Главная / Диплом по психологии / Примеры и образцы дипломных работ по психологии с исследованием / Общая психология / Особенности акцентуаций характера у подростков: дипломная работа по психологии

Особенности акцентуаций характера у подростков: дипломная работа по психологии

Введение

 

Актуальность. Важнейшее место в психологической науке занимает проблема человеческого характера, как совокупности устойчивых черт личности. Эта проблемы имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Знание особенностей развития и проявления характера человека может помочь во многих сферах жизни: в сфере бизнеса, в образовании и др.

Особую значимость, с нашей точки зрения, проблема характера и его проявлений имеет в деле образования и воспитания. Знание этого вопроса, точные психологические данные об этом могут помочь педагогам и воспитателям более эффективно вести процесс обучения и воспитания.

Характер человека формируется довольно рано в онтогенезе, однако его наиболее четкое проявление наступает в подростковом возрасте. Этот возраст очень важен с точки зрения формирования личности, вот почему проблема акцентуированных черт характера у подростков чрезвычайно актуальна.

Напряженная и неустойчивая во многих областях обстановка в нашем обществе обуславливает рост различных отклонений в личностном развитии и поведении растущих людей. Среди них особую тревогу вызывают различного рода отклонения в формировании характера детей и подростков.

Акцентуированные черты характера подростков проявляются в их поведении. Одним из таких проявлений является поведение подростка в конфликтных ситуациях. Подростковый возраст отличается повышенной конфликтностью детей, что связанно с процессами эмансипации. Эта повышенная конфликтность часто приводит к негативным последствиям, вот почему важно совместно исследование акцентуация подростков и особенностей их конфликтности.

Знания о связях между акцентуациями подростков и их поведением в конфликтных ситуациях может быть полезно с точки зрения коррекции конфликтного поведения подростков, компенсации некоторых акцентуаций. В рамках этой проблемы и была выбрана тема данной работы.

Цель работы – исследование взаимосвязи акцентуаций характера и конфликтности в подростковом возрасте.

Объект исследования – акцентуированные черты личности.

Предмет исследования - взаимосвязь акцентуаций характера и конфликтности в подростковом возрасте.

Гипотеза исследования: существует взаимосвязь между выраженностью акцентуированных черт и показателями конфликтности у подростков.

В работе будут решены следующие задачи:

1)     рассмотреть понятие акцентуация характера;

2)     выявить психологические особенности подросткового возраста;

3)     дать характеристику конфликтам и их особенностям в школьном обучении;

4)     рассмотреть особенности акцентуаций у подростков и их связь с конфликтностью;

5)     провести психодиагностическое обследование испытуемых и выявить показатели акцентуаций характера подростков и показатели их конфликтности;

6)     провести предварительный анализ данных, полученных по методикам;

7)     провести анализ взаимосвязи акцентуация характера подростков и показателей их конфликтности (корреляционный анализ).

Методы обработки эмпирических данных. Для анализа взаимосвязи акцентуация характера подростков и показателей их конфликтности будет использоваться коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Расчет проводится с использованием статистического компьютерного пакета STATISTICA.

Характеристика выборки. В исследовании приняли участие 25 подростков (9 мальчиков и 16 девочек), учащихся 9 класса одной из общеобразовательных школ г.Москвы.

Методики исследования:

  1. Методика определения акцентуаций характера Х.Шмишека и К.Леонгарда [21].
  2. Методика определение стиля поведения в конфликтной ситуации К.Томаса. [30].
  3. Методика «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е. П. Ильин, П. А. Ковалев) [30].
  4. Тест-опросник для исследования волевой саморегуляции А.В. Зверькова и Е.В. Эйдмана [30].

Практическая значимость. Полученные в работе данные могут быть использованы педагогами, родителями, социальными работниками для адекватного взаимодействия с подростками и для разработки эффективных программ, направленных на коррекцию высокой конфликтности подростков, учитывающих индивидуальные особенности подростков.

 

 

Глава 1. Акцентуации характера и конфликтность у подростков: теоретический анализ проблемы

1.1. Понятие акцентуации характера

 

Понятие "акцентуации" вошло в психологию благодаря К.Леонгарду, который ввел понятие акцентуированной личности. Обобщая большой эмпирический материал, накопленный Леонгардом в ходе терапевтической практики, он пришел к выводу, что существуют некоторые черты, определяющие индивидуальность человека. Эти черты могут иметь разную степень выраженности.

"Не всегда легко провести четкую грань между чертами, формирующими акцентуированную личность, и чертами, определяющими вариации индивидуальности человека, - пишет К.Леонгард. Колебания здесь наблюдаются в двух направлениях. Прежде всего, особенности застревающей, или педантической, или гипоманиакальной личности могут быть выражены в человеке столь незначительно, что акцентуация как таковая не имеет места, можно лишь констатировать отклонение от некоего "трафаретного" образца. Особенно ярко это выражено при определении тех или иных свойств темперамента, представляющих все промежуточные ступени его видов вплоть до почти нейтральной. Акцентуация всегда в общем предполагает усиление степени определенной черты. Эта черта личности, таким образом, становится акцентуированной"[21, c.37-38].

 Акцентуированные черты далеко не так многочисленны, как варьирующие индивидуальные, отмечает Леонгард. "Акцентуация это, в сущности, те же индивидуальные черты, но обладающие тенденцией к переходу в патологическое состояние. Ананкастические, паранойяльные и истерические черты могут быть присущи в какой-то мере, собственно, любому человеку, но проявления их так ничтожны, что они ускользают от наблюдения. При большей выраженности они накладывают отпечаток на личность как таковую и, наконец, могут приобретать патологический характер, разрушая структуру личности"[21, c.40].

 Как отмечает Леонгард, жесткой границы нет и между нормальными, средними людьми и акцентуированными личностями. "Здесь также не хотелось бы подходить к этим понятиям слишком узко, т. е. неверно было бы на основании какой-либо мелкой особенности человека тотчас же усматривать в нем отклонение от нормы. Но даже при достаточно широком подходе к тому, какие качества можно называть стандартными, нормальными, не бросающимися в глаза, все же существует немало людей, которых приходится отнести к акцентуированным личностям"[21, c.42].

Проблема акцентуации характера тесно связана с проблемой психопатии, так как очень важно четко различать отличие акцентуации от психопатии. В этой связи имеют большое значение исследования психопатий П.Б.Ганнушкина, О.В.Кербикова и др. Психопатии- это такие аномалии характера, которые, по словам П.Б.Ганнушкина, "определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный склад свой властный отпечаток", "в течение жизни... не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям", "мешают... приспособляться к окружающей среде"[10, c.52-53].

Эти три критерия были обозначены О. В. Кербиковым как тотальность и относительная стабильность патологических черт характера и их выраженность до степени, нарушающей социальную адаптацию.

Типы акцентуаций характера весьма сходны и частично совпадают с типами психопатий.

Еще на заре учения о психопатиях возникла проблема отграничения их от крайних вариантов нормы. В.М.Бехтерев упоминал о "переходных состояниях между психопатией и нормальным состоянием".

П.Б. Ганнушкин в 1933 г. подобные случаи обозначал как "латентную психопатию", М. Фрамер (1949) и О.В.Кербиков (1961) - как "предпсихопатию", Г. К. Ушаков (1973) - как "крайние варианты нормального характера".

Наибольшую известность получил термин К.Леонгарда (1968) "акцентуированная личность", о чем подробно говорилось выше. Однако современный исследователь и признанный авторитете по проблемам акцентаций А.Е.Личко считает, что правильнее говорить об "акцентуациях характера". "Личность понятие гораздо более сложное, чем характер. Она включает интеллект, способности, наклонности, мировоззрение и т. д. В описаниях К. Leongard речь идет именно о типах характера."[22, c.63] Отличия между акцентуациями характера и психопатиями основываются на диагностических критериях П.Б.Ганнушкина-О.В.Кербикова. При акцентуациях характера может не быть ни одного из этих признаков: ни относительной стабильности характера на протяжении жизни, ни тотальности его проявлений во всех ситуациях, ни социальной дезадаптации как следствия тяжести аномалии характера. Во всяком случае, никогда не бывает соответствия всем этим трем признакам психопатии сразу.

Обычно акцентуации развиваются в период становления характера и сглаживаются с повзрослением. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной обстановке и почти не обнаруживаться в обычных условиях. Социальная дезадаптация при акцептациях либо вовсе отсутствует, либо бывает непродолжительной.

В добавление к критериям П.В.Ганнушкина, О.В.Кербикова А.Е.Личко отмечает еще один важный признак, отличающий акцентуации и психопатии. При психопатиях декомпенсации, острые аффективные и психопатические реакции, социальная дезадаптация возникают от любых психических травм, в самых разнообразных трудных ситуациях, от всевозможных поводов и даже без видимой причины. При акцентуациях нарушения возникают только при определенного рода психических травмах, в некоторых трудных ситуациях, а именно лишь тогда, когда они адресуются к "месту наименьшего сопротивления", к "слабому звену" данного типа характера. Иные трудности и потрясения, не задевающие этой ахиллесовой пяты, не приводят к нарушениям и переносятся стойко. При каждом типе акцентуации имеются свойственные ему, отличные от других типов, "слабые места".

Учитывая все вышесказанное, А.Е.Личко дает следующее определение акцентуации характера: "Акцентуации характера - это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим..."[23].

В зависимости от степени выраженности нами было выделено две степени акцентуации характера: явная и скрытая.

Явная акцентуация. Эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера.

Скрытая акцентуация. Эта степень относится А.Е.Личко не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях, черты определенного типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Даже при продолжительном наблюдении, разносторонних контактах и детальном знакомстве с биографией трудно бывает составить четкое представление об определенном типе характера. Однако черты этого типа могут ярко, порой неожиданно, выявиться под влиянием тех ситуации и психических травм, которые предъявляют повышенные требования к "месту наименьшего сопротивления". Психогенные факторы иного рода, даже тяжелые, не только не вызывают психических расстройств, но могут даже не выявить типа характера. Если же такие черты и выявляются, это, как правило, не приводит к заметной социальной дезадаптации.

 

1.2. Особенности подросткового возраста

 

Одним из самых сложных периодов в онтогенезе человека является подростковый возраст. В этот период не только происходит коренная перестройка ранее сложившихся психологических структур, но возникают новые образования, закладываются основы сознательного поведения, вырисовывается общая направленность в формировании нравственных представлений и социальных установок.

Подростковый период онтогенеза — это остропротекающий переход от детства к взрослости, где выпукло переплетаются противоречивые тенденции развития.

С одной стороны, для этого сложного этапа показательны негативные проявления ребенка, дисгармоничность в строении личности, свертывание прежде установившейся системы интересов, протестующий характер поведения по отношению к взрослым.

С другой стороны, подростковый возраст отличается и массой положительных факторов — возрастает самостоятельность ребенка, значительно более многообразными и содержательными становятся 'его отношения с другими детьми и взрослыми, значительно расширяется и качественно изменяется сфера его деятельности, развивается ответственное отношение к себе, другим людям и т.д.

Проблема особенностей подросткового возраста глубоко и всесторонне исследовалась в отечественной психологии. Рассмотрим взгляды на эту проблему видных отечественных психологов.

Л.С.Выготский подробно рассматривал проблему интересов в переходном возрасте, называя ее "ключом ко всей проблеме психологического развития подростка". Он писал, что все психологические функции человека на каждой ступени развития, в том числе и в подростковом возрасте, действуют не бессистемно, не автоматически и не случайно, а в определенной системе, направляемые конкретными, отложившимися в личности стремлениями, влечениями и интересами. В подростковом возрасте, подчеркивал Л.С.Выготский, имеет место период разрушения и отмирания старых интересов, и период созревания новой биологической основы, на которой впоследствии развиваются новые интересы. Он писал: "Если в начале фаза развития интересов стоит под знаком романтических стремлений, то конец фазы знаменуется реалистическим и практическим выбором одного наиболее устойчивого интереса, большей частью непосредственно связанного с основной жизненной линией, избираемой подростком"[8, c.26].

Л.С.Выготский перечислил несколько основных групп наиболее ярких интересов подростков, которые он назвал доминантами. Это

-        "эгоцентрическая доминанта" (интерес подростка к собственной личности);

-        "доминанта дали" (установка подростка на обширные, большие масштабы, которые для него гораздо более субъективно приемлемы, чем ближние, текущие, сегодняшние);

-        "доминанта усилия" (тяга подростка к сопротивлению, преодолению, к волевым напряжениям, которые иногда проявляются в упрямстве, хулиганстве, борьбе против воспитательского авторитета, протесте и других негативных проявлениях);

-        "доминанта романтики" (стремление подростка к неизвестному, рискованному, к приключениям, к героизму).

Л.С.Выготский особое внимание обращал на развитие мышления в подростковом возрасте. Главное в развитии мышления — овладение подростком процессом образования понятий, который ведет к высшей форме интеллектуальной деятельности, новым способам поведения. По словам Л. С. Выготского, функция образования понятий лежит в основе всех интеллектуальных изменений в этом возрасте. "Понимание действительности, понимание других и понимание себя — вот что приносит с собой мышление в понятия," — писал он[8, c.67].

Согласно Л.С.Выготскому, существенные изменения происходят в этом возрасте и в развитии воображения. Под влиянием абстрактного мышления воображение "уходит в сферу фантазии". Говоря о фантазии подростка, Л.С.Выготский отмечал, что "она обращается у него в интимную сферу, которая скрывается обычно от людей, которая становится исключительно субъективной формой мышления, мышления исключительно для себя". Подросток прячет свои фантазии "как сокровеннейшую тайну и охотнее признается в своих проступках, чем обнаруживает свои фантазии"[8, c.217].

Л.С.Выготский отмечал также еще два новообразования возраста — это развитие рефлексии и на ее основе — самосознания. Развитие рефлексии у подростка, писал он, не ограничивается только внутренними изменениями самой личности, в связи с возникновением самосознания для подростка становится возможным и неизмеримо более глубокое и широкое понимание других людей. Развитие самосознания, как никакая другая сторона душевной жизни, считал Л.С.Выготский, зависит от культурного содержания среды.

Заметный вклад в разработку проблему подросткового возраста внес Д.Б.Эльконин. В концепции Д.Б.Эльконина подростковый возраст, как всякий новый период, связан с новообразованиями, которые возникают из ведущей деятельности предшествующего периода. Учебная деятельность производит "поворот" от направленности на мир к направленности на самого себя. К концу младшего школьного возраста у ребенка возникают новые возможности, но он еще не знает, что он собой представляет. Решение вопроса "Что я такое?" может быть найдено только путем столкновения с действительностью. Особенности развития подростка в этом возрасте проявляются в следующих симптомах:

  1. Вновь возникают трудности в отношениях со взрослыми: негативизм, упрямство, безразличие к оценке успехов, уход из школы, так как главное для ребенка происходит теперь вне школы.
  2. Детские компании (поиски друга, поиски того, кто может тебя понять)[35].

Ребенок начинает вести дневник. Многие из исследователей сообщали о "тайных тетрадях и дневниках", в которых подросток "находит исключительно свободное убежище, где никто и ничто его не стесняет. Предоставленный самому себе, он свободно и независимо выражает свои внутренние, подчас глубоко интимные переживания, волнующие мысли, сомнения и наблюдения".

Все перечисленное свидетельствует об обращении ребенка к самому себе. Во всех симптомах просматривается вопрос "Кто я?".

Многие авторы сводили эти симптомы к началу полового созревания. Однако, как подчеркивает Д. Б. Эльконин, самоизменение возникает и начинает осознаваться сначала психологически в результате развития учебной деятельности и лишь подкрепляется физическими изменениями. Это делает поворот к себе еще более интимным[35].

Сравнивая себя со взрослым, подросток приходит к заключению, что между ним и взрослым никакой разницы нет. Он начинает требовать от окружающих, чтобы его больше не считали маленьким, он осознает, что также обладает правами. Центральное новообразование этого возраста — возникновение представления о себе как "не о ребенке"; подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится быть и считаться взрослым, он отвергает свою принадлежность к детям, но у него еще нет ощущения подлинной, полноценной взрослости, но зато есть огромная потребность в признании его взрослости окружающими.

Стремление быть взрослым вызывает сопротивление со стороны действительности. Оказывается, что никакого места в системе отношений со взрослыми ребенок еще занять не может, и он находит свое место в детском сообществе.

Для подросткового возраста характерно господство детского сообщества над взрослым. Здесь складывается новая социальная ситуация развития. Идеальная форма — то, что ребенок осваивает в этом возрасте, с чем он реально взаимодействует, — это область моральных норм, на основе которых строятся социальные взаимоотношения. Общение со своими сверстниками — ведущий тип деятельности в этом возрасте. Именно здесь осваиваются нормы социального поведения, нормы морали, здесь устанавливаются отношения равенства и уважения друг к другу. Если подросток в школе не может найти системы удовлетворяющего его общения, он часто "уходит" из школы, разумеется, чаще психологически, хотя не так уж редко и буквально.

Еще один исследователь, важное место в своих исследованиях уделявший подростковому возрасту – Л.И.Божович. Л.И.Божович отмечала, что к началу переходного возраста в общем психическом развитии появляются новые, более широкие интересы, личные увлечения и стремление занять более самостоятельную, более "взрослую" позицию в жизни[5]. Однако в переходном возрасте еще нет возможностей (ни внутренних, ни внешних), чтобы занять эту позицию. Л.И.Божович считала, что расхождение между возникшими потребностями и обстоятельствами жизни, ограничивающими возможность их реализации, характерно для каждого возрастного кризиса. Но тем не менее, какой бы субъективно (а иногда и объективно) ни была жизнь подростка, он все равно всем существом своим направлен в будущее, хотя "это будущее представляется ему еще очень туманно". Характеризуя подростковый возраст, Л.И.Божович писала: "В течение этого периода ломаются и перестраиваются все прежние отношения ребенка к миру и к самому себе... и развиваются процессы самосознания и самоопределения, приводящие, в конечном счете, к той жизненной позиции, с которой школьник начинает свою самостоятельную жизнь"[5, c.36].

В переходный период происходят преобразования в самых различных сферах психики. Кардинальные изменения касаются мотивации. В содержании мотивов на первый план выступают мотивы, которые связаны с формирующимся мировоззрением, с планами будущей жизни. Структура мотивов характеризуется иерархической системой, "наличием определенной системы соподчиненных различных мотивационных тенденций на основе ведущих общественно значимых и ставших ценными для личности мотивов". Что касается механизма действия мотивов, то они действуют теперь не непосредственно, а возникают "на основе сознательно поставленной цели и сознательно принятого намерения". Именно в мотивационной сфере, как считала Л.И.Божович, находится главное новообразование переходного возраста.

С мотивационной сферой тесно связано нравственное развитие школьника, которое существенным образом изменяется именно в переходном возрасте. Как писала Л.И.Божович, "выражая определенные отношения между людьми, нравственные нормы реализуются в любой деятельности, которая требует общения, — производственной, научной, художественной и др." Усвоение ребенком нравственного образца происходит тогда, когда он совершает реальные нравственные поступки в значимых для него ситуациях. Но усвоение этого нравственного образца не всегда проходит гладко. Совершая различные поступки, подросток больше поглощен частным содержанием своих действий. "В результате, — писала Л. И. Божович, — он приучается вести себя соответственно данному частному образцу, но не может осознавать его обобщенный нравственный смысл". Процессы эти весьма глубинные, поэтому часто изменения, происходящие в области нравственности, остаются не замеченными ни родителями, ни учителями. Но именно в этот период существует возможность оказать нужное педагогическое влияние, потому что вследствие "недостаточной обобщенности нравственного опыта" нравственные убеждения подростка находятся еще в неустойчивом состоянии.

Нравственные убеждения возникают и оформляются только в переходном возрасте, хотя основа для их возникновения была заложена гораздо раньше. В убеждении, по мнению Л.И.Божович, находит свое выражение более широкий жизненный опыт школьника, проанализированный и обобщенный с точки зрения нравственных норм, и убеждения становятся специфичными мотивами поведения и деятельности школьников.

Одновременно с развитием убеждений формируется нравственное мировоззрение, которое представляет собой систему убеждений, что приводит к качественным сдвигам во всей системе потребностей и стремлений подростка. Под влиянием развивающегося мировоззрения происходит иерархизация в системе побуждений, в которой ведущее место начинают занимать нравственные мотивы. Установление такой иерархии приводит к стабилизации качеств личности, определяя ее направленность, и "позволяет человеку в каждой конкретной ситуации занять свойственную ему нравственную позицию".

 

1.3. Общие положения о конфликтах и конфликтности и их специфике в школьной жизни

 

  Человеческая жизнь невозможна без конфликтов. Они возникают и между людьми, и между группами и между обществами. В рамках психологической науки изучаются различные аспекты конфликтов: виды конфликтов; причины, их вызывающие; особенности протекания конфликтов и др.

Важные положения, касающиеся общетеоретических подходов к анализу конфликтов в социальной психологии, принадлежат отечественному социальному психологу Л.А.Петровской[29].

Исследовательница выделяет группу понятий, важную для социально-психологического исследования конфликта: структура конфликта, его динамика, функции и типология.

Говоря о структуре конфликта, Петровская выделяет: стороны (участники) конфликта, условия протекания конфликта, образы конфликтной ситуации, возможные действия участников конфликта, исходы конфликтных действий. Рассмотрим перечисленные понятия более подробно.

Стороны конфликта. Участниками, или сторонами, конфликта могут быть отдельные индивиды, социальные группы и организации, государства, коалиции государств и так далее. Участники конфликта характеризуются, вообще говоря, широким набором существенных в том или ином отношении признаков. В социально-психологическом отношении участники конфликта характеризуются в первую очередь мотивами, целями, ценностями, установками и пр.

Условия протекания конфликта. Помимо характеристик участников, конфликт существенно зависит от внешнего контекста, в котором он возникает и развивается. Важной составной частью этого, контекста выступает социально-психологическая среда, представленная обычно различными социальными группами с их специфической структурой, динамикой, нормами, ценностями и т. д. "При этом важно подчеркнуть, - пишет Петровская, - что социально-групповую среду необходимо понимать достаточно широко, не ограничиваясь лишь ближайшим окружением личности"[29, c.128].

Образы, конфликтной ситуации. Характеристики участников конфликта и особенности условий его протекания определяют конфликтное поведение сторон. Однако указанное определяющее влияние никогда не осуществляется непосредственно. Опосредствующим звеном выступают идеальные картины образы конфликтной ситуации, имеющиеся у каждого из участников конфликта. Эти внутренние картины ситуации включают представления участников о самих себе (своих мотивах, целях, ценностях, возможностях и т. п.), представление о противостоящих сторонах (их мотивах, целях, ценностях, возможностях и т. п.) и представление о среде, в которой складываются конфликтные отношения. Именно эти образы, идеальные картины конфликтной ситуации, а не сама реальность являются непосредственной детерминантой конфликтного поведения участников.

Динамика конфликта. Всякий реальный конфликт представляет собой процесс. Рассмотрение конфликта в динамике предполагает вычленение стадия конфликта. К их числу Петровская относит следующие: а) возникновение объективной конфликтной ситуации; б) осознание объективной конфликтной ситуации; в) переход к конфликтному поведению; г) разрешение конфликта.

Возникновение объективной конфликтной ситуации. В большинстве случаев конфликт порождается определенной объективной конфликтной ситуацией. Какое-то время объективная конфликтность ситуации не осознается сторонами. Эту стадию, поэтому, Петровская называет стадией потенциального конфликта, ибо подлинным конфликтом он становится лишь после восприятия осознания объективной ситуации ее участниками[29].

Осознание объективной конфликтной ситуации. Чтобы конфликт стал реальным, участники его должны осознать сложившуюся ситуацию как конфликтную. Именно восприятие, понимание реальности как конфликтной порождает конфликтное поведение. Обычно понимание ситуации в качестве конфликтной является результатом осмысления реально сложившегося объективного противоречия интересов, стремлений. Однако нередко конфликтность образов возникает в случае, когда объективная основа конфликта отсутствует.

Переход к конфликтному поведению. Помимо эмоционального окрашивания, осознание конфликтной ситуации может сопровождаться переходом к конфликтному поведению сторон. "Конфликтное поведение, - пишет Петровская, - можно определить как действия, направленные на то, чтобы прямо или косвенно блокировать достижение противостоящей стороной ее целей, намерений и так далее. Заметим, что необходимым условием, необходимым признаком конфликтного поведения является его осознание сторонами в качестве именно конфликтного"[29, c.131].

Разрешение конфликта. Разрешение — заключительная стадия эволюции конфликта. Разрешение конфликта возможно, во-первых, за счет преобразования самой объективной конфликтной ситуации и, во-вторых, за счет преобразования образов ситуаций имеющихся у сторон. Вместе с тем и в том и в другом случаях возможно двоякое разрешение конфликта: частичное, когда исключается только конфликтное поведение, но не исключается внутреннее сдерживаемое побуждение к конфликту у сторон, и полное, когда конфликт устраняется и на уровне фактического поведения, и на внутреннем уровне. Полное устранение конфликта за счет преобразования объективной конфликтной ситуации мы имеем, например, когда посредством разведения сторон они лишаются возможности и необходимости контакта, и, следовательно, конфликтного взаимодействия (перевод одного из конфликтующих сотрудников в другое подразделение). К тому же типу относится разрешение конфликта, состоящего в борьбе сторон за некоторые ограниченные ресурсы, посредством изыскания дополнительных ресурсов и полного удовлетворения ими обеих сторон.

Возможно огромное количество возможных классификаций конфликтов, так как можно выбрать много оснований для такой классификации. Одним из возможных вариантов является выделение возрастных особенностей конфликтов, а также конфликтов в сфере определенной деятельности. В контексте данного исследования рассмотрим особенности подростковых конфликтов в процессе школьного обучения.

Для школы характерны разного рода конфликты. Педагогическая сфера представляет собой совокупность всех видов целенаправленного формирования личности, а ее сутью является деятельность по передаче и освоению социального опыта. Поэтому именно здесь необходимы благоприятные социально-психологические условия, обеспечивающие душевный комфорт педагогу, ученику и родителям.

Рассмотрим один из наиболее распространенных в учебной деятельности конфликт между учениками.

Наиболее распространены среди учащихся конфликты лидерства, в которых отражается борьба двух-трех лидеров и их группировок за первенство в классе. В средних классах часто, конфликтуют группа парней и группа девчонок. Может обозначиться конфликт трех-четырех подростков с целым классом или вспыхнуть конфликтное противостояние одного школьника и класса. По наблюдениям психологов путь к лидерству, особенно в подростковой среде, связан с демонстрацией превосходства, цинизма, жестокости, безжалостности. Детская жестокость — явление общеизвестное. Ребенок гораздо больше взрослого подвержен соблазну стадности, немотивированной жестокости, унижения себе подобных[11].

Развитие агрессивного поведения школьников связано с дефектами социализации личности. Так, обнаружена положительная связь между количеством агрессивных действий у дошкольников и частотой их наказания, применяемого родителями [38]. Кроме того, было подтверждено, что конфликтные мальчики воспитывались, как правило, родителями, применявшими по отношению к ним физическое насилие (А.Бандура). Поэтому ряд исследователей считают наказание моделью конфликтного поведения личности (Л. Джавинен, С. Ларсенс)[38].

Кроме того, конфликты подростка в отношениях с одноклассниками обусловлены важной особенностью возраста – формированием морально-этических критериев оценки сверстника и связанных с этим требований к его поведению.

В зависимости от того, сколь успешно осуществляется в школе социализация личности ребенка, в первую очередь усвоение духовных, нравственных ценностей, изменяется интенсивность конфликтов между школьниками. Духовность во многом детерминирует деятельность и поведение людей.

Заметную роль в предотвращении конфликтов играет дисциплина умение обеспечить ребенку необходимую для его полноценного развития свободу в рамках разумного подчинения порядку.

Большое влияние на конфликтное поведение школьников оказывает личность учителя. Ее воздействие может проявляться в различных аспектах.

Во-первых, стиль взаимодействия учителя с другими учениками служит примером для воспроизводства во взаимоотношениях со сверстниками. Исследования показывают, что стиль общения и педагогическая тактика первого учителя оказывают заметное влияние на формирование межличностных отношений учащихся с одноклассниками и родителями. Личностный стиль общения и педагогическая тактика “сотрудничество обусловливают наиболее бесконфликтные отношения детей друг с другом. Однако этим стилем владеет незначительное число учителей младших классов. Учителя начальных классов с выраженным функциональным стилем общения придерживаются одной из тактик (“диктат” или “опека”), которые усиливают напряженность межличностных отношений в классе. Большое количество конфликтов характеризует отношения в классах “авторитарных” учителей и в старшем школьном возрасте.

Во-вторых, учитель обязан вмешиваться в конфликты учеников, регулировать их. Это, конечно, не означает их подавление. В зависимости от ситуации может быть необходимо административное вмешательство, а может быть — просто добрый совет. Положительное влияние оказывает вовлечение конфликтующих в совместную деятельность, участие в разрешении конфликта других учеников, особенно лидеров класса, и т.д.

Процесс обучения и воспитания, как и всякое развитие, невозможен без противоречий и конфликтов. Конфронтация с детьми, условия жизни которых сегодня нельзя назвать благоприятными, является обычной составной частью реальности. По мнению М.М. Рыбаковой, среди конфликтов между учителем и учеником выделяются следующие конфликты[11]:

-       деятельности, возникающие по поводу успеваемости ученика, выполнения им внеучебных заданий;

-       поведения (поступков), возникающие по поводу нарушения учеником правил поведения в школе и вне ее;

-       отношений, возникающие в сфере эмоционально-личностных отношений учащихся и учителей.

Конфликты деятельности возникают между учителем и учеником и проявляются в отказе ученика выполнить учебное задание или плохом его выполнении. Это может происходить по различным причинам: переутомление, затруднение в усвоении учебного материала, а иногда неудачное замечание учителя вместо конкретной помощи при трудностях в работе. Подобные конфликты часто происходят с учениками, испытывающими трудности в учебе; когда учитель ведет предмет в классе непродолжительное время и отношения между ним и учеником ограничиваются учебной работой. В последнее время наблюдается увеличение таких конфликтов из-за того, что учитель часто предъявляет завышенные требования к усвоению предмета, а отметки использует как средство наказания тех, кто нарушает дисциплину. Эти ситуации часто становятся причиной ухода из школы способных, самостоятельных учеников, а у остальных снижается мотивация к учению вообще.

  Поведение людей в конфликтной ситуации с одной стороны определяется психологическими особенностями личности, а с другой - спецификой ситуации, например, связанной с особой причиной, вызвавшей данный конфликт.

  Позиция, занятая личностью в общении, во многом определяет стратегию ее поведения в конфликтной ситуации. Так американский конфликтолог Г.Киндлер, исходя из двух переменных - личной вовлеченности в конфликт и гибкости, выделяет 9 стратегий поведения в конфликтной ситуации[9]:

1)    сохранение ("не раскачивай лодку"),

2)    сглаживание  ("подчеркивай  положительное"),

3)    доминирование ("отец знает лучше"),

4)    установление правил ("играть по правилам"),

5)    сосуществование ("вы пойдете одной дорогой, а я - другой"),

6)    торговля ("ты - мне, я - тебе"),

7)    подчинение ("плыви по течению"),

8)    поддерживающая свобода ("я поддерживаю Ваше право на ошибку"),

9)    сотрудничество ("одна голова хорошо, а две лучше").

  Еще один американский психолог К.У.Томас разработал свою классификацию стратегий поведения в конфликтной ситуации. Томас разработал методику, которая предназначена для определения типических способов реагирования на конфликтные ситуации. С ее помощью можно выявить, насколько человек склонен к соперничеству или сотрудничеству в группе, стремится к компромиссу и избегает конфликтов или, наоборот, идет на их обострение[9].

  Для описания типов поведения людей в конфликтах К.Томас применяет двумерную модель, основополагающими измерениями в которой являются кооперация, связанная с вниманием человека к интересам других людей, вовлеченных в ситуацию, и напористость, для которой характерен акцент на собственных интересах. Соответственно этим двум измерениям Томас выделяет следующие способы поведения в конфликте[9]:

1)     соревнование (конкуренция) как стремление к отстаиванию своих интересов в ущерб другому;

2)     приспособление - принесение в жертву собственных интересов ради другого;

3)     компромисс - уступка в ответ на уступку;

4)     избегание - отсутствие стремления как к кооперации, так и к достижению собственных целей;

5)     сотрудничество - участники ситуации приходят к альтернативе, полностью удовлетворяющей интересы обеих сторон.

 

 

1.4. Особенности акцентуации характера в подростковом возрасте и их связь с конфликтностью

 

Проблема акцентуаций имеет важное значение и широкую сферу исследований. Одним из важнейших является вопрос об акцентуациях характера у подростков. Если вовремя выявить акцентуации и провести с такими подростками определенную работу, то возможны существенные успехи в деле помощи таким подросткам в деле повышения их способности к социальной адаптации.

Обычно о подростковом возрасте говорят как о периоде повышенной эмоциональности. Это проявляется в возбудимости, частой смене настроения, неуравновешенности. Характер многих подростков становится акцентуированным.

У подростков от типа акцентуации характера зависит многое - особенности транзиторных нарушений поведения ("пубертатных кризов"), острых аффективных реакций и неврозов (как в их к картине, так и в отношении вызывающих их причин). С типом акцентуации характера необходимо считаться при разработке реабилитационных программ для подростков. Этот тип служит одним из главных ориентиров для медико-психологических рекомендаций, для советов в отношении будущей профессии и трудоустройства, что весьма существенно для устойчивой социальной адаптации.

Тип акцентуации указывает на слабые места характера и тем самым позволяет предвидеть факторы, способные вызвать психогенные реакции, ведущие к дезадаптации, - тем самым открываются перспективы для психопрофилактики.

Обычно акцентуации развиваются в период становления характера и сглаживаются с повзрослением. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной обстановке, и почти не обнаруживаться в обычных условиях. Социальная дезадаптация при акцентуациях либо вовсе отсутствует, либо бывает непродолжительной. В зависимости от степени выраженности выделяют две степени акцентуации характера: явная и скрытая[23].

Явная акцентуация. Эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера. Выраженность черт определенного типа не препятствует возможности удовлетворительной социальной адаптации. Занимаемое положение обычно соответствует способностям и возможностям. В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов, адресующихся к "месту наименьшего сопротивления", могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении. При повзрослении особенности характера остаются достаточно выраженными, но компенсируются и обычно не мешают адаптации.

Скрытая акцентуация. Эта степень, видимо, должна быть отнесена не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях, черты определенного типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Однако черты этого типа могут ярко, порой неожиданно, выявиться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые предъявляют повышенные требования к "месту наименьшего сопротивления". Существует две классификации типов акцентуаций - первая предложена К. Леонгардом (1968), а вторая Личко А.Е. (1977). Сопоставление этих классификаций, приводится ниже.

Тип акцентуированной личности, по К. Леонгарду[21]:

Лабильный, Сверхподвижный, Эмотивный, Демонстративный, Сверхпунктуальный, Ригидно-аффективный, Неуправляемый, Интравертный, Боязливый, Неконцентрированный или неврастенический, Экстравертный, Слабовольный;

Тип акцентуации характера, по А. Е. Личко[23]:

Лабильный циклоид, Лабильный, Истероидный, Психастенически, Эпилептоидный, Шизоидный, Сенситивный, Астено-невротический, Конформный, Неустойчивый, Гипертимный, Циклоидный;

Классификация Личко предназначена специально для подросткового возраста и приводится ниже[23].

Гипертимный тип. Подростки, относящиеся к гипертимному типу, с. детства отличаются большой шумливостью, общительностью, чрезмерной самостоятельностью, даже смелостью, склонностью к озорству. У них нет ни застенчивости, ни робости перед незнакомцами, но зато недостает чувства дистанции в отношении к взрослым. В играх любят командовать сверстниками. Воспитатели жалуются на их неугомонность. В школе, несмотря на хорошие способности, живой ум, умение схватывать все на лету, учатся неровно из-за неусидчивости, отвлекаемости, недисциплинированности. В подростковом возрасте главная черта—почти всегда хорошее, даже несколько приподнятое настроение. Оно сочетается с хорошим же самочувствием, нередко цветущим внешним видом, высоким жизненным тонусом, активностью и брызжущей энергией, всегда прекрасным аппетитом и крепким освежающим сном. Лишь изредка солнечное настроение омрачается вспышками раздражения и гнева, вызванными противодействием окружающих, их стремлением подавить слишком бурную энергию, подчинить своей воле. Реакция эмансипации сильно сказывается на поведении: такие подростки рано проявляют самостоятельность и независимость. На гиперпротекцию со стороны родителей и воспитателей с ее мелочным контролем, повседневной опекой, наставлениями и нравоучениями, “проработкой” за мелкие проступки дома и на собраниях реагируют крайне бурно; плохо переносят жесткую дисциплину и строго регламентированный режим; в необычных ситуациях не теряются, проявляют находчивость, умеют ловчить и изворачиваться. К правилам и законам представители этого типа относятся легкомысленно, могут незаметно для себя проглядеть грань между допускаемым и запрещенным.

  Они всегда тянутся в компанию, тяготятся и  плохо перекосят одиночество, среди сверстников стремятся к лидерству, при этом не к формальному, а к фактическому—роли вожака и заводилы; при общительности  в выборе знакомств неразборчивы и легко могут оказаться в сомнительной компании. Любят риск и авантюры.

Характерно хорошее чувство нового. Новые люди, места, предметы живо привлекают. Легко воодушевляясь, такие подростки часто не доводят начатое до конца, непрестанно меняют “хобби”; плохо справляются с работой, требующей большой усидчивости, тщательности, кропотливого труда; аккуратностью не отличаются ни в выполнении обещаний, ни в денежных делах, легко залезают в долги, любят шиковать, прихвастнуть; склонны видеть свое будущее в радужных красках. Неудачи могут вызвать бурную реакцию, но неспособны надолго выбить из колеи. Отходчивы, быстро мирятся и даже дружат с теми, с кем раньше ссорились.

Половое чувство нередко пробуждается рано и бывает сильным. Поэтому возможна ранняя сексуальная жизнь. Однако подростковая сексуальная девиантность бывает мимолетной, склонности к фиксации здесь не обнаруживается.

Свои способности и возможности обычно переоцениваются. Хотя большинство особенностей своего характера гипертимные подростки хорошо знают и не скрывают, однако обычно стараются выставить себя более конформными, чем есть на самом деле.

 Гипертимный тип встречается, как правило, в виде явной акцентуации. На ее фоне могут возникать острые  аффективные реакции и ситуативно обусловленные патологические нарушения поведения (ранняя алкоголизация, токсикоманическое поведение, эмансипационные побеги и т.п.). Гипертимная акцентуация может быть также почвой для психопатических развитий по гипертимно-неустойчивому и гипертимно-истероидному типам. Под влиянием повторных черепно-мозговых травм может сформироваться гипертимно-эксплозивный тип психопатии. Гипертимный тип акцентуации встречается как нередкий преморбидный фон при маниакально-депрессивном и шизоаффективном психозах.

Циклоидный тип. В детстве не отличаются от сверстников или производят впечатление гипертимов. С наступлением пубертатного периода может возникнуть первая субдепрессивная фаза. В дальнейшем эти фазы чередуются с фазами подъема и с периодами ровного настроения. Длительность фаз меняется — сперва дни, 1—2 нед, с возрастом они могут удлиняться или, наоборот, сглаживаться.

В субдепрессивной фазе отмечаются вялость, упадок сил, все валится из рук. Что раньше давалось легко и просто, теперь требует больших усилий. Труднее становится учиться. Общество окружающих людей начинает тяготить, компании избегаются, приключения и риск теряют привлекательность. Подростки в эти дни становятся вялыми домоседами. Мелкие неприятности и неудачи, нередкие в этот период из-за падения работоспособности, переживаются тяжело. Хотя на замечания и укоры часто отвечают раздражением, грубостью, но в глубине души впадают в еще большее уныние. Чувства безысходной тоски или беспричинной тревоги, как при психотической депрессии, не бывает. Больше жалуются на скуку. Не приходится также слышать идей самоуничижения. Однако, если в эти дни выпадают серьезные нарекания или большие неудачи, особенно если они унижают самолюбие, легко могут возникнуть мысли о собственном безволии, неполноценности, никчемности и быть спровоцированы острые аффективные реакции с суицидными попытками.

Аппетит снижается. Даже любимые кушанья не доставляют прежнего удовольствия. Бессонницы у подростков обычно не бывает. Иногда жалуются на то, что стало трудно уснуть и почти всегда на вялость и разбитость по утрам.

В период подъема циклоидные подростки выглядят как гипертимы. Бросаются в глаза не свойственные им обычно рискованные шутки над старшими и желание везде и всюду острить.

Местом наименьшего сопротивления является коренная ломка жизненного стереотипа (например, переход от опекаемой школьной учебы к относительной свободе высшего учебного заведения). Такая ломка может затянуть субдепрессивную фазу. В этой фазе появляется избирательная чувствительность к укорам, упрекам, обвинениям — ко всему, что способствует возникновению идеи самообвинения и самоуничижения.

Эмансипационные устремления и группирование со сверстниками отмечаются во время подъемов, а в субдепрессивной фазе блекнут. Хобби также отличаются неустойчивостью: в субдепрессивной фазе их забрасывают, а в период подъема возвращаются к ним или находят новые. Сексуальная активность возрастает в периоды подъема, но в субдепрессивной фазе может усиливаться онанизм. Делинквентность, побеги из дома, токсикоманическое поведение несвойственны. Алкоголизируются в компаниях и только в периоды подъема.

Самооценка формируется постепенно, по мере накопления опыта “хороших” и “плохих” периодов. При недостатке такого опыта она может быть очень неточной.

Лабильные циклоиды представляют собой форму акцентуации, промежуточную между типичными циклоидами и лабильными подростками. Фазы здесь очень коротки — один — два дня. В “плохие” дни дурное настроение обычно не сочетается с упадком сил или неудовлетворительным самочувствием. В пределах одного периода возможны короткие перемены настроения, вызванные соответствующими событиями или известиями. Но в отличие от описываемого далее лабильного типа акцентуации нет чрезмерной эмоциональной реактивности, постоянной готовности настроения круто меняться от незначительных причин.

Циклоидной психопатии не существует. При резко выраженной циклоидности возникает циклотимия, которую правомерно рассматривать как легкую форму маниакально-депрессивного психоза. Сама циклоидная акцентуация может быть фоном для развития как этого, так и шизоаффективного психозов.

Лабильный тип. В детстве не отличаются от сверстников или обнаруживают склонность к невротическим реакциям. Главная черта в подростковом возрасте — крайняя лабильность настроения, которое меняется слишком часто и чрезмерно резко от ничтожных и даже незаметных для окружающих поводов. Кем-то нелестно сказанное слово, неприветливый взгляд случайного собеседника способны вдруг погрузить в мрачное расположение духа без каких-либо серьезных неприятностей и неудач. И наоборот, интересная беседа, мимолетный комплимент, от кого-то услышанные заманчивые, но малореальные перспективы способны вселить веселость и жизнерадостность и даже отвлечь от действительных неприятностей, пока те чем-либо не напомнят о себе. Во время откровенных и волнующих бесед можно видеть-то готовые навернуться на глаза слезы, то paдостную улыбку.

От настроения в данный момент зависит все: и самочувствие, и сон, и аппетит, и работоспособность, и общительность. Соответственно настроению и будущее то расцвечивается радужными красками, то представляется унылым и безнадежным, и прошлое предстает то как цепь приятных воспоминаний, то сплошь состоящим из неудач и несправедливостей. И повседневное окружение то кажется милым и интересным, то безобразным и скучным.

Маломотивированные смены настроения могут создать впечатление поверхностности и легкомыслия. Однако лабильность подростков отличают глубокие чувства, искренняя привязанность к тем, от кого они видят любовь, заботу и внимание. Привязанности сохраняются, несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор. Утраты переносятся тяжело. Не менее свойственна и преданная дружба. Предпочитают дружить с тем, кто в минуты грусти и недовольства способен утешить, отвлечь, при нападках — защитить, а в минуты подъема разделить радость и веселье, удовлетворить потребность в сопереживании. Любят компании, смену обстановки, но в отличие от гипертимных подростков ищут в них не поле деятельности, а только новые впечатления. Чуткость ко всякого рода знакам внимания, благодарности, похвалам и поощрениям, которые доставляют искреннюю радость, не сочетается ни с заносчивостью, ни с самомнением.

Эмансипационные устремления выражены умеренно. Они усиливаются, если их подогревает неблагоприятная семейная обстановка. Тяга к группированию со сверстниками целиком зависит от настроения. В хорошие минуты ищут компании, в плохие избегают общений. В группе сверстников на роль вожака не претендуют, охотно довольствуясь положением опекаемого и защищаемого другими любимца и баловня. Хобби ограничиваются информативно-коммуникативным типом, иногда художественной самодеятельностью, да еще некоторыми домашними животными (особенно привлекательна собственная собака, которая служит громоотводом для эмоций при перепадах настроения). Сексуальная активность обычно ограничивается флиртом и ухаживаниями. Влечение долго остается малодифференцированным и легко возможно отклонение на путь транзиторного подросткового гомосексуализма. Но сексуальные эксцессы всегда избегаются.

Своеобразная избирательная интуиция позволяет таким подросткам сразу чувствовать, как к ним относятся окружающие, при первом контакте определяя, кто к ним расположен, кто безразличен, а в ком таится хоть капля недоброжелательности или неприязни. Ответное отношение возникает незамедлительно и без попыток его утаить.

Самооценка отличается искренностью и умением правильно отметить черты своего характера.

“Слабым звеном” данного типа является отвержение со стороны эмоционально значимых лиц, утрата близких, разлука с ними.

Акцентуация, по лабильному типу часто сочетается с гармоничным психофизическим инфантилизмом, а также с вегетативной лабильностью и склонностью к аллергическим заболеваниям. Этот тип акцентуации служит почвой для острых аффективных реакций, неврозов, особенно неврастении, реактивной депрессии и для психопатических развитий.

Астено-невротический тип. С детства нередко выявляются признаки невропатии: плохой сон и аппетит, капризность, пугливость, плаксивость, иногда ночные страхи, ночной энурез, заикание и т.п. В других случаях детство проходит благополучно, и первые признаки астено-невротической акцентуации возникают только в подростковом возрасте.

   Главными чертами являются утомляемость, раздражительность и склонность к ипохондричности. Утомляемость особенно проявляется при умственных занятиях или при физических и эмоциональных напряжениях, например, в обстановке соревнований. Раздражительность ведет к внезапным аффективным вспышкам, возникающим нередко по ничтожному поводу. Раздражение, зачастую изливаемое на случайно попавших под руку, легко сменяется раскаянием и слезами. Склонность к ипохондризации может быть особенно сильной. Такие подростки внимательно прислушиваются к малейшим телесным ощущениям, охотно лечатся, укладываются в постель, подвергаются врачебным обследованиям. Наиболее частым источником ипохондрических переживаний у мальчиков становится сердце.

Подростковые нарушения поведения типа делинквентности, алкоголизации этому типу не свойственны. Реакция эмансипации обычно ограничивается маломотивированными вспышками раздражения в отношении родителей, воспитателей, старших вообще. К сверстникам тянутся, ищут компании, но быстро от нее устают и предпочитают одиночество или общение с близким другом. Самооценка обычно прежде всего отражает заботу о здоровье.

Этот тип акцентуации является почвой для развития неврастении, острых аффективных реакций, реактивных депрессий, ипохондрических развитий. Срывы часто возникают тогда, когда подросток осознает невыполнимость лелеемых планов, нереальность надежд и желаний. Велика также восприимчивость к ятрогениям. Тяжелые болезни у близких и знакомых усиливают ипохондричность.

Сенситивный тип. С детства пугливы и боязливы. Часто страшатся темноты, сторонятся животных, боятся остаться одни, быть запертыми дома. Чуждаются бойких и шумных сверстников. Не любят подвижных игр и озорства. Робки и застенчивы среди посторонних и в необычной обстановке. Несклонны к легкому общению с незнакомыми. Все это может оставлять ложное впечатление о замкнутости и отгороженности от окружающего. На самом деле такие дети достаточно общительны с теми, к кому привыкли. Играть часто любят с малышами, чувствуя себя с ними увереннее и спокойнее. К родным и близким бывают привязаны, даже при холодном и суровом обращении с ними. Отличаются послушанием. Слывут “домашними детьми”. Школа их пугает шумом, возней и драками на переменах. Учат обычно старательно. Страшатся всякого рода контрольных, проверок, экзаменов. Нередко стесняются отвечать у доски. Боятся прослыть выскочкой. Привыкнув к новому классу и даже страдая от преследований со стороны некоторых одноклассников; крайне неохотно переходят в другой.

Начало пубертатного периода обычно проходит без особых осложнений. Трудности начинаются в старшем подростковом возрасте, с момента вступления в самостоятельную жизнь. Тогда выступают две главные черты этого типа: чрезмерная впечатлительность и чувство собственной неполноценности. В себе видят множество недостатков, особенно в области морально-этических и волевых качеств. Источником тяжких угрызений совести у мальчиков может служить обычный для подросткового возраста онанизм. Боятся, что окружающие заподозрят их в “гнусности” и “распутстве”. К родным сохраняется детская привязанность. Опеке близких охотно подчиняются. Упреки и наказания с их стороны вызывают слезы и отчаяние. Рано формируется чувство долга, ответственности, чрезмерные моральные требования к себе и окружающим.

Выраженной бывает реакция  гиперкомпенсации. Ищут утверждения себя не там, где могут раскрыться их способности, а именно в той области, где чувствуют свою слабость. Робкие и стеснительные натягивают на себя личину веселости, развязности, даже заносчивости, но в неожиданной ситуации быстро пасуют. При доверительном контакте за спавшей маской “все нипочем” открывается жизнь, полная самобичеваний, тонкая чувствительность и непомерно высокие требования к самому себе. Нежданное сочувствие может сменить браваду на бурно хлынувшие слезы.

От сверстников не отгораживаются, стремятся к ним, но в выборе друзей разборчивы, а в дружбе привязчивы. Близкого друга предпочитают шумной компании. Увлечения сенситивных подростков бывают двоякого рода. Одни носят интеллектуально-эстетический характер (искусство, музыка, рисование, домашние цветы, певчие птицы, и т.п.), причем удовольствие доставляет сам процесс этих занятий; к особо высоким результатам вовсе не стремятся, даже свои реальные успехи оценивают весьма скромно. Другой род увлечений обусловлен реакцией гиперкомпенсации. Здесь важен достигаемый результат и признание со стороны. Мальчики пытаются преодолеть “слабоволие” занятиями силовыми видами спорта (борьба, атлетическая гимнастика и т. п.), а робость и застенчивость стараются побороть, устремляясь на общественные посты, где обычно тщательно выполняют формальную часть порученной функции, оставляя фактическое лидерство другим.

Сексуальное влечение усиливает застенчивость и переживания собственной неполноценности. В силу гиперкомпенсации признания в любви могут быть столь решительными и неожиданными, что пугают и отталкивают. Отвергнутая любовь утверждает в мыслях о своей неполноценности. Могут возникнуть суицидные намерения.

Ни к делинквентности, ни к алкоголизации склонности не отмечается. Сенситивные юноши обычно некурят. В алкогольном опьянении вместо эйфории нередко можно наблюдать депрессивные переживания.

Самооценка отличается высоким уровнем объективности. Лгать и притворяться не любят и не умеют. Отказ отвечать предпочитают неправде.

Ударом по “слабому звену” обычно оказывается ситуация, где подросток становится объектом недоброжелательного внимания окружающих, насмешек или подозрений в неблаговидных поступках, когда на репутацию падает тень, или когда подросток подвергается несправедливым обвинениям.

Сенситивная акцентуация служит почвой для острых аффективных реакций интрапунитивного типа, фобического невроза, реактивных депрессий, эндореактивных психозов. По-видимому, сенситивная акцентуация сопряжена с более высоким риском заболевания прогредиентной шизофренией.

Психастенический тип. В детстве, наряду с некоторой робостью и пугливостью, рано проявляется моторная неловкость, склонность, к рассуждательству и не по возрасту “интеллектуальные” интересы. Иногда уже в детском возрасте начинаются фобии, т. е. боязнь незнакомых людей и новых предметов, темноты, страх оказаться за запертой дверью.

Критическим периодом, когда психастенические черты начинают раскрываться во всей полноте, обычно бывают первые классы школы, когда безмятежное детство сменяется первыми требованиями к чувству ответственности. Необходимость отвечать за себя и особенно за других представляет один из самых чувствительных ударов для психастенической натуры.

В пубертатном периоде резких обострений психастении обычно не бывает. Декомпенсации могут наступать в моменты предъявления высоких требований к чувству ответственности (например, во время экзаменов).

Главными чертами психастенического типа являются нерешительность, склонность ко всякого рода рассуждениям, тревожная мнительность в виде опасений за будущее — свое и своих близких, любовь к самоанализу, самокопанию и легкость возникновения навязчивых страхов, опасений, действий, ритуалов, представлений, мыслей. Опасения адресуются к возможному, даже к маловероятному, в будущем: как бы не случилось чего-нибудь ужасного и непоправимого с ними самими или с теми близкими, к которым они обнаруживают чрезвычайно сильную привязанность. Невзгоды, уже случившиеся, пугают их гораздо меньше. Мальчикам бывает особенно свойственна тревога за мать: как бы она не заболела и не умерла, не попала бы под транспорт и т. п. Если мать опаздывает, где-то без предупреждения задержалась, такой подросток не находит себе места.

Защитой от постоянной тревоги за будущее становятся выдуманные приметы и ритуалы. Например, выходя из дома, переступать порог только левой ногой, на контрольные и экзамены надевать одну и ту же “счастливую” рубашку и т.п. Другой защитой является специально выработанные педантизм и формализм, которые питаются мыслью, что если все заранее предусмотреть и не уклоняться от намеченного плана, то ничего плохого не случится.

Нерешительность особенно проявляется в долгих и мучительных колебаниях, когда надо сделать самостоятельный выбор. Однако уже принятое решение должно быть немедленно исполнено, при этом вдруг обнаруживается поразительная нетерпеливость. У психастенических подростков приходится видеть реакцию гиперкомпенсации в отношении своей нерешительности и неуверенности. Она проявляется неожиданными самоуверенными и безапелляционными высказываниями, утрированной решимостью и скоропалительностью действий в моменты, когда как раз требуется осмотрительность и осторожность. Постигающие при этом неудачи еще более усиливают нерешительность и сомнения.

Физическое развитие обычно оставляет желать лучшего. Все ручные навыки и занятия спортом даются плохо. Исключение составляют лишь те виды спорта, при занятиях которыми нагрузка падает на ноги (бег, прыжки, лыжи, велосипед). В этих видах иногда достигаются лучшие результаты.

Подростковая реакция эмансипации выражена слабо и нередко замещена патологической привязанностью, к кому-либо из близких. Тяга к сверстникам проявляется в робких формах. Увлечения, как правило, ограничиваются интеллектуально-эстетическими хобби. Сексуальное развитие зачастую опережает общее физическое. Интенсивный онанизм может становиться источником самоугрызений и символических запретов. Подростковые нарушения поведения (делинквентность, побеги из дома, алкоголизация) психастеникам не присущи.

Самооценка, несмотря на склонность к самоанализу, далеко не всегда отличается правильностью и полнотой. Часто выделяется склонность находить у себя черты самых разных типов, в том числе совершенно не свойственные, например, истерические.

Психастеническая акцентуация служит благодатной почвой для развития обсессивного невроза. Воспитание в условиях “повышенной моральной ответственности”, когда взрослые перекладывают на детские плечи заботы по уходу и надзору за малышами или беспомощными членами семьи, резко усиливает психастенические черты. “Повышенная ответственность” может быть связана со слишком большой надеждой родителей на выдающиеся успехи ребенка и подростка в учебе, занятиях музыкой и т.п. Склонный к психастении подросток чутко улавливает эти высокие родительские экспектации и страшится их не оправдать, чтобы не утратить всей полноты родительской любви. Воспитание по типу доминирующей гиперпротекции, сочетающееся с постоянными и чрезмерными призывами к чувству ответственности, предусмотрительности, с запугиванием возможными неприятностями и невзгодами также может привести к психопатическому развитию психастенического типа.

Шизоидный тип. С первых лет такие дети любят играть одни. Они мало тянутся к сверстникам, избегают возни и шумных забав, предпочитают общество взрослых, подолгу молча слушая их беседы между собой. К этому может добавляться какая-то недетская сдержанность и даже холодность.

В подростковом возрасте все черты шизоидного типа крайне заостряются. Прежде всего бросаются в глаза замкнутость и отгороженность. Иногда духовное одиночество мало тяготит подростка,, который живет своими, необычными для других, интересами и увлечениями. Чаще же неспособность устанавливать контакты тяжело переживается. Неудачные попытки найти себе друга по душе, мимозоподобная чувствительность в моменты таких поисков, быстрая истощаемость в контакте (“не знаю о чем еще говорить”) побуждают к еще большему уходу в себя.

Замкнутость сочетается с недостатком интуиции - неумением догадаться о несказанном другими вслух, угадать их желания, почувствовать чужие переживания, неприязненное отношение к себе или, наоборот, симпатию и расположение, уловить момент, когда не следует навязывать свое присутствие. К недостатку интуиции примыкает недостаток сопереживания — неумение откликнуться на радость или печаль другого, понять обиду, отозваться на чужое беспокойство и волнение. Слабость интуиции и сопереживания создает впечатление холодности и черствости. Некоторые поступки могут показаться жестокими, но они связаны с неспособностью вчувствоваться в страдания других, а не с желанием получить садистское наслаждение.

Внутренний мир почти всегда закрыт для посторонних и зачастую бывает заполнен фантазиями и увлечениями. Шизоидные подростки могут раскрываться неожиданно и обычно перед человеком малознакомым, и даже случайным, но чем-то импонирующим их прихотливому выбору. В то же время их внутренние переживания могут навсегда оставаться скрытыми от близких или от тех, кого они знают много лет.

Недоступность внутреннего мира и сдержанность в проявлении чувств делают неожиданными и непонятными для окружающих многие поступки, ибо весь ход предшествующих переживаний и мотивов остается скрытым. Чудачества бывают неожиданны, но не служат эгоцентрической цели привлечь к себе внимание.

Подростковая реакция эмансипации обычно проявляется весьма своеобразно. Шизоидный подросток может терпеть мелочную опеку в быту и даже не замечать ее, подчиняться установленному распорядку и режиму, но готов реагировать бурным протестом на малейшую попытку вторгнуться без дозволения в мир его интересов, увлечений и фантазий. Однако реакция эмансипации легко может оборачиваться социальной нонконформ-ностью—негодованием по поводу существующих правил и порядков, насмешками над распространенными идеалами, интересами и духовными ценностями, злопыхательством по поводу “отсутствия свободы”. Подобные суждения могут подолгу скрытно вынашиваться и нежданно для всех реализоваться в решительных действиях или публичных выступлениях. Прямолинейная критика других в таких случаях осуществляется без учета ее последствий для себя.

Реакция группирования со сверстниками внешне выражена слабо. Замкнутость затрудняет контакты, а неподатливость общему влиянию не позволяет полностью слиться с группой. Иногда шизоидные подростки подвергаются насмешкам и преследованиям сверстников, иногда же, благодаря холодной сдержанности и неожиданному умению постоять за себя, внушают уважение и заставляют соблюдать дистанцию. Но успех среди сверстников может быть предметом сокровенных фантазий шизоидного подростка.

Увлечения нередко отличаются необычностью, силой и постоянством. Чаще встречаются интеллектуально-эстетические хобби. Увлечения нередко таят от других, боясь непонимания и насмешек. Делятся ими, если встречают интерес, но никогда не выставляют напоказ. В спорте предпочитают индивидуальные занятия, но не коллективные игры. Место увлечений могут занимать одинокие многочасовые прогулки. Некоторым шизоидам хорошо даются тонкие ручные навыки: игра на музыкальных инструментах, всяческие поделки.

Сексуальная активность для окружающих обычно остается незамеченной. Однако внешняя “асексуальность”, презрение к половой жизни могут сочетаться с упорным онанизмом и яркими эротическими фантазиями. Болезненно чувствительные в компаниях, не способные на флирт и ухаживание, не умеющие добиться сексуальной близости в ситуации, где она возможна, шизоидные подростки могут внезапно для других проявлять сексуальную активность в самых грубых и даже извращенных формах: вступать в связь   со случайными встречными, онанировать под чужими окнами, эксгибиционировать перед малышами, часами сторожить, чтобы подсмотреть чьи-то обнаженные гениталии и т.п. Подобная сексуальная активность и сексуальные фантазии глубоко таятся. Даже когда подобные действия обнаружены, стараются не раскрывать мотивов и переживаний.

Алкоголизация встречается редко. Опьянение обычно не сопровождается эйфорией. Уговорам и питейной атмосфере компаний легко противостоят. Однако у некоторых небольшие дозы крепких напитков облегчают установление контактов и устраняют чувство неестественности во время общений. Тогда алкоголь может регулярно использоваться в качестве своеобразного “коммуникативного допинга". Может возникнуть необычная психическая зависимость, отличная от известной психической зависимости у алкоголиков. В указанных случаях прием алкогольного допинга подростком становится необходимым ритуалом перед вынужденными активными общениями. С той же целью легко могут быть начаты приемы наркотиков. Опасность токсикоманического поведения у шизоидов больше, чем алкоголизации.

Делинквентное поведение встречается нечасто. Групповые правонарушения не свойственны. Однако преступления могут совершаться “во имя группы”, чтобы группа “признала своим”. В одиночку совершаются и сексуальные правонарушения.

Самооценка шизоидов отличается избирательностью. Хорошо отдают себе отчет в своей замкнутости, трудности контактов, непонимании окружающих. Противоречия же в своем поведении не замечаются или им не придается значения. Любят подчеркивать свою независимость и самостоятельность.

Обычно приписываемые шизоидам соматические признаки (худощавость, дряблая мускулатура, сутуловатость) на фоне акселерации могут искажаться эндокринными сдвигами, обусловливая, например, избыточную полноту.

Ударам по “слабому звену” шизоидной акцентуации является ситуация, в которой необходимо быстро и легко вступать в неформальные контакты (формальные контакты, в отличие от сенситивных подростков, при шизоидной акцентуации даются относительно легко). Непереносимым является также грубое насильственное вторжение в интимный мир фантазий и увлечений. Другие же психические травмы переносятся иногда удивительно стойко. В целом шизоидная акцентуация по миновании подросткового возраста обычно не препятствует хорошей социальной адаптации.

Шизоидная акцентуация сочетается с повышенным риском заболевания вялотекущей шизофренией. Повышение риска прогредиентной шизофрении менее отчетливо. Этот тип акцентуации в подростковом возрасте предрасполагает также к транзиторной метафизической интоксикации.

Эпилептоидный тип. Лишь в части случаев черты этого типа явственно проступают еще в детстве. Такой ребенок может часами плакать и его невозможно ни утешить, ни отвлечь, ни приструнить. Наряду с этим, могут выявиться садистские склонности, дети любят мучить животных, дразнить младших, издеваться над беспомощными. Отмечается также недетская бережливость по отношению к одежде, игрушкам, всему “своему” и крайне злобная реакция на тех, кто собирается покушаться на их собственность. В школе обнаруживается мелочная аккуратность в ведении тетрадей, всего ученического хозяйства.

В большинстве случаев черты этого типа становятся очевидными только в подростковом возрасте. Главной из них является склонность к периодам злобно-тоскливого настроения с накипающим раздражением и поискам объекта, на котором можно сорвать зло. Такие состояния длятся часами, реже днями, постепенно начинаясь и медленно ослабевая. С ними тесно связана аффективная взрывчатость. Вспышки возбуждения лишь при первом впечатлении кажутся внезапными. Аффект накипает долго и постепенно. Повод для взрыва может быть ничтожным, сыграть роль последней капли. Аффекты не только сильны, но и продолжительны, долго не наступает успокоения. В аффекте могут отмечаться безудержная ярость, циничная брань, жестокие побои, безразличие к беспомощности объекта нападения и. неспособность учесть его превосходящую силу. Реже эта ярость оборачивается аутоагрессией с нанесением себе порою тяжких повреждений.

Инстинктивная жизнь отличается большим напряжением. Сильное сексуальное влечение, склонность к сексуальным эксцессам могут сочетаться с садистскими и мазохистическими наклонностями. Любовь почти всегда окрашена мрачными красками ревности.

Алкогольное опьянение часто протекает тяжело, с яростью и драками. В пьяном виде могут быть совершены поступки, о которых потом не остается воспоминаний. Тем не менее нередкой бывает склонность напиваться “до отключения”. Брутальность сказывается во всем; крепкие напитки предпочитаются вину, крепкие папиросы — сигаретам и т.п. В опьянении легко возникают как агрессивные, так и аутоагрессивные аффективные реакции.

Реакция эмансипации нередко протекает тяжело. От родных требуют не только “свободы” и самостоятельности, но и “прав”, доли имущества, материальных благ. Перед начальством склонны к угодничеству, если ждут каких-либо преимуществ. Реакция группирования со сверстниками сопряжена со стремлением к властвованию. В группе желают устанавливать порядки, выгодные для себя. Могут хорошо адаптироваться в условиях строгого дисциплинарного режима, где умеют подольститься к начальству, заполучить определенную власть над другими подростками и умело использовать ее для своей выгоды. Власть в руках эпилептоидного подростка может быть ударом по его “слабому звену”. Упоенный властью, он теряет контроль над собой, настолько угнетает и подавляет попавщих под его зависимость, что против него зреет всеобщий бунт, который лишает его былых преимуществ и надолго дезадаптирует.

Среди увлечений должна быть отмечена склонность к азартным играм. Страсть к обогащению очень легко пробуждается. Коллекционирование привлекает прежде всего материальной ценностью собранного. В спорте заманчивым кажется то, что позволяет развить физическую силу. В сфере увлечений могут оказаться и различные поделки, особенно требующие тщательности исполнения и сулящие материальную выгоду. Музыкой и пением охотно занимаются наедине, получая от этого особое чувственное наслаждение.

Общими чертами являются также вязкость, тугоподвижность, тяжеловесность, инертность, что откладывает отпечаток на всем — от моторики и эмоциональности до мышления и личностных ценностей. Мелочная скрупулезность, дотошное соблюдение всех правил, даже в ущерб делу, допекающий всех педантизм — все это рассматривается некоторыми авторами как способ компенсации собственной инертности. Большое внимание к своему здоровью, бережное соблюдение собственных интересов сочетаются со злопамятностью, несклонностью прощать обиды, озлоблением при малейшем ущемлении интересов.

М. С. Певзнер (1941) обратила внимание на особый вариант эпилептоидности у подростков, отличавшихся, по ее мнению, “гиперсоциальностью”—любовью к труду, аккуратностью, подчеркнутой “правильностью” во всем поведении. В. В. Ковалев    (1973) именно эти качества характера расценил как компенсаторные. По нашему наблюдению, подобная “гиперсоциальность” остается однобокой: подростки оказываются способными на “двойную жизнь”: слывут примерными в одной ситуации и обнаруживают крайнее себялюбие, злобность, склонность к агрессии, моральную и физическую жестокость в другой.

Внешний облик эпилептоидного подростка, описанный Г. Е. Сухаревой —приземистая крепкая фигура, массивный торс с короткими конечностями, круглая, чуть вдавленная в плечи голова, большая челюсть, крупные гениталии у мальчиков—встречается часто, но, конечно, далеко не всегда.

Самооценка носит односторонний характер. Отмечаются склонность к периодам мрачного расположения духа (“на меня находит”), осмотрительность, приверженность к аккуратности и порядку, нелюбовь к пустым мечтаниям и предпочтение жить реальной жизнью, беспокойство о здоровье, даже склонность. к ревности. В остальном представляют себя гораздо более конформными, чем это есть на самом деле.

Скрытая акцентуация по эпилептоидному типу обнаруживается либо в ситуации, которая наносит удар по “слабому звену”, например, при конфликтах по поводу ущемления интересов, при возможности проявить деспотическую власть, либо под влиянием алкогольного опьянения, которое, как указывалось, протекает очень тяжело.

Эпилептоидная акцентуация является почвой для острых аффективных реакций, ситуативно обусловленных нарушений поведения долинквентного и даже криминального типа, ранней алкоголизации, а также психопатического развития. Особенно пагубным является воспитание в условиях жестоких взаимоотношений. Гипоопека может способствовать наслоению черт неустойчивости, потворствующая гиперпротекция — истероидности.

Истероидный тип. Главной чертой является эгоцентризм, ненасытная жажда постоянного внимания окружающих к своей особе, потребность вызывать восхищение, удивление, почитание, сочувствие. На худой конец предпочитаются даже негодование и ненависть в отношении себя, но только не перспектива остаться незамеченным. Все остальные качества определяются этой чертой. Нередко приписываемая истероидам внушаемость отличается избирательностью: от нее ничего не остается, если обстановка внушения или само внушение не льют воду на мельницу эгоцентризма. Лживость и фантазирование целиком направлены на приукрашивание своей личности с тем, чтобы опять же привлечь к себе внимание. Кажущаяся эмоциональность на деле оборачивается отсутствием глубоких искренних чувств при большой выразительности, театральности переживаний, при склонности к рисовке и позерству.

Все эти черты нередко намечаются с детских лет. Такой ребенок не выносит, когда при нем хвалят других детей, другим уделяют внимание. Игрушки ему быстро надоедают и часто служат лишь предметом хвастовства перед другими малышами. Насущной потребностью рано становится привлечение к себе взоров, выслушивание восторгов и похвал. Для этого дети с истероидными чертами охотно декламируют стихи, танцуют, поют. Успехи в учебе во многом определяются тем, ставят ли их в пример другим.

В подростковом возрасте с той же целью привлечь к себе внимание, прежде всего товарищей, могут использоваться нарушения поведения. Делинквентность сводится к прогулам, нежеланию работать и учиться, так как “серая жизнь” их не удовлетворяет, а занять в учебе и труде престижное положение, которое бы тешило их самолюбие, у них не хватает ни способностей, ни, главное, настойчивости. Тем не менее безделье и праздность сочетаются с очень высокими, фактически не удовлетворимыми претензиями в отношении будущей профессии. Склонны к вызывающему поведению в общественных местах. Более тяжких нарушений доведения обычно избегают.

Побеги из дома могут начаться с детских лет. Убежав, дети или подростки стараются быть там, где их будут искать, или обратить на себя внимание милиции (такие демонстративные побеги обычно являются следствием реакции оппозиции). Склонны преувеличивать свою алкоголизацию: прихвастнуть огромным количеством выпитого или блеснуть изысканным выбором алкогольных напитков. Иногда такие подростки готовы изобразить из себя наркоманов. Наслышавшись о наркотиках, попробовав раз - другой какой-либо доступный суррогат, они любят расписывать свои наркотические эксцессы, необычный “кайф”, прием экстравагантных наркотиков, вроде героина или ЛСД. Детальный расспрос обнаруживает, что нахватанные сведения быстро истощаются.

Если ничем другим не удается привлечь к себе внимание, то в ход могут пускаться мнимые болезни, ложь и фантазии. Последние всегда предназначаются для окружающих. Выдумывая, легко вживаются в роль, вводят в заблуждение доверчивых людей.

Истероидная акцентуация нередко сочетается с психическим инфантилизмом (гармоничным психофизическим или с психическим на фоне физической акселерации). Вследствие инфантилизма в подростковом возрасте сохраняется детская реакция оппозиции на утрату или уменьшение внимания со стороны близких, на потерю роли семейного кумира. Проявления этой реакции могут быть теми же, что и в детстве—уход в болезнь, попытки избавиться от того, на кого переключилось внимание (например, заставить мать разойтись с появившимся отчимом). Но чаще реакция оппозиции проявляется подростковыми нарушениями поведения—выпивки, знакомство с наркотиками, прогулы, воровство асоциальные компании сверстников—все это предназначается лишь для того, чтобы языком поступков про сигнализировать близким: “Верните мне прежнее внимание и заботу, иначе я собьюсь с пути”.

Реакция эмансипации может иметь бурные внешние проявления—громогласные требования свободы, конфликты и т.п. На самом же деле настоящей свободы и самостоятельности вовсе не ищут, от внимания и забот близких вовсе не жаждут избавиться.

Реакция группирования со сверстниками сопряжена с претензиями на лидерство или на исключительное положение в группе. Не обладая ни достаточной стеничностью, ни бестрепетной готовностью подчинять себе других, такие подростки добиваются ведущего положения иными средствами. Обладая хорошим интуитивным чутьем настроения в группе, еще только назревающих в ней желаний, стремлений, событий, истероидные подростки становятся их первыми выразителями, застрелыщиками, зажигателями. В порыве, воодушевленные обращенными на них взорами, могут повести за собой других, даже проявить отвагу. Но всегда оказываются вожаками на час, так как перед неожиданными трудностями пасуют, друзей легко предают, лишенные восхищенных взглядов, сразу теряют весь задор. Пытаются также возвыситься в среде сверстников, “пуская им пыль в глаза” россказнями о своих былых “удачах” и “похождениях”. Товарищи вскоре распознают за внешними эффектами внутреннюю пустоту. Поэтому истероидные подростки не склонны подолгу задерживаться в одной группе сверстников и охотно устремляются в новую, уверяя, что “разочаровались в прежних причте лях”.

Увлечения целиком питаются эгоцентризмом. Для этого может выбираться и художественная самодеятельность (особенно те ее виды, которые популярны в среде сверстников). Но той же цели могут служить и гимнастика йогов, и модные философские течения, и необычные коллекции и многое другое, если только оно не требует слишком упорного труда и позволяет покрасоваться перед другими.

Сексуальное влечение не отличается ни силой, ни напряженностью. В сексуальном поведении также много театральной игры. Юноши чаще скрывают свои сексуальные переживания, уходят от бесед на эти темы, чувствуя, что среди товарищей в этой области они могут легко оказаться не на “высоте”. Девочки, наоборот, склонны афишировать свои действительные и выдумывать несуществующие связи, способны на оговоры и самооговоры, могут разыгрывать роль распутниц и проституток, наслаждаясь ошеломляющим впечатлением на собеседника.

Самооценка очень далека от объективности. Обычно представляют себя такими, какими в данный момент можно скорее всего обратить на себя внимание.

Удары по эгоцентризму являются caмыми чувствительными для истероидной натуры. Неспособность занять видное положение среди сверстников, разоблачение приукрашивающих вымыслов с перспективой быть осмеянными и низвергнутыми с пьедестала, крах надежд при высоком уровне притязаний, утрата внимания со стороны значимых лиц—все это может повести и к острым аффективным реакциям демонстративного типа, включая суицидальные демонстрации, и к истерическому неврозу, и к демонстративным нарушениям поведения. Сочетание истероидной акцентуации с потворствующей гиперпротекцией в воспитании (“кумир семьи”) легко приводит к психопатическому развитию.

Неустойчивый тип. С детства отличаются непослушанием, непоседливы, всюду и во все лезут, но при этом трусливы, боятся наказаний, легко подчиняются другим детям. Элементарные правила поведения усваиваются с трудом. За ними все время приходится следить. У части встречаются симптомы невропатии (ночной энурез, заикание и др.).

С первых классов школы нет желания учиться. Нехотя подчиняются при строгом контроле, но всегда ищут случай отлынивать от занятий. Полное безволие обнаруживается, когда дело касается любого труда, исполнения обязанностей и долга, достижения целей, которые ставят перед ними старшие.

Рано выявляется повышенная тяга к удовольствиям, развлечениям, праздности, безделью. Убегают с уроков в кино или просто погулять по улице. Подстрекаемые более стеничными товарищами, могут ради компании убежать из дома. Охотно подражают и подчиняются тем, чье поведение сулит наслаждения, веселье и смену легких впечатлений. Готовы все дни проводить в уличных компаниях. Еще детьми начинают курить. Легко идут на мелкие кражи.

Когда становятся подростками, то прежние развлечения, вроде кино, теперь уже не забавляют. Ищут более острых и сильных ощущений—в ход идут хулиганские поступки, алкоголизация, проявляется интерес к наркотизации. Нарушения поведения, делинквентность прежде всего обусловлены желанием поразвлечься. Выпивки начинаются рано (иногда с 12—14 лет) и всегда в компании асоциальных приятелей. Поиск необычных впечатлений легко толкает на правонарушения.

Реакция эмансипации тесно сопряжена все с тем же желанием удовольствия и развлечения. Глубокой любви к близким они никогда не питают. К семейным бедам и заботам относятся с равнодушием. Родные для них — прежде всего источник средств для развлечений. Реакция группирования проявляется в раннем тяготении к уличным асоциальным компаниям. Неспособные сами занять себя, плохо переносят одиночество и в этих компаниях прежде всего ищут места для развлечений. Трусость и недостаточная инициативность приводят к тому, что неустойчивые подростки легко становятся орудием таких групп. В групповых правонарушениях им приходится таскать каштаны из огня, а плоды пожинают более стеничные члены группы,

Все увлечения, требующие какого-то труда, для них непостижимы. Доступным оказывается только информативно - коммуникативный тип хобби, да еще азартные игры. Отсюда многочасовая пустая болтовня со случайными приятелями, детективно-приключенческие интересы— все это питается жаждой впечатлений, новой легкой информацией, не требующей никакой интеллектуальной переработки. Знакомства предпочитаются такие же легкие, как получаемая информация, они нужны только, чтобы ею обмениваться. Веселая компания всегда важнее преданного друга. Полученные сведения легко забываются, в подлинный их смысл не вникают, никаких выводов не делается. К занятиям спортом испытывают отвращение. Только автомашина и мотоцикл представляются заманчивыми как источники почти гедонического наслаждения бешеной скоростью с рулем в руках. Но упорные занятия и здесь отталкивают. Предпочитается угон автомашин и мотоциклов с целью покататься. Художественная самодеятельность не привлекает, даже модные ансамбли скоро приедаются.

Сексуальное влечение не отличается силой, но пребывание в уличных группах ведет к раннему сексуальному опыту, включая знакомство с извращениями. Сексуальная жизнь становится таким же источником развлечений, как выпивки и хулиганские похождения. Романтическая влюбленность проходит мимо неустойчивых подростков, чувство влюбленности для них остается незнакомым.

Учеба легко забрасывается. Никакой труд не привлекает. Работают только в силу крайней необходимости. Поражает равнодушие к своему будущему—не строят планов, не мечтают о какой-либо профессии или о каком-либо положении для себя. Живут только настоящим, желая извлечь из него максимум удовольствий. От трудностей, неприятностей и испытаний стараются убежать. С угрозой наказания бывают связаны первые побеги из дома и из интернатов. Повторные же побеги нередко обусловлены тягой к “свободной жизни”.

Слабоволие и трусость позволяют удерживать неустойчивых в условиях сурового и жестко регламентированного режима. Когда безделье грозит наказанием, а ускользнуть некуда, они нехотя смиряются и работают. Самооценка обычно необъективна: себе приписывают гипертимные или конформные черты. Главное “слабое звено" неустойчивой акцентуации — остаться без пристального надзора, быть предоставленным самому себе.

Скрытая акцентуация по неустойчивому типу обнаруживается, когда подросток, до определенного момента бывший под строгим присмотром, в силу обстоятельств внезапно оказывается лишенным постоянного контроля. Он сразу же .попадает в асоциальную компанию, начинает алкоголизироваться и совершает правонарушения.

При воспитании по типу гипопротекции из неустойчивой акцентуации развивается психопатия.

Конформный тип. Главная черта — постоянная и чрезмерная конформность к своему непосредственному привычному окружению. Жизненное правило—думать “как все”, поступать “как все”, стараться, чтобы все было “как у всех” — от одежды и манеры вести себя до мировоззрения и суждений по животрепещущим вопросам. При этом под “всеми” подразумевается привычное окружение. От него стараются ни в чем не отстать но и не любят выделяться, забегать вперед. Это особенно проявляется на отношении к модам одежды. Когда появляется какая-либо новая мода, то нет больших ее хулителей, чем представители конформного типа. Но как только их среда осваивает новую моду, они сами облачаются в эту одежду, забыв о том, что говорили ранее.

В жизни любят руководствоваться сентенциями и в трудных случаях ищут в них утешения и оправдания (“утраченного не воротишь” и т.п.). Стремясь всегда соответствовать окружению, совершенно не могут ему противостоять. Поэтому оказываются полностью продуктом своей микросреды. В хорошем окружении становятся неплохими людьми, исполнительными работниками. Но, попав в дурную среду, со временем усваивают все ее обычаи и привычки, манеры и правила поведения, как бы все это ни противоречило прежнему модусу жизни и как бы пагубно ни было. Хотя адаптация к новой среде происходит медленно и первое время тяжело, но, когда она уже осуществилась, новая среда становится таким же диктатором поведения, каким раньше была прежняя. Поэтому конформные подростки “за компанию” легко спиваются, могут быть втянуты в групповые правонарушения.

Конформность сочетается с поразительной некритичностью. Все, что говорит привычное окружение, все, что приносят привычные каналы информации,—это и есть истина. И даже если по этим каналам начинают поступать сведения, явно противоречащие действительности, они по-прежнему принимаются за чистую монету.

Консерватизм идет рука об руку с конформностью. Новое не любят, потому что не могут к нему быстро приспособиться. Трудно осваиваются в новой обстановке. Правда, в наших условиях они открыто в этом не признаются, потому что в подавляющем большинстве наших микроколлективов чувство нового высоко ценится, новаторы поощряются и т.п. Но положительное отношение к новому остается только на словах. На деле же предпочитается стабильное окружение и раз навсегда установленный порядок. Нелюбовь к новому прорывается наружу беспричинной неприязнью к чужакам. Это касается и просто новичка, появившегося в “своей” группе, и особенно представителя другой среды, другой манеры держать себя и даже другой национальности.

0пекаемое взрослыми детство не дает чрезмерных нагрузок для конформного типа и проходит без нарушений. Поэтому только в подростковом возрасте начинают выявляться конформные черты. Учеба с ее четкой регламентацией и стабильным режимом не представляет чрезмерных трудностей.

Конформные подростки очень дорожат местом в привычной группе сверстников, стабильностью этой группы, постоянством окружения. Нередко решающим в выборе профессии или в избрании места, где продолжать учебу, является то обстоятельство, что в то или иное учебное заведение поступают большинство товарищей. Если привычная подростковая группа почему-либо отвергает конформного подростка, то это воспринимается как одна из самых тяжелых психических травм. Реакция эмансипации ярко проявляется только в том случае, когда родители и воспитатели отрывают конформного подростка от привычной ему среды сверстников, когда они противодействуют его стремлению быть “как все”, перенять распространившиеся подростковые моды, увлечения, манеры, намерения. Увлечения конформного подростка целиком определяются его средой и велением времени.

Слабое место в конформном характере—непереносимость крутых перемен. Ломка жизненного стереотипа, лишение привычного общества может послужить причиной реактивных состояний. К острым аффективным реакциям особой склонности не обнаруживается. Дурное влияние среды чаще всего толкает к алкоголизации.

В развитии акцентуаций характера можно выделить две группы динамических изменений[22]:

Первая группа - это преходящие, транзиторные изменения. Они по форме те же, что и при психопатиях.

1) острые аффективные реакции:

а) Интрапунитивные реакции представляют собой разряд аффекта путем аутоагрессии - нанесение себе повреждений, покушение на самоубийство, учинение себе вреда разными способами (отчаянные безрассудные поступки с неизбежными неприятными последствиями для себя, порча ценных личных вещей и т.п.). Наиболее часто этот вид реакций встречается при двух, казалось бы, диаметрально противоположных по складу типах акцентуаций сензитивной и эпилептоидной.

б) Экстрапунитивные реакции подразумевают разряд аффекта путем агрессии на окружающее - нападение на обидчиков или "вымещение злобы" на случайных лицах или попавших под руку предметах. Наиболее часто этот вид реакции можно видеть при гипертимной, лабильной и эпилептоидной акцентуациях.

в) Иммунитивная реакция проявляется в том, что аффект разряжается путем безрассудного бегства из аффектогенной ситуации, хотя это бегство никак эту ситуацию не исправляет, а часто даже усугубляет. Этот вид реакции чаще встречается при неустойчивой, а также при шизоидной акцентуациях.

г) Демонстративные реакции, когда аффект разряжается в "спектакль", в разыгрывание бурных сцен, в изображение попыток самоубийства и т. п. Этот вид реакций весьма характерен для истероидной акцентуации, но может встречаться и при эпилиптоидной и при лабильной.

2) преходящие психоподобные нарушения поведения ("пубертатные поведенческие кризы").

а) делинквентность, т. е. в проступки и мелкие правонарушения, достигающие наказуемого в судебном порядке криминала;

б) токсикоманическое поведение, т. е. в стремление получить состояние опьянения, эйфории или пережить иные необычные ощущения путем употребления алкоголя или других дурманящих средств;

в) побеги из дома, и бродяжничество;

г) транзиторные сексуальные девиации (ранней половой жизни, преходящего подросткового гомосексуализма и др.).

3) развитие на фоне акцентуаций характера разнообразных психогенных психических расстройств - неврозов, реактивных депрессий и т.п. Но в данном случае дело уже не ограничивается "динамикой акцентуаций"; происходит переход на качественно иной уровень - развитие болезни.

Ко второй группе динамических изменений при акцентуациях характера принадлежат его относительно стойкие изменения. Они могут быть нескольких типов:

1. Переход "явной" акцентуации в скрытую, латентную. Под влиянием повзросления н накопления жизненного опыта акцентуированные черты характера сглаживаются, компенсируются.

2. Формирование на почве акцентуаций характера под действием благоприятных условий среды психопатических развитий, достигающих уровня среды патологии ("краевые психопатии", по О.В. Кербикову). Для этого обычно бывает необходимо сочетанное действие нескольких факторов:

- наличие изначальной акцентуации характера,

- неблагоприятные условия среды должны быть такими, чтобы адресоваться именно к "месту наименьшего сопротивления" данного типа акцентуации,

- их действие должно быть достаточно продолжительным и, главное,

- оно должно упасть на критический для формирования данного типа акцентуации возраст.

3. Трансформация типов акцентуаций характера является одним из кардинальных явлений в их возрастной динамике. Суть этих трансформаций состоит обычно в присоединении черт близкого, совместимого с прежним, типа и даже в том, что черты последнего становятся доминирующими. Наоборот, в случаях изначально смешанных типов черты одного из них могут настолько выходить на первый план, что полностью заслоняют черты другого.

Трансформация типов возможна только по определенным закономерностям - только в сторону совместных типов. Никогда не приходилось видеть превращения гипертимного типа в шизоидный, лабильного - в эпилептоидный или наслоения черт неустойчивого типа на психастеническую или сензитивную основу.

Мощным трансформирующим фактором являются продолжительные неблагоприятные социально-психологические влияния в подростковом возрасте, т. е. в период становления большинства типов характера. К ним прежде всего относятся разные виды неправильного воспитания. Можно указать на следующие из них: 1) гипопротекция, достигающая в крайней степени безнадзорности; 2) особый вид гипопротекции, описанный А.А.Вдовиченко под названием потворствующая гипопротекция, когда родители предоставляют подростка самому себе, фактически не заботясь о его поведении, но при начинающихся проступках и даже правонарушениях всячески его выгораживают, отводя все обвинения, стремятся любыми способами освободить от наказаний и т. п.; 3)доминирующая гиперпротекция ("гиперопека"); 4) потворствующая гиперпротекция, в крайней степени достигающая воспитания "кумира семьи"; 5)эмоциональное отвержение, в крайних случаях достигающее степени третирования и унижения (воспитание по типу "Золушки"); 6) воспитание в условиях жестоких взаимоотношений; 7) в условиях повышенной моральной ответственности; 8) в условиях "культа болезней".

Многочисленные исследования посвящены выявлению связи акцентуаций подростков и таких их проявлений как агрессивность, конфликтность, делинквентность.

Характер агрессивных подростков описывается как сверхактивный, импульсивный, возбудимый, с трудностями концентрации внимания. В терминологии концепции акцентуаций характера это соответствует гипертимному характерологическому типу, акцентуации или психопатии[22].

При исследовании делинквентных подростков, действительно доминирует гипертимный тип (32%), дополняют его эпилептоидный (27%) и шизоидный (20%) типы. Преобладание гипертимного типа можно объяснить тем, что он выявляется у половины подростков, а по мере взросления переходит в другие совместные с ним типы, т.е., в данном случае является возрастным вариантом позже выявляющихся типов характера[38].

В других работах доля эпилептоидного типа среди подростков-правонарушителей составляет 25%, шизоидного - 18%, гипертимного - 15,6%, эмоционально-лабильного - 11,8%.

Многие исследователи говорят о том, что делинквентное поведение связано не столько с типом характера, сколько его выраженности.

Интересный результат получили О.А.Голубкова и О.Д.Самойлова в ходе изучения социальной адаптации подростков - смешанные акцентуации способствуют лучшей социальной приспособленности, чем чистые, возможно, в силу меньшей стереотипности поведенческих реакций[38].

Во многих исследованиях на первый план выступают эпилептоидные, шизоидные и истероидные типы характера или их черты.

 

 

 

 

Выводы по первой главе

 

  1. Акцентуации характера - это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.
  2. Наиболее известные классификации акцентуаций характера созданы Леонгардом и Личко. Обе эти классификации являются эмпирическими, то есть они получены в результате анализа эмпирического материала и не имеют под собой четкого теоретического обоснования.
  3. Особенности развития подростка проявляются в следующих симптомах: возникают трудности в отношениях со взрослыми: негативизм, упрямство, безразличие к оценке успехов, уход из школы, так как главное для ребенка происходит теперь вне школы; детские компании (поиски друга, поиски того, кто может тебя понять).
  4. В подростковом возрасте характерно обращение ребенка к самому себе. В связи с этим характерно развитие рефлексии и на ее основе — самосознания, что является новообразованием этого возраста.
  5. Кардинальные изменения касаются мотивации подростка. В содержании мотивов на первый план выступают мотивы, которые связаны с формирующимся мировоззрением, с планами будущей жизни.
  6. Каждая личность использует определенные стратегии в конфликтной ситуации. Каждая из стратегий имеет свои плюсы и минусы. В любой ситуации наиболее уместна определенная стратегия и, кроме того, личные особенности человека, выраженность черт его характера во многом предопределяют выбор им определенной стратегии поведения в конфликтной ситуации. Выявлению такой связи между акцентуированными чертами характера и типом поведения подростка в конфликте и конфликтностью будет посвящена практическая часть данной работы.

 

 

Глава 2. Эмпирическое исследование акцентуации характера и типов поведения в конфликте у подростков

2.1. Процедура исследования

 

Цель эмпирического исследвоания – исследование взаимосвязи акцентуаций характера и конфликтности в подростковом возрасте.

Гипотеза исследования: существует взаимосвязь между выраженностью акцентуированных черт и показателями конфликтности у подростков.

Задачи эмпирического исследования:

  1. Проведение психодиагностического обследования испытуемых и выявление показателей акцентуаций характера подростков и показателей их конфликтности.
  2. Предварительный анализ данных, полученных по методикам и выявление гендерных различий.
  3. Анализ взаимосвязи акцентуация характера подростков и показателей их конфликтности (корреляционный анализ).

Методы обработки эмпирических данных. Для анализа взаимосвязи акцентуация характера подростков и показателей их конфликтности будет использоваться коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Расчет проводится с использованием статистического компьютерного пакета STATISTICA.

Характеристика выборки. В исследовании приняли участие 25 подростков (9 мальчиков и 16 девочек), учащихся 9 класса одной из общеобразовательных школ г.Москвы.

Методики исследования:

  1. Методика определения акцентуаций характера Х.Шмишека и К.Леонгарда [21].
  2. Методика определение стиля поведения в конфликтной ситуации К.Томаса. [30].
  3. Методика «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е. П. Ильин, П. А. Ковалев) [30].
  4. Тест-опросник для исследования волевой саморегуляции А.В. Зверькова и Е.В. Эйдмана [30].

Методики исследования:

Методика определения акцентуаций характера Х.Шмишека и К.Леонгарда.

Для определения акцентуаций характера использовался опросник Х.Шмишек по определению акцентуированных черт характера по К.Леонгарду. Текст опросника приводится в приложении 1.

Этот опросник позволяет выявить наличие и выраженность акцентуации отдельных черт характера. В основу опросника положена концепция "акцентуированных личностей" К.Леонгарда.

Методика позволяет выявить десять типов акцентуации: демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый, гипертимный, дистимический, тревожно-боязливый, циклотимический, аффективноэкзальтированный, эмотивный.

Методика определение стиля поведения в конфликтной ситуации К.Томаса.

Для выявления предпочитаемого испытуемыми стиля поведения в конфликтной ситуации испытуемым был предложен опросник американского социального психолога К.Томаса, предназначенный для определения типических способов реагирования на конфликтные ситуации. Текст опросника приводится в приложении 2.

С помощью этой методики можно выявить, насколько человек склонен к соперничеству или сотрудничеству в группе, стремится к компромиссу и избегает конфликтов или, наоборот, идет на их обострение.

  Для описания типов поведения людей в конфликтах К.Томас применяет двумерную модель, основополагающими измерениями, в которой являются кооперация, связанная со вниманием человека к интересам других людей, вовлеченных в ситуацию, и напористость, для которой характерен акцент на собственных интересах. Соответственно этим двум измерениям Томас выделяет следующие способы регулирования конфликтов: 1) соревнование (конкуренция) как стремление к отстаиванию своих интересов в ущерб другому; 2) приспособление - принесение в жертву собственных интересов ради другого; 3) компромисс - уступка в ответ на уступку; 4) избегание – отсутствие стремления, как к кооперации, так и к достижению собственных целей; 5) сотрудничество - участники ситуации приходят к альтернативе, полностью удовлетворяющей интересы обеих сторон.

В опроснике каждый из пяти вариантов поведения описывается 12 суждениями о поведении индивида в конфликтной ситуации. В различных сочетаниях они сгруппированы в 30 пар, в каждой из которых респонденту предлагается выбрать то суждение, которое является наиболее типичным для характеристики его поведения. Количество баллов, набранных индивидом по каждой шкале, дает представление о выраженности у него тенденции к проявлению соответствующих форм поведения в конфликтных ситуациях.

3. Методика «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е. П. Ильин, П. А. Ковалев).

Методика служит для выявления склонности субъекта к конфликтности и агрессивности как личностным характеристикам (приложение 3).

Методика позволяет выявить показатели по следующим шкалам:

1)                  уровень позитивной агрессивности субъекта (наступательность, напористость, неуступчивость);

2)                  показатель негативной агрессивности субъекта (нетерпимость к мнению других, мстительность);

3)                  обобщенный показатель конфликтности (бескомпромиссность, вспыльчивость, обидчивость, подозрительность).

 

 

4. Тест-опросник для исследования волевой саморегуляции А.В. Зверькова и Е.В. Эйдмана.

Цель методики - изучение волевых процессов, исследование волевой саморегуляции личности. Текст опросника приводится в приложении 4.

Методика ВСК предназначена для обобщённой оценки индивидуального развития волевой регуляции, под которым понимается мера овладения собственным поведением в различных ситуациях - способность сознательно управлять собственными действиями, состояниями и побуждениями. Эти особенности личностной саморегуляции во многом определяют индивидуальный стиль и конкретные проявления активности человека.

В самом общем виде под уровнем волевой саморегуляции понимается мера овладения собственным поведением в различных ситуациях, способность сознательно управлять своими действиями, состояниями и побуждениями.

Уровень развития волевой саморегуляции может быть охарактеризован в целом и отдельно по таким свойствам характера как настойчивость и самообладание.

Уровни волевой саморегуляции определяются в сопоставлении со средними значениями каждой из шкал. Если они составляют больше половины максимально возможной суммы совпадений, то данный показатель отражает высокий уровень развития общей саморегуляции, настойчивости или самообладания. Для шкалы "В" эта величина равна 12, для шкалы "Н" – 8, для шкалы "С" – 6.

Высокий балл по шкале "В" характерен для лиц эмоционально зрелых, активных, независимых, самостоятельных. Их отличает спокойствие, уверенность в себе, устойчивость намерений, реалистичность взглядов, развитое чувство собственного долга. Как правило, они хорошо рефлексируют личные мотивы, планомерно реализуют возникшие намерения, умеют распределять усилия и способны контролировать свои поступки, обладают выраженной социально-позитивной направленностью. В предельных случаях у них возможно нарастание внутренней напряженности, связанной со стремлением проконтролировать каждый нюанс собственного поведения и тревогой по поводу малейшей его спонтанности.

Низкий балл наблюдается у людей чувствительных, эмоционально неустойчивых, ранимых, неуверенных в себе. Рефлексивность у них невысока, а общий фон активности, как правило, снижен. Им свойственна импульсивность и неустойчивость намерений. Это может быть связано как с незрелостью, так и с выраженной утонченностью натуры, не подкрепленной способностью к рефлексии и самоконтролю.

Субшкала "настойчивость" характеризует силу намерений человека – его стремление к завершению начатого дела. На положительном полюсе – деятельные, работоспособные люди, активно стремящиеся к выполнению намеченного, их мобилизируют преграды на пути к цели, но отвлекают альтернативы и соблазны, главная их ценность – начатое дело. Таким людям свойственно уважение социальным нормам, стремление полностью подчинить им свое поведение. В крайнем выражении возможна утрата гибкости поведения, появление маниакальных тенденций. Низкие значения по данной шкале свидетельствуют о повышенной лабильности, неуверенности, импульсивности, которые могут приводить к непоследовательности и даже разбросанности поведения. Сниженный фон активности и работоспособности, как правило, компенсируется у таких лиц повышенной чувствительностью, гибкостью, изобретательностью, а также тенденцией к свободной трактовке социальных норм.

Субшкала "самообладание" отражает уровень произвольного контроля эмоциональных реакций и состояний. Высокий балл по субшкале набирают люди эмоционально устойчивые, хорошо владеющие собой в различных ситуациях. Свойственное им внутреннее спокойствие, уверенность в себе освобождает от страха перед неизвестностью, повышает готовность к восприятию нового, неожиданного и, как правило, сочетается со свободой взглядов, тенденцией к новаторству и радикализму. Вместе с тем стремление к постоянному самоконтролю, чрезмерное сознательное ограничение спонтанности может приводить к повышению внутренней напряженности, преобладанию постоянной озабоченности и утомляемости.

На другом полюсе данной субшкалы – спонтанность и импульсивность в сочетании с обидчивостью и предпочтением традиционных взглядов ограждают человека от интенсивных переживаний и внутренних конфликтов, способствуют невозмутимому фону настроения.

Социальная желательность высоких показателей по шкале неоднозначна. Высокие уровни развития волевой саморегуляции могут быть связаны с проблемами в организации жизнедеятельности и отношениях с людьми. Часто они отражают появление дезадаптивных черт и форм поведения. отличие от них низкие уровни настойчивости и самообладания в ряде случаев выполняют компенсаторные функции. Но также свидетельствуют о нарушениях в развитии свойств личности и ее умении строить отношения с другими людьми и адекватно реагировать на те или иные ситуации.

 

2.2 Результаты исследования и их анали.

 

В ходе психодиагностического обследования испытуемых были получены данные о выраженности у них акцентуаций характера и показателей конфликтности. Эти данные приведены в таблице 1 (приложение 5.)

В таблице 2 приведены данные о количестве испытуемых, имеющих выраженные акцентуации (выраженной, нами считалась акцентуация, если число набранных баллов превышало 18).

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 2. Данные о выраженности акцентуаций у подростков.

 

Гипертимность

Застревание

Эмотивность

Педантичность

Тревожность

Циклотимность

Демонстративност

Возбудимость

Дистимность

Экзальтированность

Мальчики

5

1

1

1

2

1

0

3

1

2

Девочки

0

0

1

1

2

0

5

0

2

0

М+Д

5

1

2

2

4

1

5

3

3

2

 

Анализ данных, приведенных в таблице 2, показывает:

¨    В группе девочек наиболее выражена демонстративная акцентуация.

¨    В группе мальчиков наиболее выражена гипертимная акцентуация.

Полученные данные в целом согласуются с данными других исследований о преобладании акцентуаций в подростковом возрасте. В частности в исследовании А.Е.Личко отмечается, что если у мальчиков больше баллов достигает тип гипертимный, то у девочек - истероидный. У девочек в системе отношений превалирует приукрашивание, изворотливость, они более эгоцентричны. При выявлении гипертимного типа акцентуации у мальчиков можно говорить о том, что выраженная реакция эмансипации и высокий уровень конформности создают почву для возможного возникновения социальной дезадаптации.

На гистограмме 1 приведены данные, отражающие среднюю по группе подростков выраженность акцентуированных черт.

 

Анализ данных, отраженных на гистограмме 1, показывает:

¨    В наибольшей степени в группе подростков выражены черты демонстративности.

¨    Наименее выражены черты экзальтированности.

На гистограмме 2 приведены данные, отражающие среднюю по группе девочек выраженность акцентуированных черт.

 

Анализ данных, отраженных на гистограмме 2, показывает:

¨    В наибольшей степени у девочек выражены черты демонстративности. Это значит, что девочкам присущи эгоцентризм, стремление привлечь к себе внимание. Такие черты во многом связаны с психологическими особенностями подросткового возраста в частности с активным процессом полоролевой идентификации. Привлекая к себе внимание девочки осознают и опробывают свои женские качества, осознают свою женскую сущность.

На гистограмме 3 приведены данные, отражающие среднюю по группе мальчиков выраженность акцентуированных черт.

 

Анализ данных, отраженных на гистограмме 3, показывает:

¨    В группе мальчиков наиболее выражены черты гипертимного типа. Это значит, что мальчики в целом отличаются повышенным тонусом настроения и активности, часто увлекаются, много общаются. Такие черты современных подростков представляются вполне естественными, учитывая важность подросткового периода с точки зрения, освоения внешнего мира, мира отношений с другими людьми. Такая активность подростков часто носит чрезмерный и даже деструктивный характер, однако задача не в том, что бы ее ослабить, а в том, что бы направить в конструктивное русло.

На гистограмме 4 приведены средние по группе подростков данные о выраженности у них типов поведения в конфликте.

 

Как видно из гистограммы 4, выраженность различных типов поведения в конфликте в группе подростков в среднем почти одинакова. Очевидно более содержательную информацию даст анализ раздельно по группе мальчиков и девочек.

На гистограмме 5 приведены средние по группе девочек-подростков данные о выраженности у них типов поведения в конфликте.

 

Как видно из гистограммы 5, у девочек-подростков в наибольшей степени выражен стиль поведения в конфликте «приспособление». Это значит, что в конфликтных ситуациях они в значительной степени склонны приносить в жертву собственные интересы ради другого. Такой результат представляется достаточно неожиданным, так как подростковый возраст как для мальчиков, так и для девочек выражается в повышенном эгоцентризме. В то же время нельзя забывать, что в этом возрасте представления подростка о себе достаточно спутаны и непостоянны. Наряду с реальными чертами характера, которые осознает подросток, он активно фантазирует, формирует свои идеальные представления, которые очень часто становятся для него реальностью. Очевидно именно с таким феноменом мы и имеем дело в данном случае. Очевидно, девочки-подростки, принимавшие участие в исследовании, ориентируются на некоторые образцы альтруистического, жертвенного поведения и такое увлечение нашло отражение в полученных нами результатах.

На гистограмме 6 приведены средние по группе мальчиков-подростков данные о выраженности у них типов поведения в конфликте.

 

Как видно из гистограммы 6, у мальчиков преобладает стиль поведения в конфликте «конкуренция». Результат не кажется неожиданным, так как уровень агрессивности подростков в этом возрасте достаточно высок, что в частности проявляется в частых конфликтах протекающих в непримиримом ключе, то есть подростки мальчики склонны ориентироваться только на себя, свои интересы.

На гистограмме 7 приведены данные о показателях конфликтности подростков.

 

Как показывает анализ данных, приведенных на гистограмме 7, уровень позитивной и негативной агрессивности, а также общий уровень конфликтности в группе мальчиков выше, чем в группе девочек.

На гистограмме 8 приведены данные о показателях волевой саморегуляции подростков.

 

Анализ данных, приведенных на гистограмме 8, показывает, что уровень настойчивости мальчиков и девочек примерно одинаков, при этом самообладание и общий уровень саморегуляции у мальчиков выше, чем у девочек.

Проведенный выше анализ гендерных особенностей акцентуаций подростков и типов поведения в конфликте носил качественный характер. Для выявления статистической значимости результатов нами был использован статистический метод анализа средних значения при помощи Т-критерия Стъюдента, который расчитывался по формуле[5]:

½ M1 – M2 ½

Т =   ¾¾¾¾¾¾

            σ12 + σ 22

Ö    ¾   ¾

            N1     N2

М1 и М2 - средние значения; σ1 и σ2 – стандартное отклонение; N1 и N2 - численность групп испытуемых (в нашем случае 9 и 6).

В таблице 3 приведены значения критериев Стъюдента и данных для его расчета.

Таблица 3. Т-критерии Стъюдента и данные для их расчета.

 

Девочки

Мальчики

Т-критерии Стъюдента

Средние значения

Стандартные отклонения

Средние значения

Стандартные отклонения

Гипертимность

6,0

4,0

12,0

6,6

2,84*

Застревание

7,1

3,2

8,8

5,4

0,95

Эмотивность

8,9

5,1

7,4

5,2

0,71

Педантичность

9,8

4,4

9,1

5,4

0,33

Тревожность

10,3

6,9

8,6

5,5

0,64

Циклотимность

10,6

2,7

9,8

4,3

0,57

Демонстративност

16,2

5,4

8,9

3,0

3,75*

Возбудимость

7,1

2,9

9,1

6,1

1,08

Дистимность

12,0

6,2

9,0

5,6

1,20

Экзальтированность

4,0

4,2

5,7

6,0

0,82

Приспособление

8,9

2,7

5,1

2,9

3,26*

Конкуренция

4,9

2,3

7,7

3,6

2,38*

Компромисс

4,9

1,9

6,4

2,6

1,64

Избегание

5,9

3,2

4,6

2,3

1,10

Сотрудничество

5,4

2,5

6,3

2,4

0,78

Агрессивность (позитивная)

2

0,5

2,5

0,7

1,54

Агрессивность (негативная)

1,1

0,4

1,6

0,3

1,11

Конфликтность

3,1

1,1

4,1

1,2

2,41*

Общая саморегуляция

11,04

2,1

11,92

2,4

0,43

Настойчивость

8,15

1,8

7,92

2,1

0,56

Самообладание

5,85

1,2

6,38

2,5

1,21

* - различия достоверны (р≤0,05)

Для анализа полученных критериев Стъюдента и заключения о гендерных различиях в средних значения акцентуация и типов поведения в конфликте в специальной таблице[5] находим критическое значение Т-критерия Стъюдента, равное 2,0 (при уровне статистической значимости 5%). Вывод о значимости или незначимости различий средних значений делаем сравнивая полученные нами критерии Стъюдента и критическое значений. Если эмпирически полученные критерии больше критического, то различия статистически значимы, если нет, то незначимы.

Статистический анализ позволяет сделать следующие выводы о гендерных различиях выраженности в группе подростков акцентуация характера и типов поведения в конфликтной ситуации:

  1. В группе мальчиков статистически значимо выше выражена гипертимность.
  2. В группе девочек статистически значимо выше выражена демонстративность.
  3. В группе девочек статистически значимо выше выражен тип поведения в конфликте «приспособление».
  4. В группе мальчиков статистически значимо выше выражен тип поведения в конфликте конкуренция.
  5. В группе мальчиков статистически значимо выше выражена конфликтность.

Для выявления связи между акцентуациями характера подростков и показателями конфликтности нами был проведен корреляционный анализ. При помощи статистического компьютерного пакета SPSS-12 были вычислены коэффициенты ранговой корреляции Спирмена. Сравнение их с критическим значением (для 25 испытуемых и уровне значимости 5% оно равно 0,49[5]) позволяет судить о наличии корреляционной связи: если эмпирический коэффициент корреляции больше критического, то зависимость есть, если меньше, то нет. Полученные нами коэффициенты ранговой корреляции Спирмена приведены в таблице 3.

Таблица 3. Коэффициенты ранговой корреляции Спирмена.

 

Гипертимность

Застревание

Эмотивность

Педантичность

Тревожность

Циклотимность

Демонстративност

Возбудимость

Дистимность

Экзальтированность

Приспособление

-0,34

-0,09

0,51*

-0,08

0,35

0,31

0,45

-0,19

-0,01

-0,29

Конкуренция

0,50*

-0,20

-0,22

-0,08

-0,49*

-0,35

-0,37

0,13

-0,16

0,26

Компромисс

0,11

-0,03

-0,38

-0,02

-0,39

-0,07

-0,04

-0,06

0,17

-0,03

Избегание

-0,38

0,43

0,19

-0,26

0,14

0,03

0,23

0,11

-0,26

0,14

Сотрудничество

0,07

-0,02

-0,09

0,55*

0,35

0,11

-0,30

0,01

0,35

-0,10

Агрессивность (позитивная)

-0,04

-0,06

0,17

-0,03

-0,08

0,35

0,31

-0,20

-0,22

-0,08

Агрессивность (негативная)

-0,35

-0,37

0,13

-0,16

0,26

0,21

0,11

-0,03

-0,38

-0,02

Конфликтность

0,11

-0,30

0,01

0,35

-0,10

-0,21

-0,12

0,56*

0,32

0,01

Общая саморегуляция

0,04

-0,21

-0,52*

0,30

-0,25

-0,19

-0,11

0,29

0,32

-0,32

Настойчивость

-0,16

0,26

0,21

-0,35

-0,37

0,13

-0,16

-0,16

0,26

-0,33

Самообладание

0,22

-0,18

-0,54*

0,11

-0,30

0,01

0,35

-0,10

-0,04

-0,06

* - достоверные корреляции (р≤0,05)

Анализ данных, приведенных в таблице 3, позволяет сделать следующие выводы:

  1. Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью эмотивной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «приспособление». Это значит, что чем более эмоционален подросток, чем большую роль играют эмоции в его жизни, чем более присущи ему альтруизм и сострадание, тем в большей степени он предпочитает в конфликте стиль поведения приспособление. Результат представляется закономерным, ведь умение сочувствовать предполагает способность подростка понять другого и часто пожертвовать ради него своими интересами, ведь для сопереживающего интересы партнера на некоторое время становятся своими собственными.
  2. Существует отрицательная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью эмотивной акцентуации и уровнем самообладания. Это значит, что чем более эмоционален подросток, чем большую роль играют эмоции в его жизни, тем в меньшей степени он способен к волевой и эмоциональной саморегуляции.
  3. Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью гипертимной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «конкуренция». Это означает, что активные, энергичные подростки в конфликтах ведут себя эгоцентрично, ориентируясь только на себя, не учитывая интересы партнеров. Такая ситуация достаточно типична для мальчиков подростков.
  4. Существует отрицательная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью тревожной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «конкуренция». Такой результат связан с тем, что тревожные подростки имеют заниженную самооценку, а оценка других людей у них крайне завышена – это и создает предпосылки для неспособности отстаивать свои интересы.
  5. Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью педантичной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «сотрудничество». Полученные результат означает, что добросовестные, аккуратные подростки в большей степени, чем другие, способны к сотрудничеству в конфликтной ситуации. Очевидно, в этом проявляется их стремление соответствовать некоторому правилу, которое предписывает учет интересов другого человека и поиск путей согласия.
  6. Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью возбудимой акцентуации и уровнем конфликтности. Полученные результат означает, что повышенная импульсивность, ослабление контроля над побуждениями и влечениями у подростков ведут к более высокому уровню их конфликтности.

 

Выводы по второй главе

 

  1. В группе девочек наиболее выражена демостративная акцентуация; в группе мальчиков наиболее выражена гипертимная акцентуация.
  2. В наибольшей степени в группе подростков выражены черты демонстративности; наименее выражены черты экзальтированности.
  3. У девочек-подростков в наибольшей степени выражен стиль поведения в конфликте «приспособление»; у мальчиков - «конкуренция».
  4. В группе мальчиков статистически значимо выше выражена конфликтность.
  5. Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью эмотивной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «приспособление».
  6. Существует отрицательная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью эмотивной акцентуации и уровнем самообладания.
  7. Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью гипертимной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «конкуренция».
  8. Существует отрицательная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью тревожной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «конкуренция».
  9. Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью педантичной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «сотрудничество».

10.Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью возбудимой акцентуации и уровнем конфликтности.

Полученные данные позволяют заключить, что гипотеза исследования получила свое подтверждение: существует взаимосвязь между выраженностью акцентуированных черт и показателями конфликтности у подростков.

 

 

Заключение

 

Целью данной работы было исследование взаимосвязи акцентуаций характера и конфликтности в подростковом возрасте.

Анализ литературы, проведенный в теоретической части работы позволяет сделать ряд выводов и обобщений.

Акцентуации характера - это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

Наиболее известные классификации акцентуаций характера созданы Леонгардом и Личко. Обе эти классификации являются эмпирическими, то есть они получены в результате анализа эмпирического материала и не имеют под собой четкого теоретического обоснования.

Особенности развития подростка проявляются в следующих симптомах: возникают трудности в отношениях со взрослыми: негативизм, упрямство, безразличие к оценке успехов, уход из школы, так как главное для ребенка происходит теперь вне школы; детские компании (поиски друга, поиски того, кто может тебя понять).

В подростковом возрасте характерно обращение ребенка к самому себе. В связи с этим характерно развитие рефлексии и на ее основе — самосознания, что является новообразованием этого возраста.

Кардинальные изменения касаются мотивации подростка. В содержании мотивов на первый план выступают мотивы, которые связаны с формирующимся мировоззрением, с планами будущей жизни.

Каждая личность использует определенные стратегии в конфликтной ситуации. Каждая из стратегий имеет свои плюсы и минусы. В любой ситуации наиболее уместна определенная стратегия и, кроме того, личные особенности человека, выраженность черт его характера во многом предопределяют выбор им определенной стратегии поведения в конфликтной ситуации. Выявлению такой связи между акцентуированными чертами характера и типом поведения подростка в конфликте и конфликтностью будет посвящена практическая часть данной работы.

В практической части работы было проведено эмпирическое исследование. Качественный и статистический анализ эмпирических данных позволил сделать следующие выводы:

В группе девочек наиболее выражена демостративная акцентуация; в группе мальчиков наиболее выражена гипертимная акцентуация.

В наибольшей степени в группе подростков выражены черты демонстративности; наименее выражены черты экзальтированности.

У девочек-подростков в наибольшей степени выражен стиль поведения в конфликте «приспособление»; у мальчиков - «конкуренция».

В группе мальчиков статистически значимо выше выражена конфликтность.

Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью эмотивной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «приспособление».

Существует отрицательная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью эмотивной акцентуации и уровнем самообладания.

Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью гипертимной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «конкуренция».

Существует отрицательная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью тревожной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «конкуренция».

Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью педантичной акцентуации и предпочтением типа поведения в конфликте «сотрудничество».

Существует положительная статистически значимая корреляционная связь между выраженностью возбудимой акцентуации и уровнем конфликтности.

Полученные данные позволяют заключить, что гипотеза исследования получила свое подтверждение: существует взаимосвязь между выраженностью акцентуированных черт и показателями конфликтности у подростков.

Полученные в работе данные могут быть использованы педагогами, родителями, социальными работниками для адекватного взаимодействия с подростками и для разработки эффективных программ, направленных на коррекцию высокой конфликтности подростков, учитывающих индивидуальные особенности подростков.

Теги акцентуации подростки