Главная / Диплом по психологии / Примеры и образцы дипломных работ по психологии с исследованием / Консультирование и психотерапия / Основные принципы работы психолога-консультанта гуманистической ориентации: пример диплома по психологии

Основные принципы работы психолога-консультанта гуманистической ориентации: пример (образец) дипломной работы

Введение.

 

Актуальность. Учитывая сложны и подчас драматичные процессы, происходящие в нашей стране за последние десять лет, трудно переоценить возможную роль гуманистической психологии, для которой центром, основой становится человек с его реальными переживаниями, страданиями и радостями. Реальный, а не абстрактный человек понимается мерой вещей, и человеческое измерение мира становится главным измерением

Гуманистическая традиция в психологии, оформившаяся в основном в 50-х гг. нашего века, является своего рода антиподом психоаналитических воззрений. Но, как всякие противоположности, психоанализ и гуманистическая доктрина имеют много общих черт. Философской основой гуманистической психологии считается экзистенционализм, декларирующий самоценность индивида в противовес стремительно нараставшей с начала XX столетия стандартизации цивилизованного общества; призывающий принимать вещи такими, какими они есть; требующий разрешить индивиду самому определять свой путь; отрицающий возможность аналитического, рационального познания человеческой сущности. Теоретические построения психологов, представителей гуманистического направления, перекликаются с перечисленными положениями экзистенционализма.

Виднейшие представители гуманистической психологии Г.Оллпорт, Г.А.Мюррей, Г.Мэрфи, К.Роджерс, А.Маслоу, Дж.Бьюдженталь и др. предметом психологических исследований считают здоровую творческую личность человека. Целью такой личности является не потребность в гомеостазе, как считает психоанализ, а самоосуществление, самоактуализация, рост конструктивного начала человеческого "Я". Человек открыт миру, наделен потенциями к непрерывному развитию и самореализации. Любовь, творчество, рост, высшие ценности, смысл - именно эти и близкие им понятия характеризуют базисные потребности человека. Как отмечает В.Франкл, автор концепции логотерапии, при отсутствии или потере интереса к жизни, человек испытывает скуку, предается пороку, его поражают тяжелые неудачи.

В соответствии с этими представлениями гуманистическая психология и психотерапия разрабатывает методы и приемы работы психолога-консультанта с клиентами. Некоторые из них специфичны для этого направления консультативной и психотерапевтической помощи, другие заимствованы из других направлений психотерапии. При этом за всеми этими разнообразными методами, используемыми в гуманистически ориентированной психотерапии, лежат некоторые общие принципы. Принципы любой деятельности – это определенные установки, определяющие способы, формы, характер проведения этой деятельности.

В настоящее время в сфере психотерапевтической и консультативной практики сосуществуют различные направления и школы. Они базируются на различных представлениях о личности, о причинах и факторах психологических проблем; формулирую различные стратегии оказания психологической помощи; разрабатывают различные методы реализации этих стратегий. Поверхностный взгляд на всю эту разнообразную палитру школ и течений в психотерапии оставляет ощущение пестроты и разнообразия. Однако более глубокий подход позволяет увидеть, что на уровне принципов работы психологов-консультатантов в различных подходах очень много сходного. В этом контексте изучение принципов работы психолога консультанта гуманистической ориентации имеет важное значение не только для этого направления оказания психологической помощи, но и для всей психотерапии в целом.

Цель исследования – изучение принципов работы психолога-консультанта гуманистической ориентации.

Объект исследования – принципы психотерапии.

Предмет исследования – принципы работы психолога консультанта гуманистической ориентации.

 

 

Гипотезы исследования:

1)          существуют различия в представлениях о психологических характеристиках эффективного психолога-консультанта у полевых респондентов, студентов-психологов и практикующих психологов консультантов;

2)          у практикующих психологов-консультантов существует размытое представление о психологических характеристиках эффективного психолога-консультанта.

Для реализации цели исследования и проверки выдвинутых гипотез предполагается решить следующие задачи:

1)             рассмотреть принципы работы психолога-консультанта в клиентоцентрированной терапии К.Роджерса и рационально-эмотивной терапии А.Эллиса;

2)             подробно рассмотреть содержание принципа безоценочного принятия в психотерапевтической практике;

3)             проанализировать основные принципы работы психотерапевта в рамках экзистенциально-гуманистической направлении психотерапии в трактовке Дж.Бьюдженталя;

4)             провести эмпирическое исследование оценок психологических характеристики эффективных психологов-консультантов.

 

 

Глава 1. Принципы работы психолога консультанта гуманистической ориентации.

1.1 Принципы терапии центрированной на клиенте (К.Роджерс).

 

Начиная с 40-х гг. К.Роджерс активно развивал направление в консультировании и психотерапии, которое получило название клиенто-центрированной терапии[11]. На основе терапевтической практики и исследований в рамках этого направления им были сформулированы необходимые и достаточные условия конструктивных изменений клиента. В своей книге "Взгляд на психотерапию. Становление человека" Роджерс подробно расскрывает принципы психотерапевтической работы.

Роджерс неоднократно подчеркивает, что его идеи и практические приемы психотерапевтической работы родились из практики, из непосредственной с клиентами. Такой опыт привел его к некоторым основополагающих выводам о человеке - "итоги познания людей". Рассмотрим их последовательно, так как они выступают в качестве базовых принципов клиентоцентрированной терапии.

1)"В моих отношениях с другими людьми я обнаруживал, - пишет Роджерс, - что не получится ничего хорошего, если я буду представлять из себя того, кем на самом деле не являюсь"[12, c.58].

2)Роджерс обнаружил, что добивается большего успеха в отношениях с другими людьми, когда может воспринимать себя и быть самими собой, принимать себя таким, каков он есть.

3)Исключительно важно понимать другого человека.

4)Роджерс обнаружил, что очень многое приобретает, когда делает все возможное, чтобы люди сообщали ему о своих чувствах, личном опыте восприятия.

5)Роджерс обнаружил, что получает очень многое, когда может принимать другого человека.

6)"Чем более я открыт для восприятия реальности, - пишет Роджерс, - и внутреннего мира себя и другого, тем менее я стремлюсь "улаживать дела"[12, c.63].

В ходе своей психотерапевтической практики и просто общения с людьми Роджерс также пришел к некоторым выводам, связанными с его собственными действиями и ценностями (которые можно расценивать как принципы, общие для всех психологов-консультантов).

1)Роджерс понял, что может доверять своему жизненному опыту.

2)Оценка других не является для Психолога ведущей.

3)Опыт является для Роджерса самым высоким авторитетом.

4)Кроме того, Роджерс понял, что ему нравится выявлять правила, которым подчиняется его опыт.

5)Еще одно очень важное положение, к которому пришел Роджерс, связано с тем, что в основе человека лежит стремление к положительным изменениям.

6)Последний вывод Роджерса заключается в том, что "жизнь в ее лучшем - это текущий и изменяющийся процесс, в котором ничто не является неизменным"[12, c.69].

Именно на всех приведенных выше положениях и базируется мировоззрение Роджерса и его психотерапевтическая практика.

Первое, что понял Роджерс, это то, что интеллектуальное и обучающее воздействие не могут помочь человеку справиться со своими проблемами, с жизненным кризисом. Гипотеза же Роджерса состоит в следующем: "…если я могу создать определенный тип отношений с другим человеком, он обнаружит в себе способность использовать эти отношения для своего развития, что вызовет изменение и развитие его личности"[12, c.75].

Такой тип терапии Роджерс назвал терапией, центрированной на клиенте.

Итак, терапевтическое, "помогающее", говоря словами Роджерса, воздействие заключено в характере тех отношений, которые складываются между психотерапевтом и клиентом. Роджерс выделят несколько основополагающих признаков такого рода отношений.

1)Психотерапевт должен быть искренен в отношениях с клиентом, он должен разрешить себе испытывать свои подлинные чувства, даже если они негативные.

2)Очень важно принимать человека. "Под принятием я понимаю, - пишет Роджерс, - теплое расположение к клиенту как к человеку, имеющему безусловную ценность, независимую от его состояния, поведения или чувств"[12, c.76]

3)Третье важно условие помогающих отношений - это глубокое понимание чувств клиента, то есть его эмпатическое восприятие.

"Таким образом, - заключает Роджерс, - отношение, которое я считаю помогающим, характеризуется как бы прозрачностью с моей стороны, в нем четко видны мои реальные чувства. Оно также отличается принятием другого человека как индивида, имеющего ценность, а также глубинным эмпатическим пониманием, которое дает мне возможность видеть личный опыт человека с его точки зрения"[12, c.76-77]

Экспериментальные исследования Роджерса и его коллег показывают, что при соблюдении этих трех условий психотерапия дает позитивный результат, что с точки зрения Роджерса означает, что клиент учится и растет как личность.

Важно подчеркнуть, что свои открытия в сфере отношений психотерапевта и клиента Роджерс обобщил на человеческие отношения в целом.

Итак, психотерапевт создает помогающие отношения с клиентом и это приводит к позитивному результату. Однако Роджерс подчеркивает, что сила, которая приводит к изменениям не привносится клиенту извне, ее источник в нем самом. "Психотерапия не предлагает мотивацию для личностного развития и роста. Мотивация присуща организму так, как человеку и животному присуща способность развиваться и физически созревать, если только созданы минимальные удовлетворительные условия. Но психотерапия играет исключительно важную роль в освобождении и стимулировании этого стремления организма к психическому развитию и зрелости в том случае, если эта склонность была заблокирована"[12, c.104].

Что же происходит с клиентом в процессе психотерапии? Самое главное, с точки зрения Роджерса, состоит в том, что клиент получает опыт чувствования собственного "Я". По существу это означает следующее. У человека всегда есть некоторое представление о себе - "Я-концепция". Однако многое из реального опыта человека не вписывается в его представление о себе. Устранение этого рассогласования и происходит в ходе терапии. Клиент учится открывать в себе сои подлинные чувства и принимать их. Таким образом увеличивается конгруэнтность человека - термин Роджерса, означающих согласованность внутреннего мира человека, соответствие его Я-концепции - согласованность Я-идеального и Я-реального, то есть реального образа и идеального представления человека о себе.

Итак, в ходе терапии, центрированной на клиенте происходит становление человеческого Я, увеличивается конгруэнтность личности. Конечная цель, по Роджерсу, - это стать самими собой. А это в свою очередь означает актуализировать свою человеческую сущность, свое Я - это Роджерс называет самоактуализацией. И еще один интересный вывод состоит в том, что этот процесс самоактуализации запускается в жизни человека в связи с определенными сложностями, вследствие напряженности и т.п. То есть, согласно Роджерсу, "хорошая жизнь", "правильная жизнь" - это жизнь далекая от чего-то застывшего, далекая от гомеостаза, то есть состояния равновесия.

В своей книге "Взгляд на психотерапию. Становление человека" Роджерс достаточно подробно описывает те изменения, которые происходят с клиентом в процессе терапии, центрированной на клиенте. Вот некоторые характеристики этого процесса.

1)Возрастает открытость опыту, то есть у клиента ослабляются психологические защиты и он начинает полнее воспринимать себя, свое Я.

2)Возрастает стремление жить настоящим, то есть жить полнокровной жизнью в каждый ее момент.

3)Возрастает доверие к своему организму. Если до этого человек ориентировался на правила, установления, мнения других людей и т.п., то теперь клиенты обнаруживают, "что они могут больше доверять своей цельной организмической реакции на новые ситуации. Это происходит потому, что, будучи открыт своему опыту, они все больше обнаруживают, что, если делают то, что "чувствуется правильным", это оказывается надежным ориентиром поведения, приносящего им истинное удовлетворение"[12, c.240].

 

1.2 Принципы работы психолога-консультанта в рамках рационально-эмотивного направления.

 

В 1955 году Эллис разработал новый подход и назвал его рациональной терапией (РТ) В 1961 году он изменил название на рационально-эмотивную терапию (РЭТ). В 1993 году Эллис еще раз изменил название на рационально-эмотивно-поведенческую терапию (РЭПТ).

Под «рациональным» Эллис имеет в виду когнитивную способность, которая эффективна главным образом при оказании самопомощи, а не когнитивную способность, которая является эмпирически и логически обоснованной. Эллис отмечает, что он хотел использовать определение «когнитивное» с самого начала, так как многие люди слишком ограничивают смысл определения «рациональное», обозначая им интеллектуальное или логико-эмпирическое. Рациональность людей основывается на здравом определении того, какому из желаний или предпочтений целесообразно следовать, поэтому рациональность связана с эмоциями и чувствами[14].

Эллис ввел слово «поведенческий» в название своего подхода ради точности. С самого начала большое внимание уделялось поведению наряду с познавательной способностью и эмоцией. Эллис пишет: «Итак, для того чтобы исправить совершенные мною в прошлом ошибки и отразить самую суть, я теперь буду называть свой подход рационально-эмотивно-поведенческой терапией (РЭПТ)»[1].

Для адекватного понимания принципов РЭПТ необходимо вкратце остановится на базовых положениях этого направления в психологическом консультировании.

Рационально-эмотивное поведенческое консультирование (РЭПК) является не чисто интеллектуальным подходом; в нем делается акцент на взаимодействии чувства, поведения и когнитивного процесса.

Фундаментальными человеческими целями, с точки зрения этого направления, являются выживание, свобода от боли и счастье. Когниции людей могут быть горячими, теплыми или холодными, а их ощущения могут быть адекватными или неадекватными. Люди биологически склонны и к актуализации самих себя, и к пребыванию в иррациональном состоянии, а также, в некоторой степени, к свободному выбору.

Преследуя свои цели (Ц), люди сталкиваются с несоответствующими эмоциями и обреченным на провал поведением в П, потому что они имеют жесткие требующие, в противовес предпочитающим, установки в У по отношению к активизирующим событиям в А. Кроме того, у людей имеются производные жестких требующих установок, например внушение страха «Я не смогу этого выдержать-ит» (по типу отит, менингит), чувство бесполезности, предсказание постоянной неудачи.

Люди не только имеют врожденную склонность к иррациональности, но и приобретают иррациональные установки, частично в процессе социального научения, частично в связи с тем, что они не развивают и не упражняют свою способность к рациональному выбору.

Основные причины, по которым люди упорствуют в сохранении иррациональных установок, следующие: наличие биологической тенденции к иррациональности, эмоциональная сила убеждений, недостаточное развитие научного мышления, наличие последствий подкрепления, акцент на ужасном прошлом, существование нереалистичных установок относительно изменения, недостаточная проверка правильности установок посредством действия.

РЭПК имеет две цели: оказание помощи клиентам в устранении эмоциональных блоков и расстройств и оказание им помощи в превращении в более полно функционирующих, или самоактуализирующихся, индивидов. РЭПК способствует замене ригидного и жестко требующего мышления предпочитающим. Лечение и изменение могут быть «неэлегантными», ведущими к удалению симптома, или «элегантными», порождающими эффективную новую философию.

Принципы работы психолога-консультанта в рамках РЭПК определяются той ролью, которую он играет в процессе консультативной работы.

В РЭПК главная роль консультанта — это роль преподавателя (учителя), который стремится сформировать у клиентов навыки самопомощи и таким образом развить у клиентов способность рационально мыслить, чувствовать себя адекватно ситуации, вести себя эффективно — так, чтобы можно было достигнуть поставленных целей. Эллис пишет: «Практикующие консультанты, использующие рационально-эмотивный подход, часто применяют весьма "скорострельную" активно – директивно – убедительно - философскую методологию»[2].

При каких отношениях между консультантом и клиентом консультанту удается лучше всего играть эту активно-директивную учительскую роль? Консультанты стараются налаживать связь с клиентами, используя эмпатическое выслушивание, в том числе отражение чувств. Драйден и Эллис проводят различие между эмоциональной эмпатией, пониманием чувств клиента, и философской эмпатией, пониманием философии или мышления, лежащих в основе этих чувств. Консультанты стремятся предлагать оба вида эмпатии. Кроме того, консультанты принимают своих клиентов как склонных ошибаться людей и не оценивают их личные качества с помощью определенных моральных стандартов[3].

Рационально-эмотивно-поведенческие консультанты не выказывают излишне теплого отношения к большинству своих клиентов. Они остерегаются вступать в сговор с «заклятой» потребностью клиентов в одобрении. Консультанты также стараются поощрять клиентов противостоять своим проблемам и брать на себя ответственность за поиски сердечности и счастья, а не искать теплоту у консультантов. Часто клиенты воспринимают рационально-эмотивно-поведенческих консультантов как сердечных и заботливых людей в связи с тем, что консультанты радеют о благополучии всех индивидов и терпимо относятся к ним.

Рационально-эмотивно-поведенческие консультанты, особенно на первых занятиях, ведут разговор более активно, чем клиенты. Они, не колеблясь, открывают клиентам глаза на то, как те сами вносят вклад в собственное страдание. Консультанты в ходе дискуссии доказывают клиентам, что они мыслят нелогично, а также помогают им учиться самим замечать нелогичность своего мышления. Консультанты свободно делятся своими мнениями и самораскрываются, если это не приносит вред клиентам. Кроме того, они используют юмор, но никогда не делают это «за счет клиентов», так как считают, что многие клиенты воспринимают себя и свои проблемы чрезмерно серьезно. Консультанты также используют юмор для того, чтобы бороться с идеями, вызывающими нарушение душевного равновесия.

Существует различие между сутью РЭПК и стилем работы консультанта с клиентами. Стиль консультирования Эллиса, подобно стилю работы многих его последователей, является энергичным и основан на активном убеждении. Однако при работе с определенными категориями клиентов или даже со всеми клиентами некоторые рационально-эмотивно-поведенческие консультанты предпочитают использовать более спокойный стиль и быть более пассивными[4].

Эллис рассматривает роль рационально-эмотивно-поведенческого консультанта как роль «авторитетного (но не авторитарного!) и поощряющего учителя, который стремится научить клиентов быть наилучшими терапевтами для самих себя, коль скоро курс консультирования заканчивается»[5]. Уже на первом занятии консультанты пробуют объяснить клиентам, как люди выводят сами себя из состояния душевного равновесия; кроме того, консультанты описывают процесс рационально-эмотивно-поведенческого консультирования. Со временем консультанты перестают ограничиваться только обсуждением убеждений клиентов и начинают учить клиентов оспаривать свои собственные убеждения. Таким образом, при проведении рационально-эмотивно-поведенческого консультирования, каким бы кратким ни был курс, консультанты стремятся сформировать у клиентов понимание, философию и навыки, которыми они смогут пользоваться как в интервалах между занятиями, так и впоследствии.

Консультанты РЭПК, так же как учителя, не обращаются со всеми клиентами одинаково. Отдавая себе отчет в том, что люди имеют и сходства, и различия, они прибегают к различным методам убеждения, определяют объем домашнего задания и оптимальное сочетание когнитивных, эмоциональных и поведенческих методов индивидуально для каждого конкретного клиента.

 

1.3 Безоценочность, эмпатия и аутентичность – важнейшие принципы деятельности психолога-консультанта гуманистической ориентации.

 

Рассмотрев общие принципы работы психолога консультанта в рамках клиенто-центрированной терапии К.Роджерса и рационально-эмотивной Элиса, считаем целесообразным более подробно остановится на рассмотрении трех ключевых - безоценочного принятия, эмпатического слушания и аутентичности.

Помогающая, фасилитативная, а не манипулятивная установка на отношение к человеку является отличительной чертой гуманистической психологии, которая пытается помочь каждому обратившемуся, вне зависимости от его заслуг и пороков, принимая и ценя любое человеческое переживание.

На существенную роль феноменов принятия и самопринятия в процессе оказания психотерапевтической помощи и в процессе позитивного развития человека впервые в гуманистической психологии указали А.Маслоу и К.Роджерс.

Сама по себе постановка вопроса о безоценочном принятии как одном из необходимых условий, способствующих позитивному развитию личности, явилась культурной инновацией, тем более — создание целого направления в психотерапевтической практике, а затем в педагогической и политической психологии.

Рассмотрим этимологию термина. Что такое принятие? В “Словаре русского языка”(1959) принятие определяется как проявление какого-либо отношения к чему-либо: “согласиться с чем-либо, отнестись к чему-либо положительно”. В том же словаре издания 1987 г. значение принятия раскрывается несколько иначе: “отнестись дружелюбно, с расположением к кому-либо”. В “Толковом словаре” Вл. Даля смысловое содержание принятия раскрывается следующим образом: “Брать в уважение, во внимание или уважить, согласиться, слушать, верить”.

Таким образом, можно сказать, что основными проявлениями принятия, зафиксированными в широком языковом контексте, являются уважение, согласие, слушание, вера (“верить”), дружелюбие, положительное отношение, что, по нашему мнению, согласуется и с психологическим содержанием феномена принятия.

Что же включает в себя феномен самопринятия. Для этого используем шкалу самопринятия самоактуализационного теста (САТ). Этот тест построен на основании концепции А. Маслоу, согласно которой психологически здоровым и духовно полноценным людям присуща “потребность в самоактуализации: стремление воплотить свои возможности, проявляемые в силе, творчестве, добродетельности, проницательности”[6]. Авторы теста, вслед за большим числом исследователей, полагают, что категория самоактуализации “во многом выступает операциональным аналогом личностной зрелости”[7].

Тест состоит из 252 альтернативных суждений, описывающих различные установки, ценности, особенности отношений человека к миру, другим людям и самому себе. Шкала самопринятия содержит 21 суждение.

Проанализировав и преобразовав суждения этой шкалы в психологической портрет личности, принимающей себя, можно сказать, что в человеке с оптимально развитым самопринятием будут сильно выражены вера в свои силы и возможности, доверие к себе и к миру, независимость, честное отношение к себе, стремление к искренности в проявлении чувств, предоставление себе права быть таким, как есть, искреннее предоставление права другим иметь иную точку зрения (т. е. искреннее предоставление права другим быть самими собой). Слабо будут выражены страх, тревожность, боязнь неуспеха, боязнь негативной оценки, доминирование чувства вины, выраженная мотивация достижения, ориентация на внешнюю оценку, внешние нормы.

Вероятно, минимальность негативных переживаний в большой мере и определяет внутреннюю возможность предоставления себе права быть таким, как есть. С другой стороны, она же позволяет и способствует искреннему предоставлению права другому быть самим собой, предоставлению права другому быть, без оговариваний и пожеланий, без каких-либо условий. Равноценное отношение к собственной возможности быть и возможности быть другого воплощается в сложной взаимосвязанности обеих сторон принятия: самопринятии и принятии другого.

Существенной, стержневой особенностью отношений принятия являются позитивность, положительная окрашенность, безусловность и безоценочность. В одном из своих выступлений К.Роджерс описал переживания, связанные с принятием клиента, следующим образом: “Ты мне нравишься в любом случае, такой, какой ты есть, с потенциалом изменения”[8].

Еще одна сторона принятия обусловлена верой в возможности позитивного изменения себя и другого. Позитивность и безусловность принятия проявляются в поддерживающем, заботливом, помогающем отношении, причем важно отметить, что стремление к помощи, поддержке и заботе присуще обеим сторонам принятия и ярче выражается в отношениях с другими.

Профессионально- сознательное стремление к оказанию помощи и поддержке другого человека может быть реализовано в работе психотерапевта. Н.Роджерс описывает фасилитативные установки, реализация которых в процессе психологической работы создает атмосферу принятия другого человека: готовность быть рядом с ним в процессе его переживаний, не вторгаясь в его внутренний мир; вера в силы и возможности другого человека помочь самому себе; оставление другому человеку ответственности за его судьбу и предоставление ему свободы решать самому; позволение другому человеку быть таким, каков он есть (“Я не буду отрицать тебя”); внимание к чувствам и мыслям другого человека и готовность их услышать; готовность уважать решения другого человека, “найденную им правду”; готовность к поддержке другого, при этом оставаясь самим собой, понимая, что ценности и системы взглядов могут не совпадать; готовность к спокойному, примеривающему отношению к значимости собственных взглядов и реакций для другого человека; готовность делиться собственными ценностями и взглядами, способствуя возможности понимания себя другим человеком; готовность к открытости и принятию нового опыта[9].

При сопоставлении особенностей проявления принятия себя и другого более существенными, на наш взгляд, являются безоценочное и безусловное предоставление права быть самим собой.

Особенности развития обеих сторон принятия заслуживают пристального внимания. Известно, например, что самопринятие родителей способствует принятию ими своих детей[10]. Известно также, что учителя, обладающие высоким уровнем самопринятия, характеризуются понимающим отношением к учащимся, а учителя с низким самопринятием склонны к авторитарности, отсутствию понимания и принятия учащихся[11]. Кроме того, как показано в практике различных видов помогающего поведения (психотерапия, обучение и т. д.), безусловное принятие является важнейшим условием, способствующим развитию личности и гармонизации отношений с собственным Я[12].

Эмпатия — умение, используемое на основе сознательного выбора в ситуации, когда Другой хочет расти, учиться или развиваться, а мы хотим содействовать ему в этом развитии или росте; это следование «за» и «вместе» с Другим — без оценки и советов — в то время, как этот Другой движется по пути своих переживаний (опыта) (в более узком контек5сте это и есть ситуация консультационной сессии). Эмпатия бесполезна, когда кто-либо иной, кроме самого Другого, желает, чтобы он рос, учился или развивался. Во время эмпатии оба — как тот, кто проявляет эмпатию, так и тот, по отношению к кому ее проявляют, — сфокусированы на опыте последнего. Человеку, проявляющему эмпатию, необходимо испытывать безопасность и достаточную стабильность собственного внутреннего состояния, чтобы быть способным оставить его в стороне и сосредоточиться на опыте Другого, быть вместе с Другим в его переживании. Присутствие проявляющего эмпатию выступает катализатором для использования Другим собственных ресурсов для роста, учения или развития. Проявляющий эмпатию не вмешивается в этот процесс, но только аккомпанирует, со-присутствует. Если Другому удается использовать свои собственные ресурсы, его решения автоматически интегрируются им в своей жизни. К.Роджерс считал эмпатию главным процессом в клиенто-центрированной терапии. Этот процесс очень важен в любых других отношениях. Результаты эмпатии плодотворны для обоих участников эмпатического процесса: Другой — личностно растет, а проявляющий эмпатию получает в своем окружении более «полно функционирующего человека» для взаимодействия и отношений.

Эмпатическое слушание — одно из наиболее полезных умений психолога-консультанта. В более шитроком контексте оно используется, когда человек хочет понять Другого. Процедура эмпатического понимания может быть описана четырьмя процессами.

1. Решение слушать.

2. Прояснение вербального сообщения Другого («активное слушание»).

3. Стремление понять опыт (переживание, эмоции, смыслы) Другого.

4. Валидизация — подтверждение говорящим (Другим), что слушатель понял и прояснил его слова и опыт адекватно. Говорящий может давать или не давать подтверждение.

Конгруэнтность – еще один важнейший принцип работы психолога консультанта в гуманистической ориентации. Назначение этого умения — выражение опыта человека посредством языка. Синонимы термина «конгруэнтность» — центрированность, истинность, аутентичность, реальность. Если говорящий посылает конгруэнтное сообщение, вероятность получить защитный ответ снижается. Если посылается неконгруэнтное сообщение, вероятность получить защитный ответ возрастает. Выделяется два уровня умения быть конгруэнтным[13].

Первый уровень описывается четырьмя процессами.

1. Опыт — внутренний психологический поток, который присутствует в любой данный момент.

2. Осознание — вхождение в поток опыта и выведение его на уровень сознания.

3. Невербальный язык — трудно контролируемые телесные проявления, которые являются своеобразной комбинацией опыта и осознания.

4. Вербальный язык — человек сообщает посредством языка об опыте своего Я (не о ситуации или о Другом: чистый конгруэнтный язык не содержит слов «он», «она», «оно», «ты»).

Второй уровень данного умения заключается в принятии на себя полной ответственности за свой опыт без обвинения Других или ситуации. Это принятие человеком того, что его переживания происходят внутри его Я и что он полностью ответствен за свой опыт. Стремление сделать других или ситуацию ответственными за поток опыта Я эквивалентно решению быть беспомощным, жертвой.

 

Выводы.

В качестве основных принципов психолога-консультанта К.Роджерс выделяет три личностные установки консультанта:

  • конгруэнтность,
  • эмпатия,
  • безусловное позитивное принятие.

В рационально-эмотивном подходе психолог-консультант — это преподаватель (учитель), который использует разнообразные когнитивные, эмоциональные и поведенческие методы с целью оказания клиентам помощи в рассмотрении с различных позиций их иррациональных установок и их производных таким образом, чтобы клиенты могли развивать эффективную новую философию. Принципы работы при этом следующие:

  • эмоциональная и философская эмпатия;
  • установка психолога – «клиенты могут ошибаться» (то есть безоценочность);
  • психолог-консультант открыт и активен;
  • энергичная убеждающая позиция психолога-консультанта.

 

 

Глава 2. Основные принципы работы психолога-консультанта в рамках экзистенциально-гуманистического направления.

2.1 Экзистенциально-гуманистический подход в психотерапии.

 

Экзистенциальное направление в психологии возникло в Европе в первой половине ХХ века на стыке двух тенденций: с одной стороны это неудовлетворенность многих психологов и терапевтов господствовавшими тогда детерминистскими взглядами и установкой на объективный, научный анализ человека; с другой стороны это мощное развитие экзистенциальной философии, которая проявляла большой интерес к психологии и психиатрии. В результате в психологии появилось новое течение - экзистенциальное, представленное такими именами как Карл Ясперс, Людвиг Бинсвангер, Медард Босс, Виктор Франкл и др.

Важно отметить, что влияние экзистенциализма на психологию не ограничилось появлением собственно экзистенциального направления - очень многие психологические школы в той или иной мере ассимилировали эти идеи. Особенно сильны экзистенциальные мотивы у Э.Фромма, Ф.Перлса, К.Хорни, С.Л.Рубинштейна и др. Это позволяет говорить о целом семействе экзистенциально-ориентированных подходов и различать экзистенциальную психологию (терапию) в широком и узком смысле. В последнем случае экзистенциальный взгляд на человека выступает как хорошо осознаваемая и последовательно реализуемая принципиальная позиция. Первоначально это собственно экзистенциальное направление (в узком смысле) именовалось экзистенциально-феноменологическим или экзистенциально-аналитическим и представляло собой чисто европейский феномен. Но после Второй мировой войны экзистенциальный подход получил широкое распространение и в США. Причем, там в число его наиболее ярких представителей вошли некоторые лидеры третьей, гуманистической революции в психологии (которая, в свою очередь, во многом опиралась на идеи экзистенциализма): Ролло МЭЙ, Джеймс Бьюдженталь и др.

Дж.Бьюдженталь предпочитает говорить об экзистенциально-гуманистическом подходе. Как представляется, такое объединение вполне обоснованно и имеет глубокий смысл. Экзистенциализм и гуманизм безусловно, не одно и то же; и название экзистенциально-гуманистический фиксирует не только их нетождественность, но и принципиальную общность, которая состоит прежде всего в признании за человеком свободы построения своей жизни и способности к этому.

Представляется важным остановится на важнейших положениях подхода Дж.Бьюдженталя, который он сам называет жизнеизменяющей терапией.

1. За любыми частными психологическими трудностями в жизни человека лежат более глубокие (и не всегда ясно осознаваемые) экзистенциальные проблемы проблемы свободы выбора и ответственности, изолированности и взаимосвязанности с другими людьми, поиска смысла жизни и ответов на вопросы Что я есть? Что есть этот мир? и т. д. В ЭГП терапевт проявляет особый экзистенциальный слух, позволяющий ему за фасадом заявленных проблем и жалоб клиента уловить эти скрытые экзистенциальные проблемы и призывы. В этом и состоит смысл жизнеизменяющей терапии: клиент и терапевт совместными усилиями пытаются помочь первому понять способ, которым он отвечал на экзистенциальные вопросы своей жизни, и пересмотреть некоторые из ответов таким образом, чтобы сделать жизнь клиента более аутентичной и более полноценной.

2. ЭГП основывается на признании человеческого в каждом человеке и изначальном уважении к его уникальности и автономии. Это также означает осознание терапевтом того, что человек в глубинах своей сущности безжалостно непредсказуем и не может быть познан до конца, так как сам может выступать источником изменений в собственном бытии, разрушающих объективные предсказания и ожидаемые результаты.

3. В центре внимания терапевта, работающего в ЭГП, находится субъективность человека, та, как говорит Дж. Бьюдженталь, внутренняя автономная и интимная реальность, в которой мы живем наиболее искренне. Субъективность - это наши переживания, стремления, мысли, тревоги ... все, происходящее внутри нас и определяющее то, что мы делаем вовне, а главное - что мы делаем из того, что там с нами случается. Субъективность клиента и есть главное место приложения усилий терапевта, а его собственная субъективность главное средство помощи клиенту.

4. Не отрицая большого значения прошлого и будущего, ЭГП ведущую роль отводит работе в настоящем с тем, что в данный момент действительно живет в субъективности человека, что актуально здесь и теперь. Именно в процессе непосредственного проживания в том числе и событий прошлого или будущего могут быть услышаны и полноценно осознаны экзистенциальные проблемы.

5. ЭГП задает скорее определенную направленность, локус осмысления терапевтом происходящего в терапии, нежели определенный набор техник и предписаний. По отношению к любой ситуации можно занять (или не занять) экзистенциальную позицию. Поэтому этот подход отличается удивительным разнообразием и богатством используемых психотехник, включая даже такие, казалось бы, нетерапевтичные действия как совет, требование, инструктаж и т.д

6. Позиция Бьюдженталя: при определенных условиях почти любое действие может вести клиента к усилению работы с субъективностью; искусство терапевта как раз и состоит в способности адекватно применять весь богатый арсенал, не переходя при этом к манипулированию. Именно для становления этого искусства психотерапевта Бюджентал описал 13 основных параметров терапевтической работы и разработал методику развития каждого из них[14].

 

2.2 Категория «субъективность» в практике консультирования.

 

Все великие мастера в истории человечества (как и много простых людей) так или иначе, приходили к осознанию противоречивости жизни – нет ничего однозначного, все имеет оборотную сторону.

В сфере психотерапии с особенной глубиной это понимал К.Г.Юнг. Его теория базируется на представлении о человеке как существе противоречивом. Залог душевного и психического здоровья – это учет всех противоречивых сторон (надо дать высказаться всем сторонам).

Среди большого количества противоречивых сторон есть некоторые ключевые понятия, к которым относится понятие «субъективное», которому противостоит понятие «объективное». Оба эти понятия неразрывно связаны, так как противостоят друг другу и вместе с тем образуют единство.

Важность этих понятий с точки зрения психотерапии, психологического консультирования огромна. От того, как понимает их психотерапевт зависит его отношение к клиенту, методы работы с клиентом и пр.

Неудивительно поэтому, что очень многие известные психотерапевты, которые оформляют свой психотерапевтический опыт и свое мировоззрение в психологические теории и концепции, уделяют большое внимание понятиям «субъективное» и «объективное». Ключевую роль придает им и Дж. Бьюдженталь.

Итак, на какой стороне противоречия «субъективное – объективное» Бьюдженталь? Он прямо заявляет, что его симпатии на стороне «субъективного»: «Жизнепонимающая психотерапия обращает внимание прежде всего на субъективное переживание пациента, делая в связи с этим центральной частью работы субъективные переживания психотерапевта»[15]. Как видно, центр всего происходящего между клиентом и психотерапевтом находится в сфере субъективности и того и другого.

Однако сейчас уместно вспомнить К.Г.Юнга, который предостерегал от одностороннего увлечения одной из сторон в противоречии. По словам этого великого психолога, чрезмерное увлечение одной из сторон противоречия неизбежно сопровождается отмашкой – неуправляемым выходом на первый план вытесненной стороны.

Так что же Бьюдженталю изменяет чувство меры, чувство гармонии? Отнюдь, более того, своей приверженностью «субьективному» он восстанавливает баланс. Баланс, нарушенный ходом развития цивилизации, которую «зашкалило» в сторону объективности. И действительно, начиная с Нового времени, центральным звеном развития западной цивилизации стала наука, для которой «объективность» – один из центральных элементов. Так незаметно, мы все оказались в мире, где все четко известно, где все живет по определенным законам. Такой взгляд на вещи дал человечеству огромные выгоды: человек открыл многие тайны природы, создал множество механизмов и устройств, резко повысил комфорт жизни и т.д. Но и плата за это велика – к себе и к другим мы то же стали относится как к механизмам, то есть объективно. И эту особенность современной культуры очень остро чувствует Бьюдженталь и именно поэтому он безусловный сторонник «субъективного», ведь именно этого очень не хватает современных людям западной цивилизации.

Что же касается непосредственно психотерапии, то здесь Бьюдженталь занимает взвешенную позиции в споре между «субъективным» и «объективным», выделяя каждой стороне свое место: «Я не говорю, - пишет Бьюдженталь, - что теория, техники и методы объективных подходов в психотерапии не представляют никакой ценности. Утверждать это было бы полной бессмыслицей. Ясно, что они очень важны для многих, кто ищет помощи; и еще, конечно же, они предлагают много полезного психотерапевтам, работающим на всех уровнях континуума объективное—субъективное. Короче говоря, во многих случаях психотерапии с ограниченными целями объективные подходы являются как необходимыми, так и достаточными. Для существенных жизненных изменений они только необходимы, но не достаточны»[16].

Итак, если психотерапевт ориентирован на существенные жизненные изменения в работе с клиентом, если этого хочет сам клиент или это просто необходимо для решения его проблем, то важнейшим фактором психотерапевтической работы становится «субъективное». Что же это такое - «субъективное»?

Подход Бьюдженталя к психотерапии далек от научности и строгости, в том смысле что он не стремится вывести какие-то общезначимые, объективные, окончательное верные истины. Скорее психолог стремится выразить какие-то глубинные свои интуиции, прояснить свои смутные чувства относительно того, что же происходит между клиентом и психотерапевтом. В этом же русле дает Бьюдженталь дает трактовку термина «субъективное»: «Субъективное — это внутренняя, особая, интимная реальность, в которой мы живем максимально подлинно. Содержание этой реальности составляют образы восприятия, мысли, чувства и эмоции, ценности и предпочтения, предвидения и опасения, фантазии и сны, а также все, что бесконечно, днем и ночью, во сне и наяву происходит в нас, определяя таким образом наши действия во внешнем мире и то, что мы выстраиваем из событий, происходящих с нами в этом мире. Для психотерапии существенно, что субъективность — это тот берег, от которого нужно строить мост отношений к другим и к миру. Если использовать еще одну метафору, - пишет Бьюдженталь, - то субъективность — это колыбель забот, которые принуждают нас заняться психотерапией, корневая система нашей интенциональности, которая должна быть мобилизована и собрана воедино, если мы намерены достичь успеха в своих психотерапевтических поисках… Простая, но глубокая истина заключается в том, что мы, прежде всего, субъекты, а не объекты, актеры, а не куклы, и этот суверенитет — суть нашей субъективности. Именно в этом заключается конечный смысл: человеческим существам присуща автономия, которая избавляет нас от тюрьмы объективного детерминизма и которая пребывает в нашей субъективности»[17].

В этом очень образном, даже художественном определении субъективности хотелось бы выделить некоторые важные, с моей точки зрения, моменты. Итак, субъективность – это внутренняя реальность, где мы живем максимально подлинно. Например, если клиент долго рассказывает о том, что ему не удается быть успешным, что он не достигает того, чего хотел бы и все это наводит психотерапевта на мысль о том, что это отражение завышенных требований родителей, это субъективность клиента? Такие переживания есть чужое в личности клиента, это не его подлинные чувства, так что это не есть его субъективное. И задача терапевта пройти этот поверхностный слой и выйти на действительное субъективные желания клиента, которые лежат за перфекционистскими желаниями.

Еще один важный момент, вытекающий из понимания Бьюдженталем субъективного – это автономия человека, когда он субъективен и его детерминизм, когда он объективен. Психотерапевтическая практика богата примерами, когда клиент использует в своем рассказе модальности долженствования: «Я должен…», «мне необходимо…», «я вынужден…» и др. когда психотерапевт слышит такие обороты, то уместно выяснить «кому должен?», «кому необходимо…?», «кто вынуждает…?». Такие вопросы помогают клиенту понять, что он ощущает себя связанным многими жесткими нитями с другими людьми, книгами, идеями, концепциями и пр. и все они заставляют его что-то делать, чего-то не делать и т.д. Это есть состояние детерминированности внешними объектами – состояние объективности.

Состояние же субъективности – это состояние автономности, когда человек чувствует, что источник его активности находится внутри него. И это очень важный момент, касающийся «субъективного» и имеющий принципиальное значение в психотерапии и психологическом консультировании. Ведь очень часто клиент, приходящий на прием к психотерапевту имеет внешний локус контроля, то есть он ощущает, что источником его проблем являются другие люди, муж (жена), обстоятельства, судьба, Бог и пр. Такой человек не автономен, он ощущает себя, свою жизнь игрушкой в руках внешних сил и это есть не субъективное состояние, не состояние субъекта.

В такой ситуации психотерапевту важно вернуть или впервые помочь в стать клиенту в позиции внутреннего локуса контроля, когда он осознает собственную ответственность за свои проблемы. Это и будет состояние субъекта, состояние «субъектности».

Итак, взгляд с точки зрения субъективного — это прежде всего убеждение в том, что человек, пациент является автономным существом. «Признание автономии — не просто результат моралистических, идеалистических или демократических взглядов, но следствие реального, клинического опыта. Этот вывод может быть сформулирован следующим образом: хотя все человеческие существа обладают многими более или менее объективными характеристиками, чем больше мы узнаем их как отдельных индивидов, тем больше осознаем, насколько каждый из них абсолютно уникален. Следовательно, чем больше мы узнаем отдельного индивида, тем больше осознаем, что он никем (включая его самого) не может быть познан до конца. Эта конечная непознаваемость следует из того, что мы — люди — не являемся пустыми сосудами, заполняемыми исключительно извне. Мы сами являемся источниками феноменов (идей, чувств, образов восприятия, отношений и т. д.), которые изменяют ожидаемые следствия и нарушают предсказания»[18].

Все сказанное объединяется Бьюдженталем в признании того, что по своей природе человеческие существа — это причины, а не просто следствия. Это значит, что существует принципиальное различие между субъективным и объективными взглядами на человека, которое проявляется в различных видах психотерапии. Бьюдженталь приводит различия между объективным и субъективным:

 

 

Объективный подход

Субъективный подход

Психотерапевтические цели

Адаптация

Жизненные изменения

Центр внимания

Поведение

Переживание

Способ коммуникации

Эксплицитный

Имплицитный

Агент изменения

Подкрепление

Увеличивающееся осознавание

Роль альянса

Отношения помогают, но являются вторичными

Перенос/ контрперенос

Временные рамки

Кратковременность (недели)

Долговременность (годы)

Типичные подходы

Модификация поведения или адаптационное консультирование

Психоанализ или экзистенциальная психотерапия

Объяснительная модель

Причинность

Интенциональность

«Реальность», на которой строятся предположения

Основана на соглашений

Индивидуальна, изменчива

 

Анализ приведенных различий позволяет выделить следующее, касающееся особенностей психотерапии, которая ориентирована на работу с субъективностью клиента:

  1. в центре внимания находиться процесс пациента, причем его содержание не лишено важности, но, безусловно, имеет второстепенное значение;
  2. постановка во главу угла работы с сопротивлением;
  3. неизбежность феноменов переноса и контрпереноса и огромная ценность работы с ними.

Как уже отмечалось выше, для Бьюдженталя ориентация на субъективное означает не только видеть в клиенте субъекта (автономного, неизведанного, спонтанного и т.д.), но в психотерапевте важно присутствие именно субъективности, а не формального, механистического отношения к процессу психотерапии. И в этом смысле очень интересны, с моей точки зрения, рассуждения Бьюдженталя о том, где же находится источник человеческой субъективности.

Психолог убежден, во всяком случае к этому подводит его собственный опыт, что источником субъективности человека является некоторая надчеловеческая сила, которая есть свидетельство «другого мира», как называет его психолог. Мира, который сквозит в каждом человеке, это и придает людям загадочность, которая так привлекала Бьюдженталя в людях и которая совершенно улетучивалась при психологическом исследовании людей при помощи различных методик. «Другой мир – пишет Бьюдженталь, - и есть тот, в котором всегда есть нечто большее. Мир чего-то большего - это субъективный мир, о котором мы знаем так мало. Конечно, есть много теорий о нем, но он смеется над нашими теориями, это все время проявляется в том, как много лежит вне их.

Поразительно то, что нашей истинной родиной является тот же самый загадочный мир чего-то большего. В конце концов, мы забираем все, что происходит во внешнем мире, обратно в пещеру нашего внутреннего мира — чтобы там распробовать, обдумать, отбросить одни части, переварить другие и попытаться снова подогнать все это одно к другому.

Все наши мысли и душевные порывы, творчество и разрушение, надежды и страхи, цели и озарения, глубина наших отношений, верность обязательствам, выборы и решения, жестокость и благосклонность, и все то, что придает смысл, цвет и цену нашему существованию приходит из этих процессов внутреннего мира…»[19].

Такие высказывания Бьюдженталя показывают, если так можно выразится, религиозность его подхода. Описывая свои лучшие творческие минуты он подчеркивает собственное ощущение канала передачи информации, а не их авторства. Нам кажется такая позиция плодотворной для психотерапии. Ведь, как известно, для психотерапевта очень велико искушение ощутить себя божеством (такое испытание нарцисизму). В этом случае здоровая религиозность, как нам кажется, может быть как нельзя кстати.

Представляется важным отметить, что Бьюдженталь является одним из основателей третьей волны в психологии – гуманистической психологии и психотерапии. В этом смысле его взгляды, в том числе и отношение к субъективности, близки многим его коллегам, например, В.Франклу, К.Роджерсу (взгляды которого на принципы психотерапии были рассмотрены выше) и другим.

Все представители «третьей волны» в психологии и психотерапии противопоставляли себя естестеннонаучному подходу в психологии. Представители естественнонаучного подхода в психологии рассматривают человека в качестве пассивного объекта. В гуманитарном направлении (в частности, в гуманистической психологии) человек, личность рассматривается как субъект, то есть активное, "говорящее" и постоянно изменяющееся, а следовательно, неоднозначное явление. Такой взгляд имел под собой основания, так как в экспериментальной психологии неоднократно было отмечено, что знание исследуемого человека о сущности происходящего с ним меняет сами его психические процессы.

Представители гуманитарного подхода выделяют еще одну особенность человека как личности: его непредсказуемость. На этом основании многие сторонники этого направления противопоставляли детерминистский характер связей в естественных науках и иной тип взаимосвязей при гуманистическом подходе.

Понимание человека не как вещи, а как личности предполагает еще и взаимодействие с другим человеком, в частности, тем самым исследователем, который сам является субъектом и активно вмешивается в ход исследования испытуемого.

Экспериментальная психология, стремясь приблизиться к образцам научного мышления, опиралась на принцип детерминизма. Благодаря этому принципу возможна повторяемость изучаемых явлений, а также их предсказуемость. Личность пытались описать в рамках причинно-следственных связей.

Принципу детерминизма сторонники гуманистического направления противопоставляют принцип "духовной свободы личности", которая, с их точки зрения, ничем не определяема и "безосновна". На этом основании гуманистические психологи выступали против теорий управления поведением личности. При этом, конечно, не отрицалась зависимость человека от множества объективных условий, однако вместо жесткого механистического детерминизма предлагались другие его виды. Один из гуманистических психологов, Франкл, писал и его мысли очень близки позиции Бьюдженталя: "Человеческая свобода - это конечная свобода. Человек не свободен от условий. Но он свободен занять позицию по отношению к ним. Условия не обуславливают его полностью. От него - в пределах его ограничений - зависит, сдастся ли он, уступит ли он условиям"[20].

Естественнонаучный подход стремился изучить как бы человека вообще, тогда как для гуманитарного подхода наибольший интерес представляет именно уникальность человека. Для гуманистического направления характерен целостный подход к изучению сознания и поведения личности, в объяснительной же психологии личность всегда в целях исследования разлагается на элементарные составляющие. Многие психологические направления в психологии стремились объяснить человека, выявить факторы, детерминирующие его поведение и сознание. Так, бихевиористы представляли человека как сложную машину, как "черный ящик", получающий управляющий сигнал на входе и выдающий реакцию на выходе. То есть, человек детерминирован внешними стимулами.

Гуманистическая психология рассматривает человека не как машину и не как зависимого полностью от бессознательных мотивов, а как личность, постоянно создающую себя, ощущающую свое назначение в жизни, регулирующую границы своей субъективной природы. Вот как выражает кредо гуманистической психологии один из ее основателей, Роджерс: "Человек в течение долгого времени ощущал себя в жизни марионеткой, сделанной по шаблону экономическими силами, силами бессознательного, или же окружающей средой. Но он последовательно выдвигает новую декларацию независимости. Он отказывается от удобств несвободы. Он выбирает себя, пытается в самом сложном и часто трагическом мире стать самим собой - не куклой, не рабом, не машиной, но уникальным, индивидуальным "Я"[21].

 

 

 

 

2.3 Принципы работы психолога консультанта, ориентированного на работу с субъективным.

 

В предыдущем разделе были рассмотрены особенности подхода Дж.Бьюдженталя к категории «субъективное» и ее роли в практике консультирования. Ориентация на субъективное – это признание внутренней свободы человека, признание его ответственности, его способности созидать себя и свою жизнь. Все другие принципы, о которых говорит Дж.Бьюдженталь вытекают или связаны с этим центральным.

Бьюдженталь разделяет психотерапевтический процесс на две стадии или фазы. Первая фаза - это аналитическая фаза, содержанием которой является работа с тем, с чем пришел непосредственно клиент, с тем, что психологически калечит его, препятствует полноценному осознанию и мешает жить. Задача аналитической фазы - раскрытие и устранение сопротивлений, то есть способов, которыми пациент стремится избежать экзистенциальной тревоги. Эта фаза, конечно, не полностью, но во многом основана на психоаналитической методологии. Когда эта фаза завершена, наступает вторая фаза, которую Бьюдженталь обозначил введенным им неологизмом "онтогогика". Слово «онтогогика» перекликается со словом «педагогика», но образовано от корня «онтос», «бытие». После того как сняты какие-то проблемы, блоки, надо ввести человека в реальность бытия, в реальность мира, попросту говоря, научить его жить. По определению Бьюдженталя, онтогогика заключается в каких-то пониманиях, инсайтах и процедурах, с помощью которых терапевт или консультант стремится поддержать намерения пациента или клиента более полно реализовать потенциалы его бытия. Онтогогика стремится способствовать большей реализации бытия, в то время как аналитическая терапия стремится преодолеть ограничения, которые на нее накладываются. Таким образом, задача аналитической терапии скорее негативная - устранить барьеры и блоки. Но этого мало, надо ввести человека в реальность бытия. Таким образом, психотерапевт решает не только психотерапевтические задачи[22]. На каких же принципах решает психолог-консультант эти задачи?

Первый принцип – это принцип присутствия. Этот принцип связан с тем, «насколько искренне и полно личность существует в ситуации, вместо того чтобы стоять в стороне от нее, как наблюдатель, комментатор, критик или судья»[23].

Эффективный психотерапевт повышает свою чувствительность, чтобы отмечать, насколько истинно присутствует его клиент. Он готов приложить значительные усилия, чтобы помочь такому клиенту быть более вовлеченным в работу. Фокусирование на присутствии — один из краеугольных камней психотерапевтического искусства, с точки зрения Дж.Бьюдженталя.

Присутствие — это обозначение качества бытия в ситуации или отношениях, в которых человек глубоко внутри себя стремится участвовать настолько полно, насколько способен. Присутствие выражается в мобилизации сензитивности личности — как внутренней (к субъективному), так и внешней (к ситуации и другому человеку или другим людям в ней) — и в активизации способности реагировать.

Дж.Бьюдженталь выделяет две грани присутствия: доступность и экспрессивность. Доступность обозначает степень того, насколько человек допускает, чтобы происходящее в данной ситуации имело для него значение, воздействовало на него. Доступность требует ослабления нашей обычной психологической защиты от влияния других людей; таким образом, доступность предполагает определенные обязательства. Открыть себя чужому влиянию — значит внести существенный вклад в развитие отношений.

Экспрессивность означает степень, в которой человек склонен позволять другому (другим) действительно узнать себя в данной ситуации. Это включает в себя самораскрытие без маскировки каких-то субъективных переживаний и требует готовности приложить некоторые усилия.

Присутствие и его составляющие, доступность и экспрессивность, не являются процессами типа «или—или», они всеобъемлющи. Они постоянно изменяются в зависимости от конкретной личности, от ситуации и цели, от обсуждаемого предмета и от многих других факторов.

Возможны несколько уровней присутствия: формальное общение, поддержание контакта, стандартная беседа, критические обстоятельства и интимность. Этим уровням соответствует различная глубина психотерапевтического объединения. И в этом контексте можно сформулировать еще один принцип работы психолога-консультанта: для эффективной психотерапевтической работы необходимо соответствие уровней присутствия психолога и клиента.

Еще один принцип, который можно вывести из теории и практики Дж.Бьюдженталя, связан с оппозицией: директивность-недирективность. Как было отмечено в предыдущей главе, К.Роджерс является сторонником недирективного отношения психолога к клиенту. Бьюдженталь же занимает более взвешенную позицию и его принцип в этой связи можно сформулировать как выбор в каждой конкретной ситуации наиболее адекватной тактики от слушания (полная недирективность) до требования (директивность).

Еще один принцип связан с необходимостью психологу учитывать степень «параллелирования» в ходе работы с клиентом. Под термином «параллелирование» Бьюдженталь понимает насколько один собеседник (психотерапевт или пациент) формулирует содержание того, что он говорит, примерно в том же русле, что и предыдущее высказывание собеседника. Когда они говорят об одном и том же и используют близкие слова, мы можем сказать, что они «идут в параллель» или «параллельны друг другу». Когда они не так сильно совпадают, мы говорим, что в разговоре мало параллелирования.

Бьюдженталь подчеркивает, что «параллелирование не является ни желательным, ни отвергаемым атрибутом психотерапевтического интервью — это просто измерение, которое можно исследовать, чтобы глубже понять, каким образом двое участников делают свою работу. Есть моменты, когда психотерапевту следует в основном параллелировать — например, в начале работы, когда он старается как можно меньше вторгаться в то, как сам пациент представляет свои заботы. В другие моменты психотерапевт может захотеть заметно отойти от параллельности — когда пациент бесконечно «пережевывает» одно и то же и нуждается в помощи, чтобы вырваться из круга сопротивления"[24].

Очевидно, что разные цели требуют разной степени сходства, но так же очевидно, - и в этом собственно и состоит еще один принцип работы психолога-консультанат - что для психотерапевта важно знать, насколько он и его партнер «вместе» в данный момент и насколько данная степень параллельности работает на их цели.

Чуткое использование параллелирования позволяет психотерапевту почти незаметно вести разговор в нужном направлении. Это особенно полезно, когда человек глубоко погружен в процесс (на уровне «критических обстоятельств»), когда не хочется мешать его сосредоточенности на внутреннем. В такие моменты мягкое модулирование параллелирования может сделать большой вклад в психотерапевтический процесс, не мешая включенности пациента.

Еще один принцип работы психолога-консультанта, которому уделяет существенное внимание Бьюдженталь, связан с эмоциями. И здесь психолог опять занимает очень взвешенную позицию, подчеркивая, что «никакая буря эмоций не имеет ценности сама по себе…единственными критериями, которые определяют желательность какого-либо вида действий в беседе, являются цель и смысл». Однако психотерапевтическая практика позволяет Бьюдженталю говорить о том, что наиболее часто перед психологом стоит задача помочь высвобождения чувств клиента. Отсюда и еще один принцип – внимание к чувствам.

Еще один принцип работы психолога-консультанта, на который обращает внимание Дж.Бьюдженталь, - это учет психологом локуса внимания (и своего и клиента). «Виртуозным можно назвать такого психотерапевта, - отмечает Дж.Бьюдженталь, - который постоянно интуитивно ощущает этот внутренний поток осознавания пациента (т.е. локус внимания (прим. наше)), который способен использовать интуицию, чтобы облегчить пациенту внутреннее исследование, и который так выбирает время и форму своего вмешательства, что получает оптимальный эффект»[25].

Бьюдженталь, со свойственной ему взвешенностью, подчеркивает, что направленность внимания клиента определяется конкретной ситуацией. Однако, при этом он подчеркивает, что «в конце концов, сценой для глубинной психотерапевтической работы должен стать локус интрапихического, конфронтация человека с самим собой, со своей собственной идентичностью, с тем миром, который он создал для себя»[26]. Из этого высказывания Бьюдженталя вытекает еще один принцип работы психолога-консультаната: «каждый пациент обязан работать на истинно субъективных уровнях»[27]. Этот принцип, как впрочем и все принципы, вытекающие из теории и практики Бьюдженталя, носит достаточно общий характер и его применение требует учета конкретной ситуации. То, какой уровень нужен конкретному пациенту, зависит от целого ряда причин — например, от природы заявленной проблемы, готовности взять на себя долгосрочные обязательства, степени прочности функций Эго, широты и глубины предполагаемых изменений. Некоторых людей ослабление контакта с реальностью, которого требуют более глубокие уровни, может просто лишить мужества. Таким пациентам не всегда хватает силы Эго или они оказываются в сложной жизненной ситуации, которая требует немедленного практического решения.

Еще один принцип работы психолога-консультанта по Бьюдженталю можно сформулировать как принцип мобилизации заботы. Забота, по Бьюдженталю,— это комплекс чувств, мыслей и интенций, который организуется тем, как человек оценивает и предвосхищает переживание им своего бытия. Забота выливается в попытки человека изменить способ бытия, обстоятельства или отношения, или внутренние ориентации своей жизни. Забота клиента в психотерапии – это «источник энергии и маяк, что бы знать куда двигаться»[28]. Важно отметить, что осознание заботы важно не только для клиента, но и для психотерапевта.

В свое время Сократ сравнивал искусство философа с ремеслом повивальной бабки. Последняя, принимая роды, помогает роженице разродится, а ребенку появиться на свет. Философ же беседуя с кем-то, не имеет заранее готового ответа, но он умеет вести разговор и помогает родиться в голове и душе собеседника знанию.

Работу психолога-консультанта, с моей точки зрения, так же можно отнести к этой категории профессий: психолог-консультант помогает родиться в клиенте чему-то важному. Психолог не может передать клиенту необходимые тому опыт, чувства и т.д., все это должно быть пережито клиентом, консультант же может создать для этого условия.

Представляя себе таким образом процесс помощи клиенту со стороны психолога-консультанта, понятно, что важнейшее значение приобретает вопрос о том, как возникают побуждения в клиенте, как они развиваются и модифицируются, и, наконец, как они претворяются в действия. Дж.Бьюдженталь уделяет этой проблеме особое внимание. «Я стою в дверях между двумя мирами, - пишет психолог, - понуждаемый изнутри настойчивым голосом моего субъективного, стремясь к большей реализации и в то же время противостоя всей этой панораме возможностей и требований. Я так хорошо знаю, сколь безгранична моя жажда и как ограничены мои силы и мое восприятие.

Итак, я вынужден быть своего рода переводчиком. Я слушаю этот внутренний голос, чей древний язык я всегда знал, но на котором никогда не говорил. Затем я смотрю на внешний мир, который использует совсем другой язык, и пытаюсь переводить с одного на другой. Еще в начале своей жизни я узнал, что в этих языках очень немного истинно родственных понятий, что у них разная структура, и, таким образом, между ними можно провести очень мало непосредственных параллелей. Каждый перевод с языка внутренних подсказок на язык внешних действий неизбежно является догадкой, броском наудачу. Какие внешние шаги, какие вещи, какие события ближе всего подойдут к этим внутренним подсказкам? И я рискую думать, что если я поступлю так-то и так-то, буду с определенным человеком, если я достигну таких-то и таких-то результатов — словом, если бы я мог добиться определенного положения дел во внешней реальности, — тoгдa пoявилocь внутpeннee чувство, по которому я так изголодался»[29].

Как видим Бьюдженталь пишет о своих ощущениях, касающихся воодушевления и его роли в жизни. Воодушевление – это и есть то чувство, по которому «изголодался» психолог, а может быть каждый из нас. Помочь найти клиенту воодушевление – одна из задач психолога-консультанта, один из принципов его работы.

Отсутствие воодушевления у клиента часто выражается в различного рода депрессивных состояниях. Для адекватной работы с такими состояниями отсутствия воодушевленности важно понимать как происходит процесс открытия внутренних источников сил и энергии в человеке. Бьюдженталь убежден, что главный источник наших сил внутри нас, наша сила там, ведь мы субъекты, а не объекты, которыми манипулируют. Эти наши внутренние импульсы, которые побуждают нас изнутри к действиям, к жизни и есть интенции. Эти интенции проходят сложный путь в нашем внутреннем мире, прежде чем проявят себя во внешнем в виде того или иного поступка и т.п. Кратко приведем перечень этапов, которые проходят наши внутренние импульсы (интенции) по пути реализации во внешнем мире: Интенциональность, Желание, Хотение, Волевое намерение, Действие, Актуализация, Взаимодействие.

Важный принцип работы психолога-консультанта связан с его обязательствами. Бьюдженталь выделяет их пять: обязательство психолога за себя во время встречи с клиентом; ответственность за стремление клиента быть более аутентичным; обязательство по отношению к семье клиента; обязательство перед обществом; обязательства в связи со всем Человечеством.

 

 

Выводы:

В результате проведенного анализа можно выделить следующие принципы работы психолога-консультанта в рамках экзистенциально-гуманистического подхода Дж.Бьюдженталя:

  1. Человек является и субъектом и объектом одновременно и потому в отношении к нему применимы как методы психологии объективного так и субъективного направлений.
  2. «Субъективное» в человеке (клиенте) выражается в его: недетрминированности, спонтанности, автономности, открытости «миру неведмого».
  3. Серьезные жизненные изменения возможны только на путях субъективного психотерапевтического подхода.
  4. Принцип присутствия - насколько искренне и полно личность существует в ситуации, вместо того чтобы стоять в стороне от нее, как наблюдатель, комментатор, критик или судья.
  5. Для эффективной психотерапевтической работы необходимо соответствие уровней присутствия психолога и клиента.
  6. Выбор в каждой конкретной ситуации наиболее адекватной тактики от слушания (полная недирективность) до требования (директивность).
  7. Для психотерапевта важно знать, насколько он и его партнер «вместе» в данный момент и насколько данная степень параллельности работает на их цели.
  8. Внимание к чувствам.
  9. Учет психологом локуса внимания (и своего и клиента).

10.Каждый пациент обязан работать на истинно субъективных уровнях.

11.Принцип мобилизации заботы.

12.Помочь найти клиенту воодушевление – один из принципов работы психолога-консультанта.

 

 

Глава 3. Эмпирическое исследование различных представлений о принципах работы психолога-консультанат.

3.1 Процедура исследования.

 

Проведенный в теоретической части работы анализ литературы позволил выявить основные принципы работы психолога консультанта в клиентоцентрированной терапии (К.Роджерс), в рационально-эмотивной терапии (А.Эллис) и в экзистенциально-гуманистическом подходе (Дж.Бьюдженталь).

Анализ показал, что принципы работы психолога-консультанта тесно связаны с его личностными особенностями. Более того, многие из этих принципов и формулируются в качестве личностных черт психолога консультанта, его установок и пр. В этой связи нам кажется обоснованным проводить исследование принципов работы психолога-консультанта через исследование психологических характеристик эффективного психолога-консультанта.

Целью эмпирической части работы будет исследование восприятия принципов работы психолога-консультанта тремя разными группами респондентов:

1 группа – полевые респонденты;

2 группа – студенты, обучающиеся психологии;

3 группа – эксперты (практикующие психологи-консультанты).

Гипотезы исследования:

  1. существуют различия в представлениях о психологических характеристиках эффективного психолога-консультанта у полевых респондентов, студентов-психологов и практикующих психологов консультантов;
  2. у практикующих психологов-консультантов существует размытое представление о психологических характеристиках эффективного психолога-консультанта.

Испытуемые.

1-ю группу (полевые респонденты) составили 10 человек никак не связанных с психологией, 5 мужчин и 5 женщин, возраст от 20 до 35 лет.

2-ю группу (студенты, обучающиеся психологии) составили студенты-психологи в возрасте от 20 до 32 лет; 5 мужчин и 5 женщин.

3-ю группу (эксперты) составили практикующие психологи-консультанты, 5 мужчин и 5 женщин, в возрасте от 28 до 42 лет.

Методика исследования.

Для проведения эмпирического исследования нами была составлена специальная анкета. Ее текст приведен в приложении №1.

 

3.2 Результаты исследования и их анализ.

 

В ходе опроса трех групп испытуемых по составленной анкете был выявлен для каждого испытуемого список качеств, которыми должен обладать эффективный психолог-консультант.

В таблице 1 приведены данные выборов в группе полевых респондентов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 1. Психологические характеристики психолога-консультанта в оценке полевых респондентов.

Психологические характеристики

Процент выбравших (%)

Умение учитывать конкретные обстоятельства и модифицировать свои действия в связи с ними.

20

Твердо придерживаться намеченного плана работы.

60

Согласованность проявлений (чувств, мыслей, движений и т.п.)

20

Наличие нескольких (в том числе скрытых) планов поведения.

0

Безоценочность.

70

Прямое указывание на недостатки.

30

Директивность.

20

Недирективность.

80

Стремление работать на глубинном уровне проблем.

60

Ориентация на внешние проблемы в работе.

40

Эмоциональность.

50

Эмоциональная сдержанность.

10

Погруженность в ситуацию.

70

Отстраненная позиция.

20

 

На гистограмме 1 отражен профиль личностных качеств психолога-консультанта в оценке полевых респондентов.

 

Анализ данных, приведенных в таблице 1 и гистограмме 1 показывает что профиль личностных качеств психолога-консультанта в оценке полевых респондентов имеет пилообразный характер – респонденты выделяют некоторые качества, другие же выражены слабо. Наиболее важными для психолога-консультанта полевые респонденты считают: недирективность, погруженность в ситуацию, безоценочность, стремление работать на глубинном уровне и стремление работать по плану. Наименее выражены характеристики: наличие у психолога-консультанта нескольких планов проявления, эмоциональная сдержанность, отстраненность позиции, директивность, согласованность проявлений, учет конкретных обстоятельств.

Эти данные отражают представление полевых респондентов об образе эффективного психолога-консультанта, который с их точки зрения должен обладать определенным набором качеств. Это безоценочный, недирективный психолог, который полностью погружен в ситуацию с клиентом, имеет план работы и твердо его придерживается.

В таблице 2 приведены данные выборов в группе студентов-психологов.

Таблица 2. Психологические характеристики психолога-консультанта в оценке студентов-психологов.

Психологические характеристики

Процент выбравших (%)

Умение учитывать конкретные обстоятельства и модифицировать свои действия в связи с ними.

20

Твердо придерживаться намеченного плана работы.

60

Согласованность проявлений (чувств, мыслей, движений и т.п.)

30

Наличие нескольких (в том числе скрытых) планов поведения.

40

Безоценочность.

90

Прямое указывание на недостатки.

 

Директивность.

10

Недирективность.

70

Стремление работать на глубинном уровне проблем.

80

Ориентация на внешние проблемы в работе.

0

Эмоциональность.

30

Эмоциональная сдержанность.

30

Погруженность в ситуацию.

60

Отстраненная позиция.

10

 

На гистограмме 2 отражен профиль личностных качеств психолога-консультанта в оценке студентов-психологов.

 

 

 

Анализ данных, приведенных в таблице 2 и гистограмме 2 показывает что профиль личностных качеств психолога-консультанта в оценке студентов-психологов имеет как и в предыдущем случае пилообразный характер – респонденты выделяют некоторые качества, другие же выражены слабо. Наиболее важными для психолога-консультанта студенты-психологи считают: безоценочность, стремление работать на глубинном уровне, погруженность в ситуацию, недирективность, наличие плана работы. Наименее выражены характеристики: ориентация на внешние проблемы, отстраненность, директивность, учет конкретных обстоятельств.

Данные показывают, что у студентов-психологов как и у полевых респондентов существует достаточно четкий образ эффеквтиного психолога-консультанта, который стремится работать на глубинном уровне, безоценочен, недирективен, полностью погружен в ситуацию с клиентом  и имеет четкий план работы.

В таблице 3 приведены данные выборов в группе экспертов.

Таблица 3. Психологические характеристики психолога-консультанта в оценке экспертов.

Психологические характеристики

Процент выбравших (%)

Умение учитывать конкретные обстоятельства и модифицировать свои действия в связи с ними.

70

Твердо придерживаться намеченного плана работы.

40

Согласованность проявлений (чувств, мыслей, движений и т.п.)

90

Наличие нескольких (в том числе скрытых) планов поведения.

60

Безоценочность.

100

Прямое указывание на недостатки.

40

Директивность.

60

Недирективность.

80

Стремление работать на глубинном уровне проблем.

90

Ориентация на внешние проблемы в работе.

50

Эмоциональность.

70

Эмоциональная сдержанность.

60

Погруженность в ситуацию.

80

Отстраненная позиция.

70

На гистограмме 3 отражен профиль личностных качеств психолога-консультанта в оценке экспертов.

 

Анализ данных, приведенных в таблице 3 и гистограмме 3 показывает что профиль личностных качеств психолога-консультанта в оценке экспертов (практикующих психологов-консультантов) имеет существенно более сглаженный, чем в двух предыдущих случаях, характер.  12 из 14 психологических характеристик выбрали более 50% респондентов этой группы. При этом в наибольшей степени оказались выражены безоценочность, стремление работать на глубинном уровне и согласованность (аутентичность).

Эти данные показывают размытость представлений экспертов о психологических характеристиках эффективного психолога-консультанта. Практикующие психологи-консультанты выделяют как важные и директивность и недирективность, и эмоциональность и сдержанность эмоций и т.д. С нашей точки зрения, эти данные связаны с тем, что практика консультационной работы с клиентами убеждает в том, что уместность тех или иных психологических характеристик психолога-консультанта определяется конкретной ситуацией, складывающеся в работе, особенностями клиента и пр. В какой-то ситуации необходима директивность, а в другой – недирективность.

Такой вывод согласуется с позицией Дж.Бьюдженталя, который неоднократно подчеркивает необходимость соотнесения тех или иных форм и методов работы с конкретной ситуацией, с теми целями и задачами, которые стоят перед психологом и клиентом.

Вывод.

Проведенное эмпирическое исследование представлений различных респондентов о психологических характеристиках эффективного психолога-консультанта позволяет сделать следующие выводы:

С точки зрения полевых респондентов эффективный психолог-консультант должен обладать определенным набором качеств - это безоценочный, недирективный психолог, который полностью погружен в ситуацию с клиентом, имеет план работы и твердо его придерживается.

В представлении студентов-психологов эффективны психолог-консультант стремится работать на глубинном уровне, безоценочен, недирективен, полностью погружен в ситуацию с клиентом  и имеет четкий план работы.

Практикующие психологи-консультанты считают значимыми и важными для психолога-консультанта почти все из предложенных качеств, даже полярные, что отражает их представление о зависимости и уместности той или иной психологической характеристики психолога-консультанта от специфики конкретной ситуации.

Сделанные выводы позволяют заключить, что гипотезы данного исследования получили свое подтверждение.

 

 

Заключение.

 

Целью данной работы было изучение принципов работы психолога-консультанта гуманистической ориентации.

Теоретический анализ литературы позволил выявить основные принципы работы психолога консультанта в клиентоцентрированной терапии (К.Роджерс), в рационально-эмотивной терапии (А.Эллис) и в экзистенциально-гуманистическом подходе (Дж.Бьюдженталь). Были выделены следующие принципы:

  1. Конгруэнтность.
  2. Эмпатия.
  3. Безусловное позитивное принятие.
  4. Эмоциональная и философская эмпатия.
  5. Установка психолога – «клиенты могут ошибаться» (то есть безоценочность).
  6. Психолог-консультант открыт и активен.
  7. Энергичная убеждающая позиция психолога-консультанта.
  8. Человек является и субъектом и объектом одновременно и потому в отношении к нему применимы как методы психологии объективного так и субъективного направлений.
  9. «Субъективное» в человеке (клиенте) выражается в его: недетрминированности, спонтанности, автономности, открытости «миру неведомого».

10.Серьезные жизненные изменения возможны только на путях субъективного психотерапевтического подхода.

11.Принцип присутствия - насколько искренне и полно личность существует в ситуации, вместо того чтобы стоять в стороне от нее, как наблюдатель, комментатор, критик или судья.

12.Для эффективной психотерапевтической работы необходимо соответствие уровней присутствия психолога и клиента.

13.Выбор в каждой конкретной ситуации наиболее адекватной тактики от слушания (полная недирективность) до требования (директивность).

14.Для психотерапевта важно знать, насколько он и его партнер «вместе» в данный момент и насколько данная степень параллельности работает на их цели.

15.Внимание к чувствам.

16.Учет психологом локуса внимания (и своего и клиента).

17.Каждый пациент обязан работать на истинно субъективных уровнях.

18.Принцип мобилизации заботы.

19.Помочь найти клиенту воодушевление – один из принципов работы психолога-консультанта.

Анализ показал, что принципы работы психолога-консультанта тесно связаны с его личностными особенностями. Более того, многие из этих принципов и формулируются в качестве личностных черт психолога консультанта, его установок и пр. В этой связи нам кажется обоснованным проводить исследование принципов работы психолога-консультанта через исследование психологических характеристик эффективного психолога-консультанта.

Проведенное эмпирическое исследование представлений различных респондентов о психологических характеристиках эффективного психолога-консультанта позволяет сделать следующие выводы:

  • С точки зрения полевых респондентов эффективный психолог-консультант должен обладать определенным набором качеств - это безоценочный, недирективный психолог, который полностью погружен в ситуацию с клиентом, имеет план работы и твердо его придерживается.
  • В представлении студентов-психологов эффективны психолог-консультант стремится работать на глубинном уровне, безоценочен, недирективен, полностью погружен в ситуацию с клиентом  и имеет четкий план работы.
  • Практикующие психологи-консультанты считают значимыми и важными для психолога-консультанта почти все из предложенных качеств, даже полярные, что отражает их представление о зависимости и уместности той или иной психологической характеристики психолога-консультанта от специфики конкретной ситуации.


[1] Уолен С., ДиГусеп Р.,Уэсслер Р. Рационально-эмотивная психотерапия. М., 1997. С. 24.

[2] Уолен С., ДиГусеп Р.,Уэсслер Р. Рационально-эмотивная психотерапия. М., 1997. С. 57.

[3] Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб., 2000.

[4]Холмогорова А., Н. Гаранян. Эмоциональные расстройства и современная культура. М., 1999.

 

[5] Уолен С., ДиГусеп Р.,Уэсслер Р. Рационально-эмотивная психотерапия. М., 1997. С. 107.

[6] Грининг Т. История и задачи гуманистической психологии//Вопр. психол. 1988. № 4. С. 163.

[7] Алешина Ю. Е., Гозман Л. Я., Дубовская Е. М. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений. М., 1987.

[8] Роджерс Карла Р. "Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1998. С. 197.

[9] Роджерс Н. Творчество как усиление себя // Вопр. психол. 1990. № 1.

 

[10] Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986.

[11] Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986.

[12]Орлов А. Б. Тренинг гуманных взаимоотношений между учителем и учащимся // Формирование мотивации учения. М., 1990. Орлов А. Б. Гуманистическая психология // Искусство в школе. 1991. № 2.

 

[13] Колпачников В.В. Человеко-центрированный подход в практике психологического консультирования персонала организаций. // Вопросы психологии. 1995. №4.

[14] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001.

[15] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.22.

[16] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.23.

[17] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.24.

[18] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.25.

[19] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.35.

[20] Соколова Е.Е Тринадцать диалогов о психологии. (Хрестоматия с комментариями по курсу "Введение в психологию").М.,1994.С.257.

[21] Соколова Е.Е Тринадцать диалогов о психологии. (Хрестоматия с комментариями по курсу "Введение в психологию").М.,1994.С.257.

[22] Леонтьев Д.А. Жизнетворчество как практика расширения жизненного мира // Всероссийская научно-перактическая конференция по экзистенциальной психологии: материалы сообщений / под ред. Д.А.Леонтьева, Е.С.Мазур, А.И.Сосланда. - М.: Смысл, 2001, с. 100-109.

[23] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.42.

[24] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.103.

[25] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.131.

[26] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.143.

[27] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.164.

[28] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.205.

[29] Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С.216.

Теги консультирование гуманистическая психология