом человеке". В этом случае пребывание в одиночестве становится особенно страшным, так как дома в буквальном смысле нет никого. Дом пуст, потому что пуст человек"[48, c.425].

Итак, если в период ранней взрослости человек начинает страдать от одиночества, то причина этого, как следует из приведенного выше материала, скорее всего связана с самоотчуждением человека, с потерей им своего "Я". Это значит, что человек не осознает истинные цели своего существования, не ощущает свою жизнь как творческий процесс, а пытается заполнить ее строго регламентированной деятельностью в корпорации (мужчины), либо рутинной работой по дому (женщины). Если же человек чувствует связь со своим "Я", то оставшись один, человек вовсе не обязательно будет чувствовать себя одиноким, скорее, он будет использовать эту ситуацию для творчества, саморазвития и т.п.

 

Выводы:

  1. У исследователей нет единого мнения по поводу природы и сущности одиночества. В то же время, все исследователи сходятся на том, что одиночество связано с переживанием человеком его оторванности от сообщества людей, истории, семьи, природы, культуры. Причем современный человек ощущает одиночество наиболее остро в ситуациях интенсивного принудительного общения, когда человек чувствует тягостный разлад с самим собой, страдание и кризис своего «Я», оторванность и лишение смысла мира.
  2. Одиночество – особая форма переживания и осознания самого себя, как покинутого, оторванного, забытого, обделенного, потерянного ненужного, бесприютного. Это раскол отношений и связей человека с внешним миром.
  3. В литературе по проблеме одиночества высказано много всевозможных предположений о типологиях этого состояния. Различия между типологиями проводятся по трем основным измерениям, касающимся оценки индивидом его (ее) социального положения, типа испытываемого им дефицита социальных отношений и временной перспективы, связанной с одиночеством.
  4. Исследователи выделяют много факторов, влияющих на одиночество, которые разделяются на две большие группы: личностные и внешние.
  5. Большую роль в возникновении чувства одиночества играет застенчивость и невозможность адаптироваться. Установлено, что одиночество зависит от того, как человек к себе относится, т.е. от его самооценки. У многих людей чувство одиночества связано с явно заниженной самооценкой. Порождаемое ею ощущение одиночества нередко приводит к появлению у человека чувства неприспособленности и никчемности.
  6. Однако как бы ни тяжело было одиночество для человека всегда существуют пути его преодоления. Стержневой проблемой в этом направлении является создание продуманной системы формирования и развития гуманистического по своим характеристикам коммуникативного ядра в личности на всех ступенях ее онтогенеза. А это предполагает постоянное внимание к развитию у индивида до высокого уровня способностей к познанию другого человека и самопознанию, отношения к другому как к высшей ценности и умения творчески строить непосредственное общение с ним. Чтобы у человека действительно не возникли непреодолимые трудности в общении, мало одного успешного усвоения той технологии общения, еще необходимо, чтобы за этой технологией стояло действительно глубоко гуманное содержание той личности, которая ею активно пользуется.

 

 

1.2 Период ранней взрослости и проблема женского одиночества

 

Как уже отмечалось в предыдущем разделе работы, на одиночество оказывают влияние разнообразные факторы, связанные как с личностными особенностями человека, так и внешними параметрами. Одним из факторов, оказывающих важное влияние на возникновение и переживание одиночества, является возраст, то есть психологические особенности того или иного периода возрастного развития. Как известно каждый возрастной этап несет в себе определенные задачи развития и от успешности их решения индивидом во многом зависит и особенности переживания им одиночества. Сказанное делает очевидным необходимость в рамках темы данного исследования изучение психологических особенностей периода ранней взрослости.

Ранняя взрослость рассматривается как возраст: от 21 года до 25 лет Д.Бромлеем; Дж.Биррен выделяет для этого возраста период 17-25 лет; в периодизации Э.Эриксона это возраст от 20 до 25 лет[37].

Главные проблемы, требующие, своего разрешения в период ранней взрослости,— это достижение идентичности (в противоположность смешению ролей) и близости (в противоположность изоляции). Близость требует установления приносящих взаимное удовлетворение тесных отношений с другим человеком и представляет собой единение двух идентичностей, но без утраты каждым индивидуумом своих неповторимых особенностей, Изоляция же наступает в результате невозможности или неспособности достичь взаимности, иногда вследствие того, что идентичность индивидуума настолько слаба, что возникает риск потерять себя при единении с другими[36].

Период ранней взрослости в теории возрастного развития Э.Эриксона – это период от конца юности до начала среднего возраста. Это время ухаживания мужчины за женщиной и ранние годы их семейной жизни. Эриксон, учитывая уже совершившееся на предыдущем этапе опознание «Я» и включение человека в трудовую деятельность, указывает на специфический для этой стадии параметр, который заключен между положительным полюсом близости и отрицательным одиночества[62].

Под близостью Эриксон понимает не только физическую близость двух людей, но и способность одного человека заботиться о другом и делиться с ним всем существенным без боязни потерять при этом себя. С близостью дело обстоит так же, как с идентификацией: успех или провал на этой стадии зависит не прямо от родителей, но лишь от того, насколько успешно человек прошел предыдущие стадии. Так же как в случае идентификации, социальные условия могут облегчать или затруднять достижение близости[62].

Понятие близости между людьми не обязательно связано с сексуальным влечением, оно распространяется и на дружбу. Между однополчанами, сражавшимися бок о бок в тяжелых боях, очень часто образуются тесные связи, которые могут служить образцом близости в самом широком смысле этого слова. Но если ни в браке, ни в Дружбе человек не достигает близости, тогда, по мнению Эриксона, уделом его становится одиночество — состояние человека, когда ему не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться[62].

Период ранней взрослости характеризуется изменением мотивационной сферы жизни. Изменения мотивов поведения человека лишь в незначительной степени обусловлены специфическими возрастными изменениями, происходящими в организме. Прежде всего они определяются личными, социальными и культурными событиями и факторами: решаются конфликты юношеского периода, происходит поиск своего места, связывание себя обязательствами, предполагающими стабильное предсказуемое будущее.

Молодой человек, вступающий во взрослую жизнь, стоит перед необходимостью выбора и решения многих проблем, среди которых наиболее важными являются брак, рождение детей, выбор профессионального пути. Данные события носят характер нормативных, так как их наступление ожидается и чаще всего происходит в определенное время у большинства людей. Именно эти события требуют принятия особенных решений, в русле которых поддерживаются, расширяются или подрываются ранее сложившиеся взгляды, формируются новые мотивы поведения.

Кроме нормативных событий этого периода, мотивационная система человека может существенно корректироваться вследствие ненормативных событий. Это связано с еще не устоявшейся системой ценностей и эмоциональной чувствительностью молодой личности.

К ненормативным относятся события, случившиеся совершенно неожиданно: внезапная смерть близкого человека, любимого, потеря работы и т.д. Подобные события зачастую побуждают молодого человека к неадекватным поступкам, которые в свою очередь могут коренным образом изменить последующую жизнь.

С возрастом импульсивность поведения человека начинает уменьшаться вне зависимости от нормативных или ненормативных событий, а осознание внешних и внутренних обстоятельств — усиливаться. Это позволяет человеку принимать более взвешенные решения и приводит к большему проникновению в причины своих поступков и поступков других людей. Таким образом, происходит становление социально зрелой взрослой личности[38].

Период ранней взрослости можно по-другому назвать периодом начинаний[25]. Действительно, во всех областях взрослой жизни, будь то личная жизнь или профессиональная, молодой человек стоит в самом начале пути. Это начало, безусловно, связано с определенными планами и надеждами, большинство которых сложилось еще в юношеский период. Однако эти надежды по своей сути являются мечтами, которые необходимо осуществить, чтобы достигнуть желаемого. Поэтому одной из наиболее важных задач молодой личности является необходимость увязать мечту и реальность, желаемое и действительное.

Строя планы на будущее, большинство молодежи не отдает себе отчет в том, что реальное будущее — это не будущее вообще, а будущее определенным образом построенного настоящего.

Мечта лишена непосредственного побуждения. В связи с этим очень часто мечты о взрослых достижениях слабо связаны с реальностью. Мечтой может быть конкретная цель. Постановка перед собой перспективных целей, настойчивость в поиске путей решения намеченных задач, ощущение того, что жизнь имеет смысл, — все эти стремления в ранней взрослости не развиты полностью, а находятся в стадии становления.

Цели, которые ставят перед собой молодые люди, часто бывают либо нереальными, либо фиктивными — их соотнесенность с реальностью трудно, а иногда и невозможно проверить или подтвердить. Часто они определяются непомерным уровнем притязаний или тем жизненным сценарием, который определили родители. В этом случае установка типа «Главное — высшее образование, а какое — не важно» или «Не получилось у меня, получится у моего ребенка» подменяет реальность нереализованными мечтами других людей. Результатом такого выбора жизненного пути зачастую становится разочарование и потеря смысла жизни, а мечта о взрослых достижениях может так и остаться фантазией[36].

Подобная мотивационная установка является достаточно распространенной. В возрасте 22-28 лет молодые взрослые исходят из ложной посылки, которая отражает несовершенство и зависимость от родителей формирующейся системы ценностей, взглядов и убеждений: «Успеха можно достичь, если идти по пути родителей и проявить при этом силу воли и упорство. Но если я потерплю крах, окажусь в тупике; устану или просто не справлюсь, они вмешаются и укажут мне правильный путь». Чтобы побороть это представление, молодой мужчина или женщина должны полностью взять на себя ответственность за свою жизнь, отказавшись от ожидания постоянной помощи со стороны родителей. Это подразумевает нечто большее, чем освободиться от власти родителей. При реализации собственной мечты от молодых людей требуется активное позитивное строительство взрослой жизни — самостоятельный выбор жизненной стратегии с учетом окружающей реальности и своих возможностей.

Необходимость выбора собственной жизненной стратегии — а общий принцип как для молодых мужчин, так и для молодых женщин. Он не зависит от того, что их мечты существенно отличаются друг от друга. Так, Левинсон в своих исследованиях указывает на то, что для женщин свойственна раздробленность в мечтах, в то время как мечты мужчин носят однородный характер и связаны с достижениями на работе. Женщины мечтают о замужестве и карьере, при этом больший вес придается именно браку. Только около 18% женщин связывают свои мечты исключительно с успехами на работе. В то же время всего чуть более 15% ограничивают свои планы на будущее традиционными ролями жены, матери, помощницы. Однако даже те женщины, которые мечтают и о карьере и о браке одновременно, учитывают интересы мужей, органичивая свои мечты, касающиеся личных достижений на работе[36].

Эти различия, по-видимому, связаны у мужчин и женщин с разными мотиваторами, то есть с теми факторами, которые участвуют в мотивационном процессе и обусловливают принятие решения, или, по-другому, мотивационными детерминантами.

Психологические исследования показывают, что при принятии решений мужчинам свойственно опираться на мотиватор «потребность», а женщинам — «долженствование». Это согласуется с данными других авторов, доказывающих большую предрасположенность женщин к усвоению общественных норм и требований.

Большая социальная адаптированность девушек приводит к тому, что они оказываются раньше юношей подготовленными к семейной жизни с ее ограничениями и обязанностями, умением соотносить свои желания с потребностями другого человека, с необходимостью строить интимные отношения не только в сексуальном плане, но и в социальном.

По мнению Эриксона, готовность человека к семейной жизни проявляется именно с того момента, когда он осознает, что готов к особенным интимным чувствам, которые подразумевают соединение двух людей без опасения некой потери в себе[57].

Процесс образования семейной пары — обычное явление в период ранней взрослости. Большая часть молодежи в планах готова к этому, однако сроки их реализации могут быть самыми различными. Образовавшаяся собственная здоровая семья продолжает обеспечивать особую потребность каждого человека, которую Э.Фромм назвал потребностью в установлении связей (раньше это делала родительская семья)[52].

Устанавливая особые интимные отношения, человек получает возможность о ком-то забояться, принимать в ком-то участие, нести ответственность за кого-то, создает условия собственной безопасности и защищенности. При этом, как показывaют исследования, мотивы создания союза у молодых людей бывают совершенно различными.

Мотивация брака включает в себя по крайней мере 5 основных мотивов: любовь, духовную близость, материальный расчет, психологическое соответствие, моральные соображения. Среди тех, кто вступил в супружеский союз по любви и общности взглядов, максимальное количество удовлетворенных и минимальное — неудовлетворенных. Важно единство этих двух мотивов. Разочарование семьей и браком оказалось более вероятным у тех, кто ориентировался исключительно на свои чувства без необходимой для их сохранения духовной общности супругов. По мнению некоторых исследователей, в большом числе случаев любовь оказывается фактором, препятствующим сохранению союза[15].

Под романтическим покровом любви люди очень часто забывают тот элементарный факт, что, сколь бы супруги ни любили друг друга, в своей семье они будут просто обязаны выполнять обычные для каждой супружеской пары функции. Кроме того, многие, особенно молодые женщины, вступают в брак с целью обрести собственную идентичность в другом человеке и благодаря ему. Результатом такого «эксперимента», зачастую ведущим к распаду семьи, оказывается либо разочарование, либо формирование патологической зависимости.

Итак, важной задачей, которую решают люди в период ранней зрелости является проблема создания собственной семьи. Это не просто инстинктивное стремление разнополых существ навстречу друг другу, а сложный социально-психологический процесс, в основе которого, по мнению Э. Эриксона, лежит достаточно сформированная духовная зрелость, которая побуждает человека к поиску интимной психологической близости, к единению против изоляции и одиночества[62].

Вступая в самостоятельную жизнь, молодой человек в возрасте 20 лет и старше оказывается один перед лицом огромного и пока малопонятного мира. Для преодоления этого одиночества требуется «родственная душа», «вторая половина». Сексуальная привлекательность при выборе партнера играет, конечно, важную роль, и часто именно она оказывается причиной допущенных при выборе супруга ошибок. Однако духовная и эмоциональная общность, сочувствие, соучастие оказываются важнее. Неслучайно поэтому в качестве мотивов вступления в брак респонденты называют потребность в том, чтобы «чувствовать себя нужным, заботиться» (36,8%) и «чтобы рядом был человек, который поймет и поддержит в любой жизненной ситуации» (44,6%)[27].

Стремление к обретению стабильности и уверенности перед лицом жизни приводит к тому, что абсолютное большинство браков заключается в возрасте 20-28 лет. При этом юноши женятся в среднем в возрасте 24 лет, девушки выходят замуж в 20-24 года[19].

Именно стабильность является базовой семейной ценностью. Стабильность обеспечивает человеку регулярное и гарантированное удовлетворение его потребностей: физиологических, жилищных, досуговых, потребностей в безопасности, уверенности в завтрашнем дне, привязанности, постоянстве окружения, в принадлежности, в общении, заботе, внимании, уважении, признании и высокой оценке. Производными (или метаценностями) являются для человека: теплота семейных отношений, взаимное уважение, поддержка[30].

Неудача построения семейной жизни накладывает определенный отпечаток на последующее поведение человека, корректируя его представление, а иногда и ценностное отношение к совместному проживанию с другим человеком. Однако статистические данные показывают, что более половины разошедшихся супругов вступают в повторные браки, стараясь снова создать семью. При вступлении в брак третий и даже четвертый раз у некоторых людей процесс построения семейной жизни занимает весь возрастной период ранней взрослости, часто продолжаясь дальше. Разочаровываясь, молодые люди, побуждаемые необходимым чувством заботы о других и потребностью в новой любви, заботе о себе, ищут новых партнеров, предпочитая новые браки или сожительство. Другие же люди остаются одинокими.

Мотивационной установкой в пользу выбора одинокого образа жизни часто оказывается желание избежать множества проблем, которые может нести неудачное супружество. Оставаясь одиноким, молодой человек не ограничивает собственной свободы, не испытывает ощущений скуки, досады, раздражения, сексуальной неудовлетворенности и одиночества от общения с «надоевшим» человеком.

В то же время такое отношение к жизни нередко приводит к тому, что человек оказывается поглощенным только самим собой. Реализуя потребность в самоозабоченности, эти люди стараются огородить себя от любого проявления настоящей вовлеченности в близкие отношения, так как требования и риск, связанные с интимностью, представляют для них угрозу собственной свободе. В результате человек занимает позицию отчужденности и незаинтересованности в любых отношениях, как в личных, так и в социальных. Таким образом, выбор между стремлением к свободе и стремлением к защищенности и безопасности, которые достигаются в здоровой семье, делается в пользу свободы.

По мнению Карен Хорни, корни такого поведения кроются в детских взаимоотношениях с родителями, когда родительская семья не удовлетворяла потребности ребенка в любви, не обеспечивала ощущения достаточной безопасности, формируя установку базальной тревоги и недоверия по отношению к окружающему миру. В свою очередь, ощущение недостаточной безопасности и беспомощности приводит к формированию различных защитных стратегий; некоторые из них в последующем человек пытается неутомимо воплотить в жизнь. Карен Хорни описала десять таких стратегий, получивших название невротических потребностей. В целом эти потребности присутствуют у всех людей, но в случае их невротического характера человек может превратить удовлетворение какой-либо потребности в способ жизни. Так, при испытывании избыточной потребности в независимости и самодостаточности возможно избегание любых отношений (в том числе и семейных), предполагающих взятие на себя каких-либо обязательств[57].

Многие представления о себе, которые формировали Я-концепцию человека в период его взросления и продолжают обогащать ее уже у взрослой личности, по-прежнему основываются на собственном организмическом оценочном процессе (здоровый — нездоровый, красивый — некрасивый, счастливый — несчастливый и т. д.). Этот процесс связан с тенденцией актуализации. Таким образом, Я-концепция формируется в связи с самоактуализацией личности, стремление к актуализации — мотивирующий стимул развития Я-концепции[9].

Однако у взрослого человека этот процесс в большей мере, контролируется принятыми личностью социальными (культурологическими, нравственными и др.) понятиями и ценностями. В соответствии с представлениями, устремленностями, критериями оценки определенных социальных групп, к которым относится личность, у нее возникают различные представления относительно личной направленности и способов самоактуализации. Я-концепция включает в себя, следовательно, и то, что связано с определенными стремлениями в самоактуализации. Таким образом, возникает конфликт взаимообусловленности.

Конфликт между стремлениями к актуализации и Я-концепцией, которая является подсистемой стремления актуализации, препятствует правильному восприятию как внутреннего, так и внешнего опыта.

Личностный опыт не всегда согласуется с Я-концепцией. Это рассогласование воспринимается как угроза Я-концепции[9].

В зависимости от степени угрозы, которую несет собой опыт, человек может защищать свою Я-концепцию, отвергая опыт или искажая его восприятие. Люди, в особенности взрослые, психологически благополучны в той степени, в какой их представления о себе позволяют им воспринимать важный для них опыт. Эту возможность обеспечивает константное ядро Я-концепции.

«Оболочка» Я-концепции взрослого включает в себя многофакторный Я-образ, а также изменяющиеся положительные и отрицательные самооценки.

Различие между Я-образом и Я-концепцией увеличивается с взрослением и состоит в том, что Я-концепция взрослого не всегда соответствует его собственному Я-образу (отражающему преимущественно личностные переживания). Конгруэнтность Я-концепции и различных аспектов Я достигается посредством самоактуализации. Актуальный жизненный опыт взрослого человека меняет Я-концепцию, преобразуя ее в связи с новым возрастно-психологическим контекстом.

Социальная взрослость характеризуется степенью успешности в освоении и исполнении социальных ролей. Соответственно, более актуальными становятся частные Я-концепции, определяемые содержанием (тем или иным социальным контекстом) роли: сексуального партнера, супруга, родителя, профессионала, руководителя — подчиненного и т. д.

Я-концепция взрослого продолжает развиваться под воздействием различных внешних и внутренних стимулов. Особенно важны для него контакты со значимыми другими, которые на этапе ранней взрослости продолжают оказывать влияние и во многом определять представление индивида о самом себе. Однако Я-концепция взрослого человека, являясь активным элементом его личности, сама становится важным фактором в интерпретации опыта.

В соответствии со своей Я-концепцией личность интерпретирует свои действия и действия других в конкретной ситуации. Кроме того, у человека создаются определенные ожидания и представления о том, что может или должно произойти при развитии конкретной ситуации. Некоторые исследователи даже считают эту функцию Я-концепции центральной. Так, например, люди, уверенные в собственной значимости, ожидают, что и другие будут относиться к ним таким же образом. Те же, кто обычно сомневается в своей ценности, заранее убеждены в негативном отношении к себе со стороны других. В результате они начинают избегать всяких социальных контактов, так как всегда ожидают, что будут отвергнуты. В основе таких отношений, складывающихся между ожиданиями и поведением, по мнению Р.Бернса, лежит механизм самореализующегося пророчества[9].

На этапе ранней взрослости самореализующиеся пророчества формулируются на основе собственного опыта и знаний, которые приобретены личностью на пути ее индивидуального развития, а также в связи с установками в самовосприятии, созданными на основе оценок значимых других. Личность в начале самоактуализации часто использует «пророчества» значимых других  для обозначения направления своего развития, выбора целей и средств их достижения. Часто «пророчества» других интериоризируются личностью в самоопределения.

Из обобщения экспериментальных исследований отечественных и зарубежных ученых И.С.Кон делает вывод, что мужской Я-образ содержит преимущественно информацию о значимости Я в трудовых, деловых, спортивных и сексуальных сферах. Молодые женщины в Я-образе отражают преимущественно то, насколько они внешне привлекательны. Молодые мужчины склонны переоценивать свои качества, будь то положение в группе или личные способности. Женские самооценки обычно скромны и реалистичны. С точки зрения И.С.Кона, завышенные самооценки помогают мужчинам соответствовать стереотипам маскулинности[13].

Исследование Т.В.Андреевой посвящено изучению самооценки интересов и активности мужчин и женщин через несколько лет после окончания вуза по одной из наиболее творческих специальностей — архитектуре. Косвенно эти данные позволяют судить об особенностях Я-концепции молодых мужчин и женщин. Так, на основании выделенных в исследовании основных типов направленности интересов в различных сферах деятельности можно сделать следующие выводы[2]:

1. У мужчин Я-концепция отмечается большей направленностью на самоактуализацию в творчестве, а Я-образ моделирует и осознает себя преимущественно в сферах: «работа», «любовь», «познание», с некоторым игнорированием Я-образа, связанного с семейными ролями.

2. У женщин Я-концепция, наряду с «мужскими» типами направленности самоактуализации (познание, творчество), содержит и специфические женские модели Я-образа, связанные с семьей, любовью, материально обеспеченной жизнью. Интересно и то, что для многих женщин такой «саморазвивающий прогноз» совпадал с их реальным Я-образом. Это объяснялось тем, что женщины-архитекторы с идеальным Я-образом, в котором акцентировалась семейная роль, часто работали не по основной профессии, но находили работу на неполный день (ведение кружков или научная работа), с тем чтобы иметь возможность заниматься семьей и детьми.

Вывод Т.В.Андреевой о том, что молодые мужчины с направленностью на творчество имеют более сбалансированные приоритеты, дает основание предположить, что и Я-концепция мужчин (возможно, не только творчески ориентированных) более сбалансирована, тогда как у большинства женщин (не только творческих профессий) в Я-концепции преобладает семейная направленность. В связи с этим Я-концепция наиболее творчески активных женщин менее сбалансирована и более динамична[2].

Н.Н.Обозов на основе исследований ряда авторов подчеркивает следующие психологические различия между мужчинами и женщинами. Существуют различия между полами по отношению к похвале и вознаграждению. Женщина, даже если она понимает, что работа сделана хорошо, все равно испытывает потребность в том, чтобы работа была отмечена окружающими людьми. Мужчины также любят получать вознаграждение за свой труд, но если мужчина уверен, что он сделал хорошую работу, то он будет иметь высокое мнение о себе даже в том случае, если его работа не признается окружающими. Мужчины более независимы в самооценке от мнения окружающих[28].

Я-концепция женщин более индивидуализирована, в отличие от мужской — более социализированной.

Женщины больше, чем мужчины, нуждаются в интимности и доверительности отношений с конкретным человеком. Это позволяет считать, что Я-концепция женщин более индивидуализирована, в отличие от мужской — более социализированной. Если реальный Я-образ женщины достаточно далек от идеальной модели Я-образа (например, женщина не имеет доверительных личных отношений), то она чувствует свою ущемленность больше, чем мужчина. Кроме того, женщины чаще используют психологические защиты (стабилизирующие Я-концепцию), маскирующие самовосприятие неудовлетворительной реальности. Способность сублимироваться также лучше развита у женщин (например, общение с ребенком), в то время как психологические защиты мужчин более прямолинейны в своей рациональности или иррациональности (например, алкоголизация).

 

Вывод:

В данном разделе работы были рассмотрены психологические особенности возрастного периода ранней взрослости, позволяющие более адекватно представить особенности женского одиночества в этом возрасте.

  1. Главные проблемы, требующие своего разрешения в период ранней взрослости,— это достижение идентичности и близости. Близость представляет собой единение двух идентичностей, но без утраты каждым индивидуумом своих неповторимых особенностей.
  2. Молодой человек, вступающий во взрослую жизнь, стоит перед необходимостью выбора и решения многих проблем, среди которых наиболее важными являются брак, рождение детей и выбор профессионального пути. Именно эти события требуют от него принятия особенных решений. Таким образом поддерживаются, расширяются или подрываются ранее сложившиеся взгляды человека, формируются новые мотивы его поведения.
  3. Если у мужчин в 20-23 года на первом месте стоят творчество и работа, для женщин 20-23 лет характерна ценностная ориентация на любовь и создание семьи.
  4. Желание молодых людей заключить супружеский союз может быть обусловлено по крайней мере 5 основными мотивами. Это — любовь, духовная близость, материальный расчет, психологическое соответствие и моральные соображения. Единство первых двух мотивов определяет тенденцию долгосрочного сохранения благополучных брачных отношений.
  5. Многие представления о себе, которые формируют Я-концепцию в период взросления, продолжают обогащаться опытом активного самопроявления личности как сексуального партнера, супруга, родителя, профессионала и гражданина.
  6. Женщины больше, чем мужчины, нуждаются в интимности и доверительности отношений с конкретным человеком. Это позволяет считать, что Я-концепция женщин более индивидуализирована, в отличие от мужской — более социализированной.

 

 

Глава 2. Эмпирическое исследование одиночества женщин ранней взрослости

2.1 Процедура исследования

 

Цель эмпирического исследования – изучение психологических особенностей одиночества женщин ранней взрослости и личностных факторов одиночества.

Испытуемые.

В исследовании приняли участие 30 женщин, возраст от 22 до 28 лет, 60% замужем, 40% не замужем; 30%; высшее образование, 70% среднее и среднее специальное.

Гипотеза исследования – определенные личностные особенности женщин ранней взрослости детерминируют виды переживания одиночества.

Методики исследования.

1. Методика  диагностики уровня субъективного ощущения одиночества (Д.Рассел и М.Фергюссон)

Используется для определения степени индивидуального ощущения одиночества у испытуемых.

Испытуемому предлагается 20 утверждений, которые он должен оценить с точки зрения частоты их проявления применительно к собственной жизни при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иногда», «редко», «никогда». Выбранный вариант отмечается знаком «+».

Бланк ответов приведен в приложении 1.

Максимально возможный показатель одиночества по данной методике - 60 баллов. Высокую степень одиночества показывают от 40 до 60 баллов, от 20 до 40 баллов - средний уровень одиночества, от 0 до 20 баллов - низкий уровень одиночества.

 

 

2. Методика определения видов одиночества (С.Г.Корчагина).

В основу методики определения видов одиночества С.Г.Корчагиной положена авторская модель внутриличностного генезиса состояния одиночества. Одиночество рассматривается как внутриличностный феномен, возникающий вследствие «разбалансировки» в действии механизмов идентификации и отчуждения.

В результате тестирования по данной методике испытуемый может набрать от –58 до 58 баллов, отражающих вид переживаемого им одиночества:

От –58 до –45 – диссоциированный вид одиночества

Крайняя выраженность идентификации и обособления и резкой их сменой.

Характерные черты: свойственны черты отчуждающего и диффузного одиночества, интелектуальные типы, стремящиеся найти выход из все более одолевающего их чувства одиночества, рефлексирующие.

От – 44 до – 15 – отчуждающее одиночество (обособление)

Человек проявляет тенденции к отчуждению от других людей, норм, правил. Он оберегает, охраняет своё «Я» (по очень индивидуальным причинам), много размышляет, рефлексирует, очень часто обвиняет себя во всех жизненных неурядицах, проблемах. Осознаёт своё одиночество и винит в нём себя. Такие люди обычно много работают с собой в психологическом плане. Человек замыкается в себе. Ослабляются связи с внешним миром, другими людьми, углубляются и обостряются негативные переживания одиночества. Люди, переживающие такое состояние, обращаются за помощью именно с проблемой одиночества.

Характерные черты: возбудимость, тревожность, циклотимность характера, противоборство в конфликтах, выраженная неспособность к сотрудничеству, низкая эмпатия, подозрительность и зависимость в межличностных отношениях, высокий уровень личностной направленности, средний коммуникативный уровень.

 

 

От –14 до +14 – управляемое одиночество (уединенность)

Человек проявляет тенденцию к использованию состояния одиночества во благо себе. Производят впечатление человека, который с одной стороны, не переживает  одиночество, а с другой стороны, человека, находящегося в этом состоянии. Такие люди характеризуются психологической устойчивостью личности, динамическим равновесием процессов идентификации и обособления

Характерные черты: личностные черты  и характерологические особенности не противоречат друг  другу, им свойственна внутриличностная гармония.

От +15 до +44 – диффузное одиночество (идентификация)

Человек проявляет тенденции от обособлению от собственного «Я». Человек как бы растворяется в других, сливаясь поочередно с каждым, со временем утрачивая собственное «Я». Чем более длителен этот процесс, тем больше объектов для идентификации требуется такому человеку. Идентификация легче с тем, кто в данный момент переживает острое эмоциональное потрясение. Человек как бы живет чувствами других людей , по каким-то причинам игнорирую собственные переживания. Сочетание противоречащих личностных и поведенческих характеристик

Характерные черты: возбудимость, тревожность, эмотивность характера, сопротивление и приспособление к конфликтам, наличие всех уровней эмпатий, подозрительность в межличностных отношениях, средний уровень межличностной направленности, низкий  уровень коммуникативной направленности.

От +45 до 58– диссоциированный вид одиночества

Крайняя выраженность идентификации и обособления и резкой их сменой.

Характерные черты: свойственны черты отчуждающего и диффузного одиночества, интеллектуальные типы, стремящиеся найти выход из всё более одолевающего их чувства одиночества, рефлексирующие.

Таким образом, данная методика позволяет выявить 4 вида одиночества, переживаемого индивидом:

1)    отчуждающее одиночество;

2)    диффузное одиночество;

3)    диссоциированное одиночество;

4)    управляемое одиночество (уединенность).

3. Методика многофактороного исследования личности Р.Кеттелла.

Методика многофактороного исследования личности Р.Кеттелла позволяет выявить 16 индвивидуально-психологических особенностей испытуемых. Эта методика позволяет выявить выраженность 16 факторов, отражающих:

  • интеллектуальные особенности (B, M, Q1);
  • эмоционально-волевые особенности (C, G, I, O, Q3, Q4);
  • коммуникативные свойства и особенности межличностного взаимодействия (A, H, F, E, Q2, N, L).

Фактор А — «замкнутость — общительность».

Фактор В — «интеллект».

Фактор С — «эмоциональная неустойчивость — эмоциональная устойчивость».

Фактор Е — «подчиненность — доминантность».

Фактор F — «сдержанность — экспрессивность».

Фактор G — «подверженность чувствам — высокая нормативность поведения».

Фактор Н — «робость — смелость».

Фактор I — «жестокость — чувствительность».

Фактор L — «доверчивость — подозрительность».

Фактор М — «практичность — развитое воображение».

Фактор N — «прямолинейность — дипломатичность».

Фактор О — «уверенность в себе — тревожность».

Фактор Ql — «консерватизм —радикализм».

Фактор Q2 — «конформизм — нонконформизм».

Фактор Q3 — «низкий самоконтроль — высокий самоконтроль».

Фактор Q4 — «расслабленность — напряженность».

По каждому из факторов (кроме В, по нему 8 бальная шкала) получаются сырые баллы (12 бальная шкала), которые затем переводятся в стены по специальной таблице (10 бальная шкала). Большее численное значение соответствует большей выраженности данного фактора. Установлены следующие нормы выраженности факторов:

низкий уровень – 1-4 балла;

средний уровень – 5-6 баллов;

высокий уровень – 7-10 баллов.

 

2.2 Результаты исследования и их анализ

 

В ходе психодиагностического обследования испытуемых были получены эмпирические данные об уровне субъективного ощущения одиночества, о проявлении одиночества, а также выраженность личностных черт женщин ранней взрослости. Эти данные приведены в сводной таблице 1 (приложение 2). В первом столбце таблицы 1 приведен порядковый номер испытуемого, во втором – его фамилия. В третьем и четвертом столбцах таблицы 1 приведены данные о выраженности у испытуемых уровня одиночества (данные приведены в баллах). В следующих 16 столбцах таблицы 1 приведены данные о выраженности у испытуемых личностных параметров (16 факторов Кеттелла); приведены стеновые баллы (по шкале 1-10).

Используя данные об уровне одиночества, полученные по методике С.Г.Корчагиной, выделим группы в соответствии с выраженностью вида одиночества:

¨    диффузное одиночество,

¨    отчуждающее одиночество;

¨    диссоциированное одиночество;

¨    управляемое одиночество (контрольная группа).

В таблице 2 приведено распределение испытуемых по группам в соответствии с видом переживаемого одиночества.

Таблица 2. Распределение испытуемых по группам в соответствии с видом переживаемого одиночества.

Вид одиночества

Количество испытуемых

Диффузное одиночество

12

Отчуждающее одиночество

6

Диссоциированное одиночество

3

Управляемое одиночество (контрольная группа)

9

 

Как видно из таблицы 2, в наибольшей степени в группе женщин ранней взрослости представлено диффузное одиночество. Это значит, что 40% женщин ранней взрослости, принявших участие в исследовании, проявляют тенденции по обособлению от собственного «Я». Им свойственно как бы растворяться в других, сливаясь поочередно с каждым, со временем утрачивая собственное «Я». Чем более длителен этот процесс, тем больше объектов для идентификации требуется этим женщинам. Идентификация для них легче с тем, кто в данный момент переживает острое эмоциональное потрясение. Эти женщины как бы живут чувствами других людей, по каким-то причинам игнорирую собственные переживания.

У 20% испытуемых выражено отчуждающее одиночество. Этим женщинам свойственно проявлять тенденции к отчуждению от других людей, норм, правил. Они оберегают, охраняют своё «Я», много размышляют, рефлексируют, очень часто обвиняет себя во всех жизненных неурядицах, проблемах. Они достаточно четко осознают своё одиночество и винят в нём себя. Для них характерна замкнутость, ослабленные связи с внешним миром.

Для 10% испытуемых характерно диффузное одиночество, выражающееся в крайней выраженности идентификации и обособления и резкой их сменой.

И, наконец, в контрольную группу – испытуемые с уровнем одиночества, принимаемым за норму – вошло 30% женщин ранней взрослости. Для этих женщин характерна психологическая устойчивость личности, динамическое равновесие процессов идентификации и обособления.

По четырем выделенным группам испытуемые распределились следующим образом:

1 группа (диффузное одиночество): Мельникова В., Горелова М., Спиридонова В., Сминова С., Гуревич В., Кузнецова А., Кудряшова А., Сергеева В., Моисевич В., Павлухина В., Омельченко Д., Попова А.

2 группа (отчуждающее одиночество): Аверина Д., Еремеева С., Тягунова Д., Коновалова Н., Семкина М., Николаенко А.

3 группа (диссоцированное одиночество): Егорова В., Федосеева В., Тискевич М.

4 группа – контрольная – (уединенность): Хроленко Р., Шевцова С., Дыхта К., Козлова А., Пашкова Л., Иванова В., Некрасова М., Левченко А., Вещалова Д.

Анализ социально-демографических характеристик в выделенных группах показывает следующее:

¨    В первой группе испытуемых – переживающих диффузное одиночество, связанное с чрезмерной выраженностью процессов идентификации – 10 человек замужем (55% от всех замужних); 2 человека имеют высшее образование (20% от всех испытуемых имеющих высшее образование).

¨    Во второй группе испытуемых – переживающих отчуждающее одиночество, связанное с чрезмерной выраженностью процессов обособления – 1 человек замужем (6% от всех замужних); 5 человек имеют высшее образование (50% от всех испытуемых имеющих высшее образование).

¨    В третьей группе испытуемых – переживающих диссоциированное одиночество, связанное с крайней выраженностью процессов идентификации и обособления и их резкой сменой – нет заужних, а высшее образование имеет 1 человек (10% от всех испытуемых имеющих высшее образование).

¨    В четвертой группе испытуемых (контрольной) – переживающих управляемое одиночество – 7 человек замужем (39% от всех замужних); 2 человека имеют высшее образование (20% от всех испытуемых имеющих высшее образование).

Обращает на себя внимание высокая выраженность у женщин ранней взрослости диффузного вида переживания одиночества. С нашей точки зрения, это связано с тем, что этот период является для женщин временем создания устойчивых отношений с противоположным полом, временем создания семьи. Ориентация на такие задачи обусловлена как биологическими факторами, так и гендерными стереотипами, соответствие которым требует от женщин выйти замуж. Такая установка формирует у женщин установку на зависимость от мужчин, на сверх привязанность к ним, в ущерб независимости и самостоятельности. В итоге это приводит к потере ощущения собственного Я и переживанию диффузного одиночества.

Показательно, что в группе женщин, переживающих диффузное одиночество, высока доля замужних. То есть, сам по себе брак не является средством от одиночества. Как следует из наших данных, 60% замужних женщин ранней взрослости ощущают себя одинокими.

Можно отметить высокий образовательный уровень женщин ранней взрослости, переживающих отчуждающее одиночество (50% всех испытуемых имеющих высшее образование входят в эту группу). Это связано, с нашей точки зрения, с тем, что наличие высшего образования, как правило, свидетельствует более высоком интеллектуальном уровне человека и о более высоком уровне рефлексии. Такие женщины много читают, в том числе и популярной психологической литературы. Они много думают о своей жизни, часто переходя на бесплодное самокопание. Такая погруженность в себе еще больше усиливает их отчуждение и одиночество. Таким образом, в ситуации, создающей вероятность переживания одиночества, высшее образование, по нашим данным, является фактором, способствующим переживанию одиночества.

Показательно, что лишь одна женщина из тех, кто переживает отчуждающее одиночество, замужем. Очевидно, повышенная рефлексия и постоянное обдумывание своей жизни мешают созданию устойчивых отношений и образованию семьи.

Что касается контрольной группы, в которой переживание одиночества соответствует норме, то большинство из входящих в нее (почти 80%) замужем и 20% имеют высшее образование. Как видим, в числе нормально переживающих одиночество много замужних, что свидетельствует о сложной и неоднозначной связи наличия брака с переживанием одиночества. Показательно, что в этой группе мало женщин с высшим образованием, очевидно, простой и часто «немудренный» взгляд на жизнь способствует более легкому отношению к жизни и более легкому балансу процессов идентификации и обособления.

 

В таблице 3 приведены данные о средней по группам испытуемых выраженности личностных особенностей (16 факторов Кеттелла).

Таблица 3. Данные о средней по группам испытуемых выраженности личностных особенностей (16 факторов Кеттелла)

 

A

B

C

E

F

G

H

I

L

M

N

O

Q1

Q2

Q3

Q4

Диффузное одиночество

4,2

3,4

3,0

2,4

3,9

4,8

4,1

5,0

4,6

3,9

4,9

4,2

4,8

3,3

5,4

6,2

Отчуждающе одиночество

3,7

5,0

3,5

4,7

2,2

4,3

2,3

4,2

4,0

6,8

4,3

6,5

3,2

4,8

4,3

5,0

Диссоциированное одиночество

4,3

4,3

2,3

3,7

3,7

4,0

4,0

4,7

5,3

8,0

5,7

5,0

2,7

4,7

2,3

2,7

Уединенность (норма)

6,2

4,3

4,2

4,9

6,6

4,9

6,8

5,6

4,1

4,8

5,2

3,3

4,2

4,7

5,2

4,7

Средние значения личностных особенностей женщин ранней взрослости в группах с разными видами переживания одиночества получены путем сложения данных всех, входящих в группу и деления полученной суммы на количество человек в группе.

На гистограмме 1 отражены данные о выраженности в группе, переживающих диффузное одиночество, личностных качеств.

 

Данные, приведенные на гистограмме 1, показываю, что высокие средние показатели по шкале Q4 и низкие по шкалам С, Е, Q2. Это значит, что женщин ранней взрослости, переживающих диффузное одиночество, отличает повышенное беспокойство и возбуждение. Им также свойственна эмоциональная неустойчивость, подверженность чувствам. Для этих женщин в среднем характерен высокий уровень подчиненности, зависимости.

Возможно следующее объяснение полученного результата. Очевидно повышенный уровень идентификации, точнее его непропорциональное увеличение по отношению к тенденции обособления, вызывает у женщин ранней взрослости повышенную зависимость от других людей, в частности от мужчин. В такой ситуации зависимости от другого растет тревожность и беспокойство, так как такая ситуация отличается очень высоким уровнем неопределенности. Кроме того, такая ситуация усиливает подчиненное по отношению к другому человеку (мужчине) положение женщины. Таким образом, выявленные нами характерологические черты женщин ранней взрослости способствуют формированию у них диффузного переживания одиночества.

На гистограмме 2 отражены данные о выраженности в группе, переживающих отчуждающее одиночество, личностных качеств.

 

Данные, приведенные на гистограмме 2, показываю, у женщин с выраженными переживаниями отчуждающего одиночества выявлен высокий уровень факторов М и О, а также низкие показатели по факторам F и H.

Это значит, что женщинам этой группы развитое воображение и ориентация на свой внутренний мир. Им присуща тревожность, ранимость, впечатлительность, чувствительность к оценке своих действий. Этих женщин в значительно     й степени отличает сдержанность, рассудительность, молчаливость. Им свойственна склонность все усложнять, некоторая пессимистичность в восприятии действительности: беспокоятся о будущем, ожидают неудач. Этим женщинам свойственна повышенная чувствительность к угрозе, склонность к чувству собственной неполноценности. Этих женщин отличает также высокий уровень интеллекта.

Выявленные нами психологические особенности женщин ранней взрослости, переживающие отчуждающее одиночество, помогают лучше понять механизмы его возникновения. Итак, это женщины с достаточно высоким интеллектом, они умеют и любят рассуждать, разбираться в себе, заниматься самокопанием. Чрезмерная интеллектуализация приводит к беспокойству по разным поводам, чаще всего по поводу будущего, что приводит к росту тревожности. Эта тревожность в свою очередь становится фоном жизни и формирует пессимистическое направление мыслей и чувств, что естественно негативно сказыватся на контактах и общении. Так человек все больше и больше изолируется от других людей.

 

На гистограмме 3 отражены данные о выраженности в группе, переживающих диссоциированное одиночество, личностных качеств.

 

Данные, приведенные на гистограмме 3, показываю, что женщины с выраженностью диссоциированного вида одиночества отличаются развитым воображением и ориентацией на внутренний мир (фактор М), им также присуща ненадежность. Эти женщины эмоционально неустойчивы (фактор С), а также внутренне конфликтны (фактор Q3).

Для диссоциированного одиночества характерны колебания между идентификацией и обособлением. С этим хорошо согласуется полученный нами результат о выраженности у этих женщин мечтательности, неуравновешенности. Склонность к фантазиям, уходу от реальности создает почву для постоянных метаний от зависимости к обособлению, что и проявляется как переживание диссоцированного одиночества.

 

На гистограмме 4 отражены данные о выраженности в контрольной группе (нормальное переживание одиночества) личностных качеств.

 

Данные, приведенные на гистограмме 4, показываю, что в целом профиль личностных качеств контрольной группы более ровный, чем в группах с выраженным переживанием одиночества. Обращают на себя внимание высокие показатели по факторам F и H. Это свидетельствует о присущих этим женщинам качествах энергичности, жизнерадостности, динамичность общения. Этим женщинам также свойственна социальная смелость и активность. Этих женщин отличает достаточная независимость, уверенность в себе, отсутствие чувства вины (фактор О).

Что касается женщин ранней взрослости из контрольной группы, то, по нашим данным, сохранять динамическое равновесие процессов идентификации и обособления им помогают активность, энергичность, независимость, уверенность в себе и низкий уровень чувства вины. Фактически это качества сильной и адаптивной личности, и очевидно эти качества и являются залогом устойчивости индивида в ситуациях, провоцирующих у него переживание одиночества. То есть, этим женщинам так же знакомо чувство одиночества, но благодаря своим психологическим особенностям, они умеют с ним справляться.

 

Сравнительные данные выраженности личностных качеств в группах с разным видом одиночества приведены на гистограмме 5.

 

Анализ данных, приведенных на гистограмме 5, показывает, что наибольшее превышение уровня выраженности личностных параметров в контрольной группе и в группах выраженного одиночества выявлено по факторам A, F и H. Это значит, что женщинам с нормальным уровнем переживания одиночества в отличие от женщин с выраженным переживанием одиночества присущи открытость, общительность, мягкость; они искренни и энергичны в общении, доверчивы; у них выражена социальная активность, дружелюбие.

 

Для выявления статистически достоверных связей между личностными особенностями женщин ранней взрослости и уровнем субъективного переживания одиночества был проведен корреляционный анализ. При помощи компьютерного статистического пакета SPSS-12 были вычислены коэффициенты ранговой корреляции Спирмена между уровнем субъективного ощущения одиночества и выраженностью 16 личностных параметров. Эти данные приведены в таблице 4.

Таблица 4. Коэффициента ранговой корреляции Спирмена.

 

Корреляции

A

-0,61

B

-0,09

C

-0,39

E

-0,34

F

-0,75

G

-0,15

H

-0,57

I

-0,29

L

0,15

M

0,28

N

-0,15

O

0,51

Q1

-0,15

Q2

-0,05

Q3

-0,19

Q4

0,00

 

Анализ полученных коэффициентов ранговой корреляции Спирмена позволяет установить наличие или отсутствие связи между уровнем субъективного переживания одиночества и личностными качествами женщин ранней взрослости. Для такого анализа из специальной таблицы находим критическое значение коэффициента ранговой корреляции Спирмена, которое для 30 испытуемых равно 0,36 (при уровне статистической значимости 5%). Сравнивая полученные нами коэффициенты корреляции по модулю с этим критическим значением мы говорим о существовании зависимости, если они больше критического, и о ее отсутствии, если – меньше. Положительный знак коэффициента корреляции говорит о прямой зависимости, отрицательный – об обратной.

Анализ данных, приведенных в таблице 4, показывает:

1. Существует статистически значимая отрицательная корреляционная связь между уровнем одиночества и выраженностью фактора А. Это значит, что высокая конфликтность, эгоистичность, подозрительность связаны с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества.

  1. Существует статистически значимая отрицательная корреляционная связь между уровнем одиночества и выраженностью фактора С. Это значит, что эмоциональная неустойчивость, тревожность связаны с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества.
  2. Существует статистически значимая отрицательная корреляционная связь между уровнем одиночества и выраженностью фактора F. Это значит, что апатичность и подозрительность связаны с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества.
  3. Существует статистически значимая отрицательная корреляционная связь между уровнем одиночества и выраженностью фактора Н. Это значит, что чувство неполноценности, враждебность связаны с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества.
  4. Существует статистически значимая положительная корреляционная связь между уровнем одиночества и выраженностью фактора О. Это значит, что чем в большей степени женщине ранней взрослости присущи уверенность в себе, жизнерадостность, энергичность и расслабленность, тем меньше ее субъективное ощущение одиночества.

Полученные в ходе корреляционного анализа данные в целом подтверждают полученные на предыдущих этапах эмпирического исследования данные о психологических особенностях влияющих на переживание женщинами одиночества в период ранней взрослости. В частности выявлено, что высокий уровень субъективного переживания одиночества связан с такими личностными чертами женщин как апатичность, эмоциональная неустойчивость, тревожность, подозрительность, чувство собственной неполноценности. В то же время, уверенность в себе и жизнерадостность – это качества женщин, с низким субъективным ощущением одиночества.

 

Вывод:

  1. В наибольшей степени у женщин ранней взрослости выражено переживание диффузного одиночества, при этом 60% этих женщин замужем. То есть, сам по себе брак не является средством от одиночества.
  2. Выявлен высокий образовательный уровень женщин ранней взрослости, переживающих отчуждающее одиночество. Таким образом, в ситуации, создающей вероятность переживания одиночества, высшее образование, по нашим данным, является фактором, способствующим переживанию одиночества. Женщинам таким образом переживающим одиночество, по нашим данным, труднее вступить в брак.
  3. Женщины с управляемым переживанием одиночества, как правило, не имеют высшего образования и в большинстве своем замужем.
  4. Женщин ранней взрослости, переживающих диффузное одиночество, отличает повышенное беспокойство и возбуждение. Им также свойственна эмоциональная неустойчивость, подверженность чувствам. Для этих женщин в среднем характерен высокий уровень подчиненности, зависимости.
  5. Женщинам переживающим отчуждающее одиночество присущи развитое воображение и ориентация на свой внутренний мир; им присуща тревожность, ранимость, впечатлительность, чувствительность к оценке своих действий; их отличает сдержанность, рассудительность, молчаливость, свойственна склонность все усложнять, некоторая пессимистичность в восприятии действительности: беспокоятся о будущем, ожидают неудач. Эти женщины проявляют повышенную чувствительность к угрозе, склонность к чувству собственной неполноценности. Этих женщин отличает также высокий уровень интеллекта.
  6. Для женщин с переживанием диссоциированного одиночества характерны склонность к фантазиям, уходу от реальности.
  7. Женщины с нормальным уровнем субъективного переживания одиночества (управляемое одиночество) отличаются активностью, энергичностью, независимостью, уверенностью в себе и низким уровень чувства вины. Фактически это качества сильной и адаптивной личности, и очевидно эти качества и являются залогом устойчивости индивида и помогают женщинам в период ранней взрослости поддерживать динамическое равновесие процессов идентификации и обособления.
  8. Корреляционный анализ показал, что высокий уровень субъективного переживания одиночества связан с такими личностными чертами женщин как апатичность, эмоциональная неустойчивость, тревожность, подозрительность, чувство собственной неполноценности. В то же время, уверенность в себе и жизнерадостность – это качества женщин, с низким субъективным ощущением одиночества.

Полученные данные позволяют заключить, что гипотеза исследования получила свое подтверждение: определенные личностные особенности женщин ранней взрослости детерминируют виды переживания одиночества.

 

 

Заключение

 

Целью данной работы было исследование особенностей одиночества женщин ранней взрослости.

В теоретическом разделе работы были рассмотрены психологические особенности возрастного периода ранней взрослости, позволяющие более адекватно представить особенности женского одиночества в этом возрасте. Анализ литературы позволяет сделать ряд выводов и обобщений.

Главные проблемы, требующие своего разрешения в период ранней взрослости,— это достижение идентичности и близости. Близость представляет собой единение двух идентичностей, но без утраты каждым индивидуумом своих неповторимых особенноетей.

Молодой человек, вступающий во взрослую жизнь, стоит перед необходимостью выбора и решения многих проблем, среди которых наиболее важными являются брак, рождение детей и выбор профессионального пути. Именно эти события требуют от него принятия особенных решений. Таким образом поддерживаются, расширяются или подрываются ранее сложившиеся взгляды человека, формируются новые мотивы его поведения.

Если у мужчин в 20-23 года на первом месте стоят творчество и работа, для женщин 20-23 лет характерна ценностная ориентация на любовь и создание семьи.

Желание молодых людей заключить супружеский союз может быть обусловлено по крайней мере 5 основными мотивами. Это — любовь, духовная близость, материальный расчет, психологическое соответствие и моральные соображения. Единство первых двух мотивов определяет тенденцию долгосрочного сохранения благополучных брачных отношений.

Многие представления о себе, которые формируют Я-концепцию в период взросления, продолжают обогащаться опытом активного самопроявления личности как сексуального партнера, супруга, родителя, профессионала и гражданина.

Женщины больше, чем мужчины, нуждаются в интимности и доверительности отношений с конкретным человеком. Это позволяет считать, что Я-концепция женщин более индивидуализирована, в отличие от мужской — более социализированной.

В практической части работы было проведено эмпирическое исследование особенностей одиночества женщин ранней взрослости. Полученные эмпирические данные были обработаны качественно и методами математической статистики. Их анализ позволяет сделать следующие выводы относительно влияния личностных особенностей на особенности переживания одиночества женщинами ранней взрослости.

В наибольшей степени у женщин ранней взрослости выражено переживание диффузного одиночества, при этом 60% этих женщин замужем. То есть, сам по себе брак не является средством от одиночества.

Выявлен высокий образовательный уровень женщин ранней взрослости, переживающих отчуждающее одиночество. Таким образом, в ситуации, создающей вероятность переживания одиночества, высшее образование, по нашим данным, является фактором, способствующим переживанию одиночества. Женщинам таким образом переживающим одиночество, по нашим данным, труднее вступить в брак.

Женщины с управляемым переживанием одиночества, как правило, не имеют высшего образования и в большинстве своем замужем.

Женщин ранней взрослости, переживающих диффузное одиночество, отличает повышенное беспокойство и возбуждение. Им также свойственна эмоциональная неустойчивость, подверженность чувствам. Для этих женщин в среднем характерен высокий уровень подчиненности, зависимости.

Женщинам переживающим отчуждающее одиночество присущи развитое воображение и ориентация на свой внутренний мир; им присуща тревожность, ранимость, впечатлительность, чувствительность к оценке своих действий; их отличает сдержанность, рассудительность, молчаливость, свойственна склонность все усложнять, некоторая пессимистичность в восприятии действительности: беспокоятся о будущем, ожидают неудач. Эти женщины проявляют повышенную чувствительность к угрозе, склонность к чувству собственной неполноценности. Этих женщин отличает также высокий уровень интеллекта.

Для женщин с переживанием диссоциированного одиночества характерны склонность к фантазиям, уходу от реальности.

Женщины с нормальным уровнем субъективного переживания одиночества (управляемое одиночество) отличаются активностью, энергичностью, независимостью, уверенностью в себе и низким уровень чувства вины. Фактически это качества сильной и адаптивной личности, и очевидно эти качества и являются залогом устойчивости индивида и помогают женщинам в период ранней взрослости поддерживать динамическое равновесие процессов идентификации и обособления.

Корреляционный анализ показал, что высокий уровень субъективного переживания одиночества связан с такими личностными чертами женщин как апатичность, эмоциональная неустойчивость, тревожность, подозрительность, чувство собственной неполноценности. В то же время, уверенность в себе и жизнерадостность – это качества женщин, с низким субъективным ощущением одиночества.

Полученные данные позволяют заключить, что гипотеза исследования получила свое подтверждение: определенные личностные особенности женщин ранней взрослости детерминируют виды переживания одиночества.

Теги женщины одиночество