Главная / Диплом по психологии / Примеры и образцы дипломных работ по психологии с исследованием / Гендерная психология / Гендерные различия в агрессивном поведении: пример (образец) дипломной работы по психологии

Гендерные различия в агрессивном поведении: пример (образец) дипломной работы по психологии

Введение

 

Актуальность. Агрессивное поведение и агрессивность как черта личности человека находятся в центре внимания многих исследователей. Психологический подход к этой проблеме дает шанс для выявления причин агрессивного поведения и агрессивности, а также факторов, влияющих на формирование и развитие агрессивности. Такие данные не только позволяют лучше понять феномен человеческой агрессии, но и наметить пути ее конструктивного «использования».

В современном российском обществе, несмотря на достаточную общую стабильность, существуют множество точек напряжения и потенциального конфликта. В такой ситуации повышается вероятность проявления агрессивного поведения людей, что неблагоприятном течении может перерастать в деструктивные конфликты. В этом контексте исследование проблемы агрессивности приобретает не только научное, но и выраженное социальное звучание.

Проблемой агрессивного поведения и агрессивности занимались такие исследователи как З.Фрейд, К.Лоренц, А.Басс, Р.Бэрон, Д.Ричардсон и др. среди отечественных исследователей, занимавшихся проблемой агрессивного поведения, можно отметить Д.И.Фельдштейна, Л.М.Семенюк, Т.Г.Румянцеву, А.А.Реана, С.Н.Еникалопова и др.

Несмотря на многочисленные исследования, проблема агрессивного поведения по-прежнему актуальна. Важное теоретическое и практическое значение имеют исследования, направленные на выявление факторов и последствий агрессивного поведения различных групп, в частности гендерной специфики агрессивности.

Цель исследования – иследование гендерных различий агрессивности у врачей анестезиологов и реаниматологов.

Объект исследования – врачи анестезиологи и реаниматологи.

Предмет исследования – гендерные различия агрессивности у врачей.

Гипотеза: уровень агрессивности мужчин врачей выше, чем женщин; маскулинность положительно связана с агрессивностью; между агрессивностью и тревожностью существует прямая зависимость.

Задачи исследования:

  1. Анализ основных подходов к анализу проблемы агрессии в психологической науке.
  2. Провести анализ литературы по проблеме гендерной специфики агрессивности.
  3. Выделить различные позиции в отношении факторов, определяющих гендерные различия агрессивности.
  4. Провести психодиагностическое обследование врачей анастезиологов и реаниматологов с целью определения уровня их агрессивности, феминности/маскуличноости и тревожности.
  5. При помощи Т-критерия Стъюдента выявить достоверные различия агрессивности в группе мужчин и женщин.
  6. Построив матрицу интеркорреляций выявить влияние на агрессивность мужчин и женщин уровня феминности/маскулинности и тревожности.
  7. Сделать выводы исходя из полученных данных и сформулировать рекомендации.

Практическая значимость. Полученные в работе данные могут быть использованы в лечебных учреждениях для снижения уровня агрессивности врачей и обучения их навыкам психологической саморегуляции.

 

 

Глава 1. Проблема изучения гендерных различий в агрессивном поведении.

1.1 Проблема агрессии и агрессивности в психологической науке.

 

Различными исследователями предложено множество определений агрессии, ни одно из которых не может быть признано исчерпывающим и общеупотребительным.

Во-первых, под агрессией понимается сильная активность, стремление к самоутверждению. Так, Л. Бендер (Bender L., 1963) говорит об агрессии как тенденции приближения к объекту или удаления от него, а Ф. Аллан (Allan F., 1964) описывает ее как внутреннюю силу (не объясняя ее происхождения), дающую человеку возможность противостоять внешним силам[3].

Под агрессией понимаются акты враждебности, атаки, разрушения, т. е. действия, которые вредят другому лицу или объекту. Например, X. Дельгадо (Delgado H., 1963) утверждает, что «человеческая агрессивность есть поведенческая реакция, характеризующаяся проявлением силы в попытке нанести вред или ущерб личности или обществу»[25].

В то же время многие авторы разводят понятия агрессии как специфической формы поведения и агрессивности как психического свойства личности. Агрессия трактуется как процесс, имеющий специфическую функцию и организацию; агрессивность же рассматривается как некоторая структура, являющаяся компонентом более сложной структуры психических свойств человека[38].

Давая определение агрессии, ряд исследователей стремятся сделать это на основе изучения поддающихся объективному наблюдению и измерению явлений, чаще всего актов поведения. Например, А. Басе (Buss A., 1961) определяет агрессию как «реакцию», в результате которой другой организм получает болевые стимулы, а Уилсон (Uilson, 1964) как «физическое действие или угрозу такого действия со стороны одной особи, которые уменьшают свободу или генетическую приспособленность другой особи»[25].

Наиболее общим определением агрессии является поведение, причиняющее ущерб. Причем ущерб может быть как прямым (нападение), так и косвенным (распространение порочащих слухов). В качестве синонимов к понятию агрессии используются понятия «деструктивность», «напористость», «нападение», «насилие», «разрушительность», «жестокость». Термином «агрессивность» обозначают ситуативную или личностную склонность к разрушительному поведению. Н.Д.Левитов (1990) описал состояние агрессивности как стеничное переживание гнева с потерей самоконтроля[27].

По форме агрессия подразделяется на физическую (избиение, ранение, изнасилование) и вербальную (оскорбление, распространение клеветы, отказ общаться); прямую и косвенную.

А. Басc (Buss A., 1961) ввел понятия враждебной и инструментальной агрессии. Враждебная агрессия мотивируется негативными эмоциями и намерением причинить зло. При инструментальной агрессии, наоборот, преследуются цели, не связанные с причинением вреда, т. е. агрессия становится инструментом личного обогащения или продвижения. В случае инструментальной агрессии страдания жертвы обычно не попадают в поле внимания субъекта[3].

Додж и Койе (Dodge, Coie, 1987) выделили реактивную и проактивную агрессию. Реактивная агрессия является ответом на кажущуюся или реальную атаку, угрозу. Проактивная агрессия (запугивание, принуждение) инициируется зачинщиком для удовлетворения собственных потребностей. Проактивная агрессия часто направлена на более слабое, беззащитное существо. Проактивная агрессия может быть враждебной (месть за неудачи случайно встретившемуся человеку) и инструментальной (преследование для достижения власти в группе; наемное убийство)[36].

Э. Фромм разграничил злокачественную и доброкачественную агрессию. Так, доброкачественная агрессия способствует поддержанию жизни и является адаптивной. Работники милиции, военнослужащие во время боевых действий, а также ряд других специалистов нередко прибегают к агрессивным действиям, имеющим целью выполнение профессионального и гражданского долга. К доброкачественной агрессии относится самооборона, а также псевдоагрессия, при которой ущерб наносится ненамеренно. Псевдоагрессия включает в себя несчастные случаи, игровую агрессию (фехтование, борьба) и агрессию как социально приемлемое самоутверждение в условиях конкуренции[48].

В современной литературе последний вид поведения принято называть напористым, ассертивным, а не агрессивным. Разделение терминов «напористость» и «агрессивность» позволяет избежать неправильной оценки успешного уверенного поведения. Однако граница между напористостью и агрессией не всегда является очевидной. Более логичную картину агрессии, чем многие другие авторы, предлагает Э. Фромм. Агрессия как эволюционно закрепленное поведение не может не быть адаптивной, поэтому, по его мнению, стоит бороться только с социально опасными, мешающими приспособлению формами агрессивного поведения. Недостаток приемлемой агрессивности приводит к блокированию самоутверждения и самореализации, к слепому подчинению и ненужной жертвенности. Доброкачественная агрессия необходима для разрушения устаревших образцов, норм, для проведения инноваций. Любая творческая деятельность подразумевает отрицание сложившегося порядка и установление новых правил, теорий, законов[48].

Злокачественную агрессию Э. Фромм определяет как деструктивность, не связанную с сохранением жизни. Он описывает виды деструктивности в более широком социальном и культурном контексте, чем в большинстве современных монографий. Кроме мстительности и специфического характера, Э.Фромм выделяет экстатическую деструктивность, порождаемую некоторыми религиозными культами, идеологическими движениями, а также оргиями, которые растормаживают подавленные влечения. Последний вид агрессии приводит к служению идеалу разрушения и к хронической ненависти[48].

Агрессивные действия могут быть как произвольными, так и непреднамеренными. Неприемлемое непреднамеренное агрессивное поведение может быть как случайным, так и слабо осознаваемым. Так, в состоянии физиологического аффекта сознание сужается, резко снижается самоконтроль, и личность может совершить опасные агрессивные действия, не отдавая себе полного отчета в происходящем. Отдельно следует упомянуть о патологической агрессии, которая может быть следствием психотического состояния и требует медицинского вмешательства. Иррациональные убеждения, внутренние голоса, параноидальная подозрительность, идеи о божественных посланиях, мания величия — все это может выступать как патологический стимул к агрессии. Она может выступать как субъективно воспринимаемое средство самозащиты, воплощение идей мессианства, проявления героизма и т. д. Однако наличие диагностированной психической аномалии еще не является достоверным прогнозом совершения деструктивных актов[40].

А. Басс и А. Дарки выделяют следующие 5 видов агрессии:

1. Физическая агрессия (физические действия против кого-либо).

2. Раздражение (вспыльчивость, грубость).

3. Вербальная агрессия (угрозы, крики, ругань и т. д.).

4. Косвенная агрессия, направленная (сплетни, злобные шутки) и ненаправленная (крики в толпе, топанье и т. д.).

5. Негативизм (оппозиционное поведение)[3].

Ю. Б. Можгинский выделяет два вида патологической агрессии — психотическую и трансформированную. Психотическая агрессия совершается под действием галлюцинаций и бреда и характеризуется нелепостью разрушительных поступков. Жестокое поведение при трансформированной агрессии первоначально адекватно сложившейся ситуации, но в какой-то момент трансформируется в агрессивно-патологические действия с признаками немотивированного садистского насилия. По данным Ю. Б. Можгинского, среди подростков, совершивших убийства, максимально жестокие агрессивные действия, — 82% здоровы, 12% невменяемы, т. е. характеризуются патологической агрессивностью. Из последних 6% действовали под влиянием бреда и галлюцинаций (психотическая агрессия) и 6% проявили трансформированную агрессию. Трансформированная агрессия часто является патологической компенсацией комплекса ущербности и обиды, результатом длительного стресса и глубинного кризиса личности[30].

В педагогической, клинической и пенитенциарной практике под агрессией понимается преднамеренное причинение ущерба другому человеку, т. е. приближено к прикладному пониманию этого термина: «Агрессивное действие — это намеренное поведение, направленное на причинение физического или психологического вреда»[1]. Такая агрессия может контролироваться личностью, а склонность к ней — снижаться благодаря социальным мерам и психолого-педагогической работе с населением.

В психоаналитическом подходе агрессия рассматривается как порождение инстинкта борьбы. Первые исследования природы агрессии принадлежат 3.Фрейду, который предположил существование не только инстинкта жизни, эроса, но и инстинкта смерти, разрушения [46]. Агрессивная энергия вырабатывается у индивида непрерывно и со временем ищет выхода. Если с момента последнего открытого проявления агрессии прошло много времени, раздражителя вообще не требуется, взрыв агрессии происходит спонтанно. Данный механизм впервые описан 3. Фрейдом в гидравлической теории, согласно которой чувство досады, враждебности, желание разрушать и причинять боль постепенно накапливаются в человеке. Внешнее проявление эмоций, сопровождающих агрессию, может вызвать разрядку разрушительной энергии и таким образом уменьшать вероятность более опасных действий.

В этологическом подходе положение о врожденной природе агрессии находит свое развитие. К. Лоренц изучил врожденные сдерживающие агрессию начала, к которым относил родство, любовь и дружеские отношения [28]. Согласно инстинктивистским теориям, агрессия является неотъемлемой частью человеческой природы. В психоанализе и этологии не придается большого значения ситуативным переменным. Акцент делается на характерном для личности уровне агрессивности.

Согласно К. Лоренцу, агрессия берет начало, прежде всего, из врожденного инстинкта борьбы за выживание, который присутствует у людей, так же как у других живых существ. Он считал, что агрессивная энергия генерируется в организме спонтанно, непрерывно, в постоянном темпе, регулярно накапливаясь с течением времени. Чем большее количество агрессивной энергии имеется в данный момент, тем меньшей силы стимул нужен для того, чтобы агрессия выплеснулась вовне[28].

Несмотря на то, что К. Лоренц, как и 3. Фрейд, считал агрессию неизбежной, он более оптимистично смотрел на возможность ослабления агрессии и контроля подобного поведения. Он полагал, что участие в различных действиях, не связанных с причинением ущерба, может предотвратить накопление агрессивной энергии до опасных уровней и таким образом снизить вероятность вспышек насилия.

В социобиологическом подходе основной акцент в изучении природы агрессии связывается с влиянием генов, т. к. они обеспечивают адаптивное поведение. Гены «приспособлены» до такой степени, что вносят свой вклад в успешность репродукции, благодаря чему гарантируется их сохранение у будущих поколений. Таким образом, индивидуумы, скорее всего, будут содействовать выживанию тех, у кого имеются схожие гены (т. е. родственников), проявляя альтруизм и самопожертвование, и будут вести себя агрессивно по отношению к тем, кто от них отличается или не состоит в родстве, т. е. у кого наименее вероятно наличие общих генов.

К ситуативной теории агрессии относится подход Дж. Долларда, который рассматривал агрессию как следствие фрустрации, аверсивной (крайне неприятной) стимуляции. Дж. Доллард считал, что фрустрация (помеха, раздражение) всегда приводит к агрессии, а агрессия всегда является следствием фрустрации[25].

Согласно этой теории, у индивида, пережившего фрустрацию, возникает побуждение к агрессии. В некоторых случаях агрессивный позыв встречает какие-то внешние препятствия или подавляется страхом наказания. Однако и в этом случае побуждение остается и может вести к агрессивным действиям, хотя при этом они будут нацелены не на истинного фрустратора, а на другие объекты, по отношению к которым агрессивные действия могут совершаться беспрепятственно и безнаказанно. Это общее положение о смещенной агрессии было расширено и пересмотрено Н. Е. Миллером, выдвинувшим систематизированную модель, объясняющую появление этого феномена. Автор предположил, что в тех случаях, когда индивидуумы проявляют агрессию не по отношению к своим фрустраторам, а по отношению к совершенно другим людям, выбор агрессором жертвы в значительной степени обусловлен тремя факторами:

  1. Силой побуждения к агрессии.
  2. Силой факторов, тормозящих данное поведение.
  3. Стимульным сходством каждой потенциальной жертвы с фрустрировавшим фактором[25].

Кроме того, Н. Е. Миллер полагал, что барьеры, сдерживающие агрессию, исчезают более быстро, чем побуждение к этому поведению, по мере увеличения сходства с фрустрировавшим агентом. Таким образом, модель предсказывает, что смещенная агрессия наиболее вероятно будет разряжена на тех мишенях, в отношении которых сила торможения является незначительной, но у которых относительно высокое сходство с фрустратором[25].

Л. Берковиц дополнил теорию фрустрации положением, что фрустрация вызывает гнев, который создает готовность реагировать агрессивно; однако открытая агрессия может не проявиться. Для актуализации агрессии необходимы сигналы (посылы), разрешающие агрессию. Роль посылов к агрессии могут играть провоцирующие реплики, наличие оружия, чрезмерный страх и податливость «жертвы»[6].

Теория социального научения агрессии А. Бандура постулирует, что агрессивное поведение представляет собой сложную систему навыков, требующую длительного и всестороннего научения. Чтобы усвоить способы разрушительных действий, человек должен наблюдать их социальные образцы, встречать поощрение при их демонстрации и внутренне одобрять собственные «успехи» в причинении ущерба другим людям. Поощрение и наказание являются регуляторами агрессивного поведения, отвечают за усиление или сдерживание деструктивных тенденций. Бандура выделял три вида поощрений и наказаний:

1. Подкрепление собственного поведения окружающими.

2. Отношение к самому себе.

3. Наблюдение за поощрением и наказанием другого человека (викарный опыт) [2].

Теория научения лежит в основе большинства программ профилактики и коррекции агрессивного поведения, т. к., по мнению многих практиков, поведенческий подход в развитии просоциального поведения является наиболее эффективным, методически универсальным и быстрым.

Когнитивные модели помещают в центр рассмотрения эмоциональные и когнитивные процессы, лежащие в основе этого типа поведения. Согласно теориям данного направления, характер осмысления или интерпретации индивидом чьих-то действий, например как угрожающих или провокационных, оказывает определяющее влияние на его чувства и поведение. В свою очередь, степень эмоционального возбуждения или негативной аффектации, переживаемой индивидом, влияет на когнитивные процессы, занятые в определении степени угрожающей ему опасности.

Агрессия принимает самые разнообразные формы. По формальным характеристикам в психологии выделяют следующиеформы агрессивных действий:

• негативные — позитивные (деструктивные — конструктивные);

• явные и латентные (внешне наблюдаемая агрессия — скрытая агрессия);

• вербальные — физические (словесное нападение — физическое нападение);

• прямые — косвенные (непосредственно направленные на объект — смещенные на другие объекты);

• враждебные — инструментальные (с целью причинения вреда/боли другому человеку — с иными целями);

• эго-синтонные (принимаемые личностью) — эго-дистонные (чуждые для «Я», осуждаемые самой личностью)[38].

Наиболее привычными, явными выражениями агрессивного поведения считаются: злословие, повышение тона и громкости голоса, аффектация (бурное проявление негативных эмоций), принуждение, негативное оценивание, оскорбления, угрозы, использование физической силы (кусание, царапание, удары), применение оружия. Скрытые формы агрессивного поведения выражаются в уходе от контактов, бездействии с целью навредить кому-то, причинении вреда себе и самоубийстве.

Агрессия может быть направлена:

• на окружающих людей вне семьи (например, на врачей, педагогов или сверстников);

• только на близких людей (без проявления агрессии вне семьи, например, на бабушку или на сибсов);

• на животных (птиц, кошек, насекомых);

• на себя (свое тело или личность, например, в форме выдергивания волос, сдирания кожи, кусания ногтей, отказа от еды в подростковом возрасте);

• на внешние физические объекты (например, в форме поедания несъедобного, разрушения предметов, порчу имущества и т. д.);

• на символические и фантазийные объекты (в форме серийных агрессивных рисунков, коллекционирования оружия, увлечения компьютерными играми агрессивного содержания)[38].

Особую опасность для общества представляет агрессия, направленная на других людей. А. Бандура, Р. Уолтере называют ее «асоциальной агрессией» и связывают с «действиями социально-деструктивного характера», в результате которых может быть нанесен ущерб другой личности или имуществу, причем эти акты не обязательно должны быть наказуемы по закону [2].

Психологической целью агрессии может быть как собственно причинение страдания (вреда) жертве (враждебная агрессия), так и использование агрессии как способа достижения иной цели (манипулятивная или инструментальная агрессия).

Наиболее распространенными целями агрессивного поведения, не связанного с психическим расстройством, в переходе от враждебности к манипулятивности могут быть:

• причинение боли жертве, ее страдания;

• месть за перенесенное страдание;

• причинение ущерба;

• доминирование, власть над другим человеком;

• получение материальных благ (например, денег);

• аффективная разрядка, разрешение внутреннего конфликта;

• самоутверждение (повышение самооценки, сохранение самоуважения);

• защита от реальной или воображаемой угрозы, от страдания;

• отстаивание автономии и свободы;

• завоевание авторитета в группе сверстников;

• удаление препятствий на пути к удовлетворению потребностей;

• привлечение внимания[3].

Психологическая цель определяется в процессе поведенческого анализа, включающего следующие моменты:

• ситуация, в которой впервые имело место агрессивное поведение;

• ситуации, в которых агрессивное поведение проявляется в настоящее время;

• люди, в присутствии которых проявляется агрессивное поведение;

• что обычно предшествует агрессивному поведению (каковы запускающие механизмы);

• последующие события (состояние, мысли, действия);

• реакция окружающих;

• что исключает данное поведение (когда и благодаря чему его не бывает);

• отношение к агрессивному поведению самой личности[35].

Растормаживают поведенческий самоконтроль любые стимуляторы, а также виды деятельности, вызывающие возбуждение на фоне измененного состояния сознания. Это могут быть препараты и деятельность, меняющие восприятие действительности и повышающие уровень активности. Наиболее изученным в данной группе является влияние алкоголя на агрессивность. Сам по себе алкоголь не является непосредственной причиной агрессии. Алкоголизация разрушает способность к сложной интеллектуальной деятельности; вследствие этого человек не может сформировать неагрессивный тип реакции и прибегает к простейшему ответу на угрозу — разрушению источника опасности. Причем в состоянии опьянения преувеличивается степень угрозы, резко снижается способность учитывать все параметры ситуации. По данным Ф. С. Сафуанова, лица с невысоким уровнем базовой агрессивности в 90% случаев совершают слабомотивированные преступления в состоянии алкогольного опьянения [38].

Однако чаще всего агрессия вызывается словами и поступками, т. е. имеет социальный контекст. Отрицательные эмоции, вызываемые оскорблением или помехой, ведут к агрессивным намерениям. Чем выше уровень фрустрации, т. е. переживания неудачи, обиды, чем неожиданнее эта помеха, тем сильнее агрессия пострадавшего [6]. Фрустрация может вызвать две взаимоисключающие эмоции — страх или гнев и, соответственно, два вида реагирования — бегство (уклонение) или нападение. Выбор стратегии реагирования зависит от личностных особенностей, состояния человека, а также от внешнего стимулирования того или иного вида поведения. Вербальная агрессия чаще распространена, чем физическая. Чем более несправедливым кажется проступок другого, тем выше вероятность агрессивной реакции.

Наиболее сильной детерминантой агрессии является провокация. Обвинения, издевки, насмешки пробуждают интенсивный гнев. Люди обычно отвечают на атаку контратакой. Месть служит не только самозащите, но и является средством не уронить свое достоинство, особенно в глазах окружающих. Нередко только предположение о враждебных намерениях вызывает «ответную» агрессию.

Особый вид агрессивных действий представляют собой не вызванные фрустрацией нападения на незнакомых и малознакомых людей. Начавшись с намеренного оскорбления, диалог с потенциальной жертвой переходит в ссору, угрозы и может завершиться физической агрессией. Подобная динамика может специально провоцироваться подростками, которые развлекаются избиением объекта провокации. Чаще всего инициативное нападение осуществляется группой по отношению к лицам другой национальности, другого социального слоя, непохожим на агрессора.

Агрессия как следствие подчинения авторитету, власти также не является следствием враждебных эмоций по отношению к жертве. Классические эксперименты С. Милграма показали, что даже в условиях минимальных полномочий ответственное лицо может стимулировать многих людей на совершение агрессивных действий. Уровень ответственности за насилие резко снижается в ситуации подчинения. Эффективным средством против слепого повиновения приказам является демонстрация примера неподчинения. Другой фактор, ограждающий общество от агрессии — следствия повиновения авторитету, — возложение личной ответственности за причиняемый вред на исполнителя. Влияет также отношение сторонних наблюдателей. Их одобрение и поощрение усиливают агрессию, а осуждение — снижает[3].

Спорт создает редкую возможность выражения межличностной агрессии, разрешенной обществом. Болельщики, наблюдавшие за спортивными состязаниями, проявляют более высокую агрессивность после игры. Это объясняется возбуждением, растормаживанием, деиндивидуализацией, заражением агрессией игроков. Футбол особенно массовый вид спорта, вызывающий враждебное поведение зрителей. Однако агрессивные виды спорта не только подкрепляют склонность к разрушению, но и служат средством разрядки напряжения и злости посредством катарсиса от наблюдения насилия.

Навязывание моделей агрессивного поведения реализуется в масс-медиа и референтными группами. Сцены насилия в средствах массовой информации провоцируют агрессивность зрителя, если выглядят реальными и захватывающими, если зритель отождествляет себя с агрессором или ассоциирует враждебную персону с жертвой агрессии из фильма. Особенно сильно влияние фильмов на рост агрессивных настроений у раздраженной личности[25].

Раздражение и, как следствие, разрушительное поведение усиливается вследствие таких физических характеристик среды, как теснота, жара, холод, духота, неприятные запахи, шум, вызывающие физический дискомфорт. Чем больше внимания человек придает неприятным условиям, чем сильнее желание избавиться от них, тем выше его раздраженность. При отвлечении на другие стимулы и занятия, несовместимые с агрессией, гневливость не проявляется. Личность, не склонная переживать чувство враждебности, на дискомфортные условия реагирует подавленностью и снижением агрессивности. Так, Р. Бэрон выявил, что слишком дискомфортные условия снижают агрессию у большинства испытуемых вследствие упадка сил [3].

Таким образом, умеренно трудные условия среды обычно вызывают раздражительность, а при усилении негативных воздействий происходит снижение возбуждения, активности и агрессивности. В самые жаркие годы и месяцы совершается значительно больше насильственных преступлений, т. е. количество агрессивных преступлений существенно более связано с жарким климатом города по сравнению с холодными местностями, чем даже с безработицей, доходами, средним возрастом и образованием[25].

 

1.2 Гендерные различия в агрессивном поведении.

 

Ссылаясь на многочисленные данные Роберт Бэрон и Дебора Ричардсон отмечают следующее: мужчины действительно более склонны прибегать к открытой физической агрессии. При этом эти различия от целого ряда переменных. Например, гендерные различия в агрессии наиболее заметны в физических формах агрессии, а также в ситуациях, когда к агрессии вынуждены обратиться (например, из-за исполнения определенной социальной роли), в отличие от ситуаций, когда к ней прибегают без всякого принуждения. Склонность мужчин демонстрировать более высокие уровни агрессии более очевидна после сильной провокации, нежели при ее отсутствии[3].

Мужчины и женщины также отличаются своими установками относительно агрессии. Мужчины, как правило, в меньшей степени испытывают чувство вины и тревоги. Напротив, женщины более обеспокоены тем, чем агрессия может обернуться для них самих, — например, возможностью получить отпор со стороны жертвы. Данные исследований свидетельствуют о том, что и мужчины и женщины придерживаются противоположных социальных представлений — противоположных моделей и теорий о функциях — об агрессии[3]. Более того, женщины рассматривают агрессию как экспрессии — как средство выражения гнева и снятия стресса путем высвобождения агрессивной энергии. Мужчины же, напротив, относятся к агрессии как к инструменту, считая ее моделью поведения, к которому прибегают для получения разнообразного социального и материального вознаграждения.

Дополнительные данные, касающиеся гендерных различий в агрессии, свидетельствуют о том, что мужчины более склонны прибегать к прямым формам агрессии, а женщины предпочитают пользоваться косвенными действиями, которые наносят вред противнику окольным путем. Например, Лагерспетц и его коллеги опрашивали мальчиков и девочек в возрасте от 8 до 15 лет, как ведут себя школьники из их класса, когда сердятся. Полученные результаты показали, что мальчики прибегают к прямым формам агрессии, включающим такие действия, как погоня за противником, подножки, пинки, толчки, дразнилки, значительно чаще девочек. Зато девочкам более свойствены косвенные формы агрессии, например, наговор на противника за его спиной, бойкотирование обидчика, разрыв дружеских отношений, демонстрация обиды[25].

«Таким образом, - пишут Роберт Бэрон и Дебора Ричардсон , - мужчины и женщины действительно отличаются друг от друга относительно агрессии, причем мужчины, как правило, более склонны к подобному поведению, нежели женщины. Однако величина разрыва сильно колеблется в зависимости от обстановки и других факторов, а также от формы агрессии»[3; c.222].

Исследования детей ясельного и дошкольного возраста с использованием отзывов воспитателей или прямых наблюдений показывают, что в поведении мальчиков бывает больше гнева, агрессии, склонности к разрушению и драчливости, чем в поведении девочек [4].

Половые различия в побуждении к разрушению выявлены при анкетировании студентов, вспоминавших свое детство (W. Clark, 1952). В наше время тенденция большей физической агрессии мальчиков продолжает сохраняться. Так, среди лиц, уличенных в жестоком обращении с детьми, число мужчин превышает число женщин в 4 раза (A. Sedlak, 1989)[25].

По данным В.С.Савиной (2001), мальчики 9-10 лет больше проявляют агрессивность, чем девочки того же возраста, притом в форме как физической, так и вербальной агрессии (автор пользовалась методиками, в которых вербальная косвенная агрессия не выделяется). При выделении же косвенной вербальной агрессии картина несколько меняется[41].

Как показано П.А.Ковалевым (1996), лица мужского пола преимущественно склонны к прямой и косвенной физической агрессии (драке), а также к прямой вербальной, а лица женского пола — к косвенной вербальной агрессии (сплетничанью). Сходные данные получены Лагерспец с соавторами на финских детях 11-12 лет: девочки предпочитали использовать косвенные формы агрессии (распускали слухи, заводили нового друга в отместку старому), а мальчики чаще выражали агрессию открыто (толкались, дрались, кричали)[15].

В исследовании П.Сирс проводилось наблюдение над детьми дошкольного возраста, игравшими в куклы, представлявшие членов семьи в типичной домашней обстановке. Было выявлено, что мальчики не только проявляли большую агрессию в сравнении с девочками, но были также более склонны к агрессии в смысле причинения физического вреда, в то время как девочки прибегали к вербальной и другим символическим формам агрессии[3].

Эти различия, вероятно, обусловлены несколькими причинами. Во-первых, как отмечает Бъерквист с соавторами, женщины слабее физически, поэтому им нет смысла применять прямую физическую агрессию (хотя, с другой стороны, кто им мешает ее применять в конфликтах с представительницами своего пола?). Во-вторых, применение прямой физической и отчасти прямой вербальной агрессии, по мнению А. Игли, не вписывается в образ женщины как нежного, мягкого, кроткого, отзывчивого существа. Женщины испытывают смущение от проявления агрессии на людях[3].

Л.М.Семенюк (1998) выявила как различия, так и сходство в проявлении различных форм агрессии мальчиками и девочками подросткового возраста на определенных возрастных этапах (табл. 1).

Таблица 1[42].

Форма агрессивности

 

10-11 лет

 

12-13 лет

 

14-15 лет

 

Мальчики

 

Девочки

 

Мальчики

 

Девочки

 

Мальчики

 

Девочки

 

Физическая

 

70

 

30

 

59

 

38

 

61

 

59

 

Косвенная

 

40

 

25

 

49

 

41

 

39

 

59

 

Вербальная

 

62

 

38

 

52

 

49

 

81

 

60

 

Негативизм

 

68

 

36

 

69

 

62

 

82

 

52

 

 

В исследовании Ж. Ю. Дреевой (2000) выявлено, что компьютерные игры с элементами агрессии вызывают у мальчиков большее повышение показателей раздражения и вербальной агрессии, чем у девочек[12].

Высказывается мнение, что агрессивное поведение является каналом разрядки возбуждения, возникающего при конфликтах. Данные экспериментов показывают, что это не всегда так и определенную роль играют половые различия в проявлении агрессии. В экспериментах Д.Хокансон и его коллег испытуемые реагировали на межличностный конфликт агрессивно или дружески. Выявилось, что у мужчин при агрессивном реагировании эмоциональное возбуждение, о котором судили по физиологическим сдвигам, уменьшалось быстрее, чем при дружеском реагировании. При невозможности проявления прямой агрессии (физической или вербальной) при сильном гневе, т. е. при фантазировании агрессивного ответного действия или проявление различных форм агрессивного поведения у мальчиков и девочек подросткового возраста вообще отсутствии агрессии, артериальное давление оставалось высоким, что свидетельствовало о сохранении эмоционального напряжения[3].

По-другому снижалось эмоциональное напряжение у женщин. При дружеской реакции оно снижалось быстрее, чем при агрессивной. Такие различия между мужчинами и женщинами Д. Хокансон объясняет тем, что у мужчин агрессия является инструментальной формой поведения, т. е. не самоцелью, а средством достижения цели — разрешения конфликта.

Имеются половые различия в отношениях к агрессии. Как пишут Р. Бэрон и Д. Ричардсон, ссылаясь на ряд авторов, женщины, в отличие от мужчин, считают склонность к доминированию у своего возможного супруга весьма привлекательной чертой. Эти данные дают основание биологам предполагать, что напористое поведение как форма проявления агрессивности может помогать мужчинам передавать свои гены последующему поколению. Мужчины после агрессивного поведения, как правило, в меньшей степени испытывают вину и тревогу. Женщины же, напротив, обеспокоены тем, чем агрессия может обернуться для них самих. Проявив агрессию, они скорее будут реагировать на нее чувством вины и страха [49]. Так, мать, побив в гневе своего ребенка, после этого может плакать вместе с ним.

Более того, женщины рассматривают агрессию как экспрессию, как выражение эмоционального напряжения при гневе. Мужчины же относятся к агрессии как к инструменту, считая ее моделью поведения, к которому прибегают для получения разнообразного социального и материального вознаграждения [3].

Различия между мужчинами и женщинами в использовании прямой физической агрессии объясняют разным уровнем тестостерона у тех и других, так как показана связь агрессивного поведения с высокой концентрацией этого мужского полового гормона, в том числе и в опытах на животных, хотя в ряде работ (например, Bjorkvist, 1994) такая связь отрицается[3].

Конечно, это объясняет только тенденцию большей агрессивности мужчин и не говорит о том, что любой мужчина обязан демонстрировать более высокие уровни прямой физической агрессии, чем женщины. Так, Р.Бэрон и Д. Ричардсон отмечают, что половые различия в физической агрессии наиболее заметны в ситуациях, когда к агрессии вынуждены прибегнуть (например, из-за исполнения социальной роли), в отличие от ситуаций, когда к ней прибегают без всякого принуждения. Кроме того, склонность мужчин демонстрировать агрессию более очевидна после сильной провокации, нежели при ее отсутствии. В то же время Б.Коппер и Д.Эпперсон выявили, что женщины маскулинного типа более склонны оказываться в состоянии гнева и отыгрывать его на окружающих[3].

По данным Я.Ю.Копейко, у мужчин и женщин Между агрессивным поведением и уровнем тревожности существуют связи разного характера. У мужчин эта связь обратная, а у женщин — прямая. Автор делает вывод, что агрессивное поведение мужчин имеет более непосредственный характер и связана с контролирующей функцией Суперэго. У женщин такое поведение является некоторым защитным механизмом, более связанным с «силой — слабостью Эго»[15].

Несмотря на то что различия в агрессивном поведении в целом между мужчинами и женщинами окончательно не выяснены, существует достаточно много данных о том, какова вероятность представителей обоего пола оказаться объектами агрессии. Большинство лабораторных исследований, в которых в качестве манипулируемой переменной выступал пол, подтвердили широко распространенную точку зрения, что мужчины чаще становятся объектом физической агрессии. Аналогичные данные были получены в результате огромного числа исследований, разработчики которых использовали разнообразные методики и способы оценки агрессии и подбирали в качестве испытуемых людей с самыми разными характеристиками. Более того, статистические данные показывают, что убийства значительно чаще являются причиной смерти среди молодых мужчин, чем женщин. В целом же женщины реже выступают в качестве мишени определенных форм агрессии, нежели мужчины.

Однако из этого «правила» имеются свои исключения. Женщины значительно чаще становятся жертвами супружеского насилия и сексуальной агрессии. Поскольку причиной изнасилований является скорее агрессия (например, крайняя форма неприязни по отношению к женщинам), нежели сексуальные мотивы, становится ясно, что в этом смысле женщины скорее станут объектами насилия, нежели мужчины. Наконец, женщины легко могут стать объектом агрессии со стороны мужчин, если представляют для них определенную угрозу: в подобных случаях нежелание мужчин не прибегать к насилию против женщин, похоже, резко уменьшается. Если не принимать в расчет эти исключения, имеющиеся данные, однако, свидетельствуют о том, что женщины в целом значительно реже бывают объектом агрессии.

 

1.3 Причины различий в агрессивности мужчин и женщин.

 

Представляется очень важным вопрос о причинах гендерных различий в агрессии. И здесь существуют указания на генетические, социальный и психологические факторы.

До недавнего времени в зарубежной экспериментальной литературе традиционным было мнение о том, что представители сильного пола более агрессивны, чем женщины, а также то, что мужчины значительно чаще выступают в роли непосредственных объектов нападения. Это объяснялось главным образом ссылками на физиологические особенности, прежде всего на высокий уровень концентрации в мужском организме ряда гормонов.

Большую роль в обосновании этой точки зрения сыграли многочисленные опыты, проводившиеся на животных еще в конце 40-х годов предыдущего столетия. Их основной целью было установить связь между агрессией и мужскими половыми гормонами. Один из классических экспериментов в этой области был в свое время описан Э. Бименом. Когда взрослые самцы серых мышей были кастрированы, то уже через некоторое время после операции они не включались так активно во внутривидовую борьбу, как это было до операции, и вели себя абсолютно миролюбиво. Если же им вводили мужской гормон, они начинали драться до тех пор пока его действие не прекращалось[3].

Подобные эксперименты позволили Бимену и ряду его коллег сделать вывод о том, что мужские гормоны являются побудителями агрессивного поведения, хотя их не следует рассматривать как условие, без которого это поведение не может иметь места.

К таким же выводам пришли Г. Кларк и Г. Берд, которые провели в 1946 году опыты с шимпанзе. Ими же было установлено, что женский гормон понижает уровень агрессивности[3].

В более позднее время, в конце 60-х годов прошлого столетия, К. Мойер в работе «Психобиология агрессии» показал, что «существует значительный потенциал, являющийся функцией гормональной и нейрофизиологической дифференциации между полами. Например, внутривидовая борьба у мышей обычно ограничивается самцами и не проявляется до тех пор, пока мышь не достигает сексуальной зрелости»[29].

Многие биологи, занимающиеся изучением социального поведения, придерживаются мнения, что гендерные различия в агрессии обусловлены в основном генетическими факторами. Согласно этой точке зрения, для мужчин характерен более высокий уровень физической агрессии, потому что в прошлом подобное поведение давало им возможность передавать свои гены следующему поколению. Они утверждают, что агрессия помогала нашим предкам, ищущим самку для спаривания, побеждать соперников и тем самым увеличивала их возможность «увековечить» свои гены в будущих поколениях. Результатом такого естественного отбора, связанного с воспроизводством, явилось то, что нынешние мужчины более склонны к физической агрессии, а также к демонстрации физиологической адаптации и механизмов, связанных с подобным поведением.

Такие предположения, безусловно, нельзя проверить с помощью прямого эмпирического исследования. Однако кое-какие данные могут быть интерпретированы как подтверждение предположения, что гендерные различия в агрессии порождаются, по крайней мере отчасти, генетическими факторами. Например, Садалла, Кенрик и Вершур пришли к выводу, что женщины, в отличие от мужчин, считают склонность к доминированию у своего возможного супруга весьма привлекательной чертой. Такие данные свидетельствуют о том, что напористое или агрессивное поведение может действительно помогать мужчинам передавать свои гены последующему поколению — главная проблема, согласно доктрине биологов, изучающих социальное поведение. И вновь, однако, нет возможности напрямую проверить потенциальный вклад генетических факторов в гендерные различия в агрессии. Таким образом, роль этих факторов по-прежнему интересует исследователей, но остается недоступной возможностью для окончательной проверки.

В другом объяснении гендерных различий в агрессии делается акцент на влияние социальных и культурных факторов. Конечно, аспекты, связанные со спецификой функционирования генетико-гормональных механизмов у каждого из полов, ни в коем случае не могут быть сняты полностью, но их следует обязательно дополнить рассмотрением вопросов о взаимодействии этих механизмов с факторами социальной среды, особенностями процессов социализации у мальчиков и девочек, по-разному протекающих в конкретных общественных структурах[24].

Уже к середине-концу 1970-х годов было накоплено достаточное количество документальных подтверждений, свидетельствующих о случаях, когда женщины ведут себя так же или даже более агрессивно, чем мужчины. Например, четырнадцатилетняя школьница (заметьте, не мальчишка) несколько часов держала под дулом пистолета весь класс и учителя превратив их в своеобразных заложников.

В настоящие время за рубежом зафиксирован своеобразный скачек женской преступности. Так, в США по числу мошенничеств, квартирных краж, драк и потребления наркотиков девушки в возрасте от 13 до 19 лет, как свидетельствует американский Институт по проблемам молодежи, вполне сравнились с юношами. Как утверждают многие ученые, женщины разделяют с мужчинами способность к овладению всеми видами причинения вреда их сотоварищам и почти везде существуют женщины, которые также агрессивны, как и мужчины. Не случайно, поэтому в западной психологии и социологии все чаще звучит мысль о существовании целого ряда исключений, не соответствующих традиционно сложившемуся стандарту о большей агрессивности мужчин по сравнению с женщинами[3].

Все это приводит ряд специалистов к мысли о необходимости признать «минимальным биологический вклад по сравнением со значением ситуационных и социализирующих факторов».

Американский ученый Дж. Уайт считает, что «даже в том случае, если биология все же увеличивает готовность мужчин к агрессии, очевидно, что факторы среды могут действовать таким образом, чтобы свести к минимуму или же, наоборот, довести до максимальной величины любое половой различие»[25].

Было предложено много различных вариантов объяснения влияния культуры и среды на агрессивность, но, наверное, большинство фактов подтверждает гипотезу интерпретации социальной роли, предложенную Игли и ее коллегами. Согласно этой теории, гендерные различия в агрессии порождаются, главным образом, противоположностью гендерных ролей, то есть представлениями о том, каким, в пределах данной культуры, должно быть поведение представителей различных полов. У многих народов считается, что женщины, в отличие от мужчин, более общественные создания — для них должно быть характерно дружелюбие, беспокойство за других, эмоциональная экспрессивность. От мужчин же, напротив, ожидается демонстрация силы — независимости, уверенности в себе, хозяйственности. Согласно теории социальных ролей, гендерные различия в агрессии порождаются в основном тем обстоятельством, что в большинстве культур считается, что мужчины в широком диапазоне ситуаций должны вести себя более агрессивно, нежели женщины.

Эта теория нашла свое подтверждение в самых разнообразных работах Eaglу. Пожалуй, самое убедительное из них было получено в метааналитическом исследовании, в ходе которого испытуемых просили проранжировать описания специфического агрессивного поведения, изучавшегося в различных работах по агрессии. Испытуемые оценивали степень пагубности этих поступков, чувство тревоги или вины, которое они бы ощутили, действуя подобным образом, а также отвечали на вопрос, почему средний человек выбирает агрессию в качестве модели поведения. Полученные результаты показали, во-первых, что женщины в большей степени воспринимают эти поступки как пагубные и порождающие чувство вины или тревоги. Во-вторых, представители обоих полов подчеркнули, что мужчины более склонны прибегать к подобным действиям, нежели женщины. Эти данные свидетельствуют о том, что гендерные роли, предписывающие различные уровни агрессии для мужчин и женщин, действительно в какой-то степени опосредуют гендерные различия. Но возможно, самое главное то, что разница в оценках, выставленных испытуемыми мужского и женского пола, полностью коррелирует с реальными гендерными различиями в агрессии наблюдаемых в рассматривавшихся исследованиях. Иными словами, чем больше мужчины и женщины отличались друг от друга в своем восприятии различных видов поведения, которые они оценивали, тем сильнее проявлялась склонность мужчин демонстрировать более высокие уровни агрессии[3].

Результаты этого исследования, как, впрочем, и многих других, свидетельствуют о том, что гендерные различия в агрессии, подобно гендерным различиям во многих других видах поведения, порождаются, хотя бы отчасти, противоположностью гендерных ролей и стереотипами, имеющими место во многих культурах. Однако следует отметить, что некоторые данные наводят на мысль, что именно биологические или генетические факторы обусловливают большую склонность мужчин прибегать к многочисленным формам агрессии. Возможно, наиболее убедительным свидетельством в этом отношении является демонстрация наличия связи между уровнем тестостерона (мужской половой гормон) и проявлениями агрессивного характера. Несколько различных работ показывают, что более высокие концентрации тестостерона ассоциируются с более высокими уровнями агрессии мужчин[25]. Кроме того, оказывается, что гендерные различия в агрессии в равной степени имеют значение и для лиц с гомосексуальной и гетеросексуальной ориентацией[29].

Если социальные факторы и гендерные роли играют основную роль в гендерных различиях в агрессии, можно ожидать, что подобные различия будут в большей степени проявляться среди гетеросексуалов. Тот же факт, что на самом деле это не так, говорит о том, что биологические факторы действительно могут играть определенную роль в порождении гендерных различий в агрессии.

Таким образом, нет причин полагать, что биологически обусловленные агрессивные наклонности мужчин обязательно должны превращаться в открытые проявления насилия. «Биология отнюдь не судьба, поэтому неправильно и неверно воспринимать мужчин как лиц, вынужденных вести себя агрессивно по причинам, лежащим вне их контроля»[3; с. 225].

И все же следует отметить, что утверждений о решающей роли биологических факторов в гендерных различиях агрессивности и агрессивного поведения чрезвычайно устойчивыживучи. Представляется интересным проанализировать причины такой живучести?

Их сторонники, во-первых, ссылающиеся на исследования половых различий в агрессии у разных видов животных; во-вторых, на выводы, полученные из гормональных опытов, изучающих действие тестостерона и эстрогена на агрессивность, а также на дискуссии о природе Y-хромосомы; в-третьих, на межкультурные исследования, анализирующие поведение детей на ранних стадиях социализации.

Опыты и многочисленные наблюдения за животными показывают, что, действительно, у большинства видов самец обычно агрессивнее, чем самка. Но имеется и целый ряд исключений, служащих серьезным предостережением против признания этих различий в качестве универсальных и уж тем более против переноса результатов этих опытов на человека.

Американский ученый Дж. Уайт приводил в качестве примера поведение хомяков и гиббонов, утверждая, что оно отличается от стереотипизированных ритуалов борьбы, распространенных среди самцов многих видов. «Гиббон, - замечает он, - будучи очень близким, в отношении к человеку приматом, проявляет очень незначительные половые различия в агрессивном поведении».

Многие специалисты, среди которых и известный биолог К. Мойер, обращают внимание на высокую степень агрессивности, наблюдаемую среди самок. Он называет ее «материнской», так как она относится главным образом к беременности, родам и кормлению: «Агрессивное поведение с целью защите молодняка – характерная черта самок. У многих видов мать будет нападать на любого самца, который приблизиться к гнезду, включая в некоторых случаях и ее партнера». Возникая, таким образом, в ответ на малейшую угрозу потомству, этот вид враждебности свойственен почти всем позвоночным[29].

Как видим, и материал, почерпнутый из животного мира, оказывается порой чрезвычайно многообразным, поэтому вряд ли, опираясь только на такого рода свидетельства, можно строить прямые аналогии между агрессивным поведением животных и человека.

Другим основанием для широкого распространения идеи о решающей роли биологических факторов явились открытия, а затем и многочисленные спекуляции по поводу Y-хромосомы.

Генетический подход к проблемам насилия получил особое распространение примерно 25 лет тому назад, когда несколько ученых заявили о том, что у значительной части высоких мужчин, совершающих преступления, отмечается наличие лишней хромосомы Y. Обычно у людей имеется их 46. Они содержат основной генетический материал. Две из них определяют пол индивида. У мужчин пара хромосом состоит из одной X и одной Y-хромосомы – XY, у женщин  - это хромосомы ХХ. Однако в процессе клеточного деления могут произойти отклонения от нормы. Одним из таких важнейших с точки зрения изучения агрессии отклонений может быть появление лиц мужского пола, имеющих одну Х- и две Y-хромосомы (XYY).

Установление зависимости между такой аномалией (XYY) и преступными наклонностями связано с именем англичанки П. Джекобс, которая пришла к этому выводу в результате обследования одной из тюрем Шотландии в 1965 году. У людей, не совершавших уголовные преступлений, заявила она, комбинация XYY встречается гораздо реже, чем у преступников.

Уже через несколько лет, в 1973 году, Рональд Рейган, находившийся тогда на посту губернатора штата Калифорния, одобрил идею по созданию специального центра по изучению и предотвращению насилия, одной из главных задач которого должно было стать выявление связи между агрессивностью и нарушениями комбинации половых хромосом. К числу важнейших факторов, определяющих высокое распространение насилия, был отнесен пол индивида – мужской[3].

Однако уже тогда многие ученые заявили о том, что сама идея о зависимости преступных наклонностей от структуры хромосом является не чем иным, как возврат к теории Ч.Ломброзо, утверждавшего, что люди с определенными особенностями в строении черепа более склонны к совершению насильственных актов. Более того, как показал американский ученый с. Чавкин, уже в 70-е годы прошлого века был проведен ряд аналогичных исследований во Франции, Англии и США, инициаторы которых так и не получили данных, подтвердивших выводы Патриции Джекобс.

Как отмечал еще в 1970 году американский ученый С. Шэн, и в настоящее время невозможно утверждать то, что XYY-комплект определенно или неизбежно связан с поведенческими отклонениями. Более того, несмотря на широкую рекламу этих идей, индивиды с XYY-аномалией не обнаруживают большей агрессивности по сравнению с обычными преступниками с нормальной хромосомной конструкцией. В этом отношении надо иметь в виду, что преждевременные и необоснованные спекуляции могут неоправданно зачислить XYY-личностей в разряд необычайно агрессивных по сравнению с обычными преступниками.

В настоящие время многие западные специалисты призывают отказаться от такого рода попыток спекулировать на все еще недостаточно изученных взаимосвязях между генетическими, биохимическими и психологическими аспектами враждебного поведения; говорят о недостаточной очевидности для того, чтобы «документировать связь между агрессией и генетикой».

«Конечно, нельзя игнорировать данные последней, но не следует и абсолютизировать их роль в решении задачи объяснить отдельные виды отклоняющихся действий. В противном случае мы будем иметь дело с попытками отвлечь внимание людей от осознания подлинных причин, порождающих насилие, коренящихся в социально-экономических условиях жизни самого общества»[3; c.243].

Следует упомянуть еще об одном направлении поисков путей влияния биологических факторов на половые различия в агрессии – гормональном. Так, в ряде работ по биохимии были высказаны предположения о том, что избыточное выделение тестостерона у лиц мужского пола вызывает неконтролируемую агрессивность.

Другие данные говорят о решающей роли гормональных нарушений в предменструальный период и во время менструации, что может приводить женщин к излишней раздражительности, резким изменениям настроения, несчастным случаям, вспышкам гнева и неконтролируемым действиям. Так, К. Мойер пишет, что такое поведение имеет, конечно, много причин, но сегодня хорошо известно, что существует периодичность в раздражительности женщин. «В период овуляции, - считает он, - беспокойство и чувство враждебности находится на относительно низком уровне; в период, предшествующий менструации, значительное число женщин проявляет ряд симптомов, которые могут быть обозначены как предменструальный синдром. Он включает головную боль, отек лица, рук, ног, изменения аппетита, эмоциональную нестабильность». Мойер делает вывод, что этот отрезок времени очень опасен: «62 процента насильственных преступлений совершается в течение предменструальный недели и только 2 процента в конце периода. Эта связь очень значительна, так что в некоторых странах закон признает менструацию как смягчающее обстоятельство»[29].

Подтверждая в определенной мере тот факт, что мужчины могут иметь потенциально большую врожденную готовность к агрессии, чем женщины, и то, что эта разница имеет, по-видимому, некоторую филогенетическую основу, данные гормональных исследований вносят определенный вклад в объяснение колебаний в агрессивном поведении, и пренебрегать их значением ни в коей мере не следует. Не стоит, однако, и абсолютизировать их роль в понимании такого поведения, особенно в тех случаях, когда их сводят к концентрации в плазме тестостерона, адреналина, эстрогена, прогестерона и т.д., для того, чтобы в последующем изолировать от общества тех, у кого это содержание оказывается повышенным. Видимо, современное состояние исследования о роли этих гормонов мало что дает для психологического исследования враждебности. Гораздо лучше изученными являются половые различия в деструктивном поведении, обусловленные особенностями процесса социализации.

Часто для обоснования подобных различий ученые используют результаты наблюдения за детьми на ранних стадиях их социализации. Аргументы здесь сводятся главным образом к следующему6 разница в агрессивности мальчиков и девочек проявляется уже примерно к двухлетнему возрасту, поэтому дело якобы не в особенностях процесса социализации у тех и других, а во врожденной предрасположенности к агрессии лиц мужского пола.

Так, Р. Рохнер, ссылаясь на результаты своих экспериментов, пишет, что в 71 проценте случаев наблюдается большая предрасположенность к агрессивному поведению со стороны мальчиков, чем со стороны девочек. Однако, как считают некоторые другие специалисты, познакомившиеся с его исследованиями, часто за агрессию он выдает резкие выпады, беспорядочные стычки во время детских игр и т.д. Что же касается тех фактов, которые свидетельствовали бы о физических нападениях, о них Рохнер упоминает крайне редко[25].

Традиционно используется за рубежом и такой аргумент, как признание индивидуального характера наблюдаемых половых различий в агрессии, то есть наличие таких различий во всех человеческих культурах.

Однако в освещении фактов такого рода имеются и некоторые предубеждения. Так, если половые различия в частоте такого поведения у детей высоки, о них сообщается. Если же они не обнаруживаются, то и фактов на этот счет нигде не приводиться. Нечто аналогичное происходит и с сообщениями о половых различиях в поощрениях и наказаниях детей, которые они получают за враждебное поведение. Все это во многом похоже на манипуляцию фактами, когда из пестрого и достаточно разнообразного запаса сведений выбирают именно те, которые соответствуют определенной исследовательской позиции и служат ее подтверждением.

Что касается Рохнера, то, проведя огромную работу (он сделал обзор 101 общества и проанализировал более 130 работ, опубликованных в США, по проблемам психологии половых различий), ученый пришел к выводу, что имеются довольно существенные, распространенные по всему миру колебания, свидетельствующие о том, что конкретная культура часто в большей степени предопределяет агрессию, нежели пол индивида. Иначе говоря, в пределах конкретных единичных обществ половые различия в агрессии обычно невелики, но с перевесом в пользу мужчин. Однако, подчеркивает Рохнер, эти незначительные различия в силу их определенной устойчивости дают на выходе вполне достоверный межкультурный стандарт  большей агрессивности у сильного пола, чем у женщин. Ученый отметил также рост в процентах отчетов об отсутствии половых различий во враждебности у детей. Так, 23 процента мальчиков и девочек отличались примерно одинаковым уровнем агрессии, у 6 процентов девочек он был выше. Применительно к подросткам эти цифры выглядели как 37 и 6 процентов[25].

Таким образом, есть филогенетическая предрасположенность к агрессии у мужчин, что, однако, не исключает возможных влияний со стороны культуры в рамках конкретного общества на формирование поведения индивидов обоих полов.

Превалирующей ориентацией в современной экспериментальной литературе по данной проблеме является своеобразный вариант теории социального научения с акцентом на изучение процессов имитации и дифференцированного подкрепления соответствующих каждому полу образцов поведения. Этими вопросами в зарубежной психологии занимался сегодня А.Бандура, а также ряд его учеников. Особое внимание уделяется при этом выяснению роли стереотипов, используемых родителями в процессе воспитания детей.

Кроме отмеченной, существует и ряд других теоретических ориентаций – ситуативная, эволюционная, а также такой подход, который связан с проверкой индивидуальных особенностей личности – ее привычек, ценностных ориентаций и других.

При этом ситуативная перспектива выявляет сиюминутные контекстуальные переменные, обуславливающие выражение агрессии, а эволюционный подход идентифицирует главным образом саму практику воспитания детей, способствующую формированию агрессии у мальчиков и девочек. Проводившиеся в этих рамках исследования показали, в частности, что независимо от того, имеется или нет у мальчиков биологическая предрасположенность к агрессии по сравнению с девочками, эти различия могут быть сведены к минимуму посредством социализации. Это может достигаться, например, путем изменения значения самого понятия мужественности, удаления из совокупности составляющих его черт агрессивности и осуществления сходной социализации для детей обоего пола.

Связь половых различий с агрессией не всегда прямолинейна и раз и навсегда дана. Но игнорировать ее также нельзя. Решающую роль в распространении большей агрессивности у мужчин принадлежит, по-видимому, традиционной социализирующей практике, которая воспитывает специфическую приверженность к тем или иным стереотипам поведения.

Итак, при изучении такого сложного феномена поведения, как агрессия, особенно в экспериментальных условиях, ни в коей мере не следует абстрактно подходить к личности наблюдаемого. Каждый человек имеет собственную «индивидуальную историю» агрессивных актов – представления об их правомерности и эффективности, приобретенные образы реагирования в тех или иных обстоятельствах и т.д. Иногда степень этих различий может доходить до максимума, в других случаях – смягчаться или вообще элиминироваться.

Исследователи не могут и не должны не учитывать пол и субъектов агрессии, и тех индивидов, на которых она направляется, а также самих ученых, если речь идет об их экспериментах в лабораториях.

Таким образом, для правильного обобщения результатов тех или иных наблюдений необходимо учитывать ориентации субъекта, то есть мужчина это или женщина, его сексуально-ролевое отношение, что очень часто является важным опосредующим фактором в выражении агрессии.

И в этом контексте представляется чрезвычайно актуальным рассмотрение гендерных различий в агрессивности в контексте представлений о маскулинности и феминности.

Маскулинность и фемининность — нормативные представления о соматических, психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин [24]. И. С. Кон выделяет три разных значения понятия «маскулинность».

1. Маскулинность как дескриптивная, описательная категория обозначает совокупность поведенческих и психических черт, свойств и особенностей, объективно присущих мужчинам в отличие от женщин.

2. Маскулинность как аскриптивная категория, обозначает один из элементов символической культуры общества^совокупность социальных представлений, установок и верований о том, чем является мужчина, какие качества ему приписываются.

3. Маскулинность как прескриптивная категория — это система предписаний, имеющих в виду не среднестатистического, а идеального «настоящего» мужчину, это нормативный эталон мужчинности[18].

По аналогии можно выделить и три значения понятия «фемининность».

Некоторые исследователи придерживаются мнения, что целостную личность характеризует не маскулинность или феминность, а андрогения. Создателем теории андрогинности является Сандра Бэм. Согласно концепции андрогинии, человек, независимо от своего биологического пола, может обладать как чертами маскулинности, так и фемининности, соединяя в себе как традиционно женские, так и традиционно мужские качества.

В рамках теории маскулинности-феминности совершенно в новой плоскости звучит проблема о различиях агрессивности мужчин и женщин. Как отмечает Е.П.Ильин, «имеющиеся разногласия между авторами по поводу того, какие способности или личностные особенности выражены больше у мужчин или женщин, могут быть обусловлены тем, что исследователи не принимали во внимание выраженность у тех и других масклинности или феминности. Ведь в исследуемых выборках в зависимости от обследованных контингентов могло быть разное соотношение тех и других»[15; с. 381]

Сравнение лиц мужского и женского пола по агрессивности с учетом маскулинности-фемининности тех и других (Е. В. Козырева, 2002) дает другие результаты, чем бытующее в психологии представление о большей агрессивности мужчин и меньшей — женщин: аутоагрессия несколько больше выражена у женщин с ярко выраженной фемининностью, а у фемининных мужчин равна гетероагрессии, последняя явно больше выражена у мужчин и женщин с ярко выраженной маскулинностью[19].

Разность между ауто- и гетероагрессией из отчетливо отрицательной по мере уменьшения маскулинности становится либо положительной (как у женщин), либо приближается к нулю (как у мужчин).

Некоторые авторы отмечают, что девочки по сравнению с мальчиками более боязливы и застенчивы, не уверенны в своих силах, легче подвергаются фрустрациям и поэтому не стремятся к лидерству, более конформны. Это принято связывать с тем, что статус женщин в обществе ниже, чем мужчин. Однако в отношении этого заключения должна быть сделана поправка на выраженность у лиц женского пола маскулинности-фемининности. Так, Е. Таслер (2001) выявила, что склонность к риску и доминантности положительно коррелирует с маскулинностью женщин и отрицательно — с фемининностью, и чем выше у них маскулинность, тем меньше они конформны. Этим же автором показано, что у фемининных женщин по сравнению с маскулинными больше выражен фактор А (по Кеттеллу), т. е. доброта, внимательность, мягкосердечность, фактор С (эмоциональная неустойчивость), фактор I (эмпатия, женственность, романтизм), фактор О (тревожность).

Женщины маскулинного типа не уступают средним показателям недифференцированной группы мужчин по пространственным способностям, приближаются к мужчинам по математическому мышлению и т. д. Так, К. Ренбоу и Г. Стенли выявили, что маскулинизированные женщины лучше справлялись с тестами на математические способности[15].

 

Выводы.

 

  1. Агрессия – это любые намеренные действия, которые направлены на причинение ущерба другому человеку, группе людей или животному. Агрессивность - это свойство личности, выражающееся в готовности к агрессии. Агрессивные действия могут выступать в качестве: средства достижения какой-нибудь значимой цели (инструментальная агрессия); как способ психической разрядки, замещения, удовлетворения блокированной потребности и переключения деятельности; как способ удовлетворения потребности в самореализации и самоутверждении.
  2. Существует несколько теорий агрессивности. Все общие теории происхождения агрессивности у человека принадлежат двум полярным парадигмам - культурной и биологической, иначе формулируемым как этико-гуманистический и эволюционно- генетический подходы. Первый взгляд является исторически первичным и основывается на оценочных категориях добра и зла, при этом корни агрессивности предполагаются социальными в самом широком смысле. Второй возник в двадцатом веке. Он предполагает, что агрессивность - объективно-полезное, целесообразное, необходимое для развития вида, внеличностнообусловленное свойство, определенные формы которого имеются у всех живых организмов. К биологической парадигме принадлежат этологический и психоаналитический подход, соответственно теория Лоренца и Фрейда. К культурной парадигме можно отнести фрустрационную и поведенческую теории агрессии. В каждой из этих теорий можно выделить свои виды агрессии.
  3. Большинство исследований показавают, что если сравнивать мужчин и женщин, то первые демонстрируют более высокие уровни прямой, а последние — непрямой, то есть не выраженной в физических действиях агрессии. Кроме того, мужчины чаще, чем женщины, выступают в качестве объекта физического нападения, в то время как женщины чаще становятся жертвами сексуальных домогательств и грубости в супружеских отношениях.
  4. Гендерные различия в агрессии иногда объясняются влиянием генетических или биологических факторов. Существуют определенные данные, свидетельствующие о том, что влияние этих факторов как детерминант агрессии весьма значительно.
  5. С другой стороны, велико влияние небиологических факторов на гендерные различия в агрессивности. В частности, согласно одной из теорий, гендерные различия в агрессии порождаются, главным образом, противоположностью гендерных ролей, то есть представлениями о том, каким, в пределах данной культуры, должно быть поведение представителей различных полов.
  6. Таким образом, есть филогенетическая предрасположенность к агрессии у мужчин, что, однако, не исключает возможных влияний со стороны культуры в рамках конкретного общества на формирование поведения индивидов обоих полов.

В рамках эмпирического исследования мы не только посмотрим каковы различия агрессивности у врачей анастезиологов и реаниматологов, но и выявим как влияет на агрессивность и женщин, и мужчин уровень феминности/маскулинности и личностная тревожность.

 

 

Глава 2. Эмпирическое исследование гендерных различий в агрессивном поведении у врачей.

2.1 Цель, задачи и гипотеза исследования.

 

Цель исследования – иследование гендерных различий агрессивности у врачей анестезиологов и реаниматологов.

Предмет исследования – гендерные различия агрессивности у врачей.

Гипотеза: уровень агрессивности мужчин врачей выше, чем женщин; маскулинность положительно связана с агрессивностью; между агрессивностью и тревожностью существует прямая зависимость.

Задачи исследования:

  1. Провести психодиагностическое обследование врачей анастезиологов и реаниматологов с целью определения уровня их агрессивности, феминности/маскуличноости и тревожности.
  2. При помощи Т-критерия Стъюдента выявить достоверные различия агрессивности в группе мужчин и женщин.
  3. Построив матрицу интеркорреляций выявить влияние на агрессивность мужчин и женщин уровня феминности/маскулинности и тревожности.
  4. Сделать выводы исходя из полученных данных и сформулировать рекомендации.

 

2.2 Методика исследования.

 

Испытуемые.

В качестве испытуемых были выбраны врачи анестезиологи и реаниматологи одной из клиник г.Москвы. В исследовании приняли участие 44 человека (22 женщины и 22 мужчины). Возраст испытуемых от 30 до 40 лет, образование – высшее; стаж работы от 7 до 15 лет; профессия - анестезиолог и реаниматолог.

Описание методик исследования.

1. Методика определения уровня агрессивности Басса-Дарки [33].

А. Басс и А. Дарки выделяют 8 показателей и форм агрессии:

  1. Физическая агрессия – использование физической силы против другого лица.(к = 11)
  2. Вербальная агрессия – выражение негативных чувств как через форму (ссора, крик, визг), так и через содержание словесных обращений к другим лицам (угроза, проклятия, ругань).(к = 8)
  3. Косвенная агрессия – использование окольным путем направленных против других лиц сплетен, шуток и проявление ненаправленных, неупорядоченных, взрывов ярости (в крике, топании ногами и т.п.)(к = 13)
  4. Негативизм – оппозиционная форма поведения, направленная обычно против авторитета и руководства, которая может нарастать от пассивного сопротивления до активных действий против требований, правил, законов.
  5. Раздражение – склонность к раздражению, готовность при малейшем возбуждении излиться во вспыльчивости, резкости, грубости.(к = 9)
  6. Подозрительность – склонность к недоверию и осторожному отношению к людям, проистекающим из убеждения, что окружающие намерены причинить вред.(к = 11)
  7. Обида – проявление зависти и ненависти к окружающим, обусловленные чувством гнева, недовольства кем-то именно или всем миром за действительные или мнимые страдания.       (к = 13)
  8. Аутоагрессия или чувство вины – отношения и действия по отношению к себе и окружающим, проистекающие из возможного убеждения самого обследуемого в том, что он является плохим человеком, поступает нехорошо: вредно, злобно или бессовестно. (к = 11)

Сумма баллов, умноженная на коэффициент, указанный в скобках при каждом параметре агрессивности – позволяет получить удобные для сопоставления показатели. Для определения уровня агрессивности подсчитывается индекс агрессивности:

(«1»+ «2» + «3»): 3= - индекс агрессивности

Обида («7») и подозрительность («6») : 2 = индекс враждебности.

Максимальные показатели по каждому параметру агрессивности:

Параметр агрессивности

коэффициент

кол-во вопросов

максимальный

показатель

1. физическая агрессия

11

10

110

2. вербальная агрессия

8

13

104

3. косвенная агрессия

13

9

117

4. негативизм

20

5

100

5. раздражение

9

11

99

6. подозрительность

11

10

110

7. обида

13

8

104

8. чувство вины

11

9

99

 

1. Опросник С.Бэм [24].

Данный опросник разработан Сандрой Бэм. В литературе упоминается как анкета (опросник) половых ролей BSRI. Опросник используется для выявления степени выраженности маскулинных и фемининных характеристик, а также позволяет определить тип личности: маскулинный, фемининный, андрогинный. Текст опросника приведен в приложении 1.

За каждое совпадение с ключом начисляется 1 балл. Затем определяется показатель фемининности (F) и маскулинности (М) в соответствии с формулой:

F = (сумма баллов по фемининности): 20

М = (сумма баллов по маскулинности): 20

Основной индекс IS определяется как IS=(F-M)*2,3.

Если величина индекса заключается в пределах от -1 до+1, то делается заключение об андрогинности. Если индекс меньше -1, то делается заключение о маскулинности, если индекс больше +1 — о фемининности, в случае, когда индекс больше +2,025 говорят о ярко выраженной фемининности, а если индекс меньше — 2,025 говорят о ярко выраженной маскулинности.

Проводить обработку с отрицательными числами неудобно, поэтому мы проводим линейный сдвиг шкалы на 2,3, то есть прибавляем к каждому значению 2,3. Таким образом получим:

  • если величина индекса заключается в пределах от 1,3 до 3,3, то делается заключение об андрогинности;
  • если индекс меньше 1,3, то делается заключение о маскулинности, если индекс больше 3,3 — о фемининности,
  • в случае, когда индекс больше 4,3 говорят о ярко выраженной фемининности,
  • если индекс меньше 0,3 говорят о ярко выраженной маскулинности.

Мускулинность – преобладание традиционно мужских черт.

Феминность – преобладание традиционно женских черт.

Андрогиния — сочетание традиционно женских и мужских черт

 

3. Методика диагностики тревожности Ч.Д.Спилберга, Ю.Л.Ханина[33].

Данный тест является надежным и информативным способом самооценки уровня тревожности в данный момент (реактивная тревожность как состояние) и личностной тревожности (как устойчивая характеристика человека). Мы использовали только тест на выявление личностной тревожности.

Личностная тревожность характеризует устойчивую склонность воспринимать большой круг ситуаций как угрожающие, реагировать на такие ситуации состоянием тревоги. Очень высокая личностная тревожность прямо коррелирует с наличием невротического конфликта, с эмоциональными и невротическими срывами и с психосоматическими заболеваниями.

При интерпретации результат оценивают так: до 30 - низкая тревожность; 31-45 - умеренная тревожность; 46 и более - высокая тревожность.

 

2.3 Результаты исследования.

 

В результате проведения психодиагностического обследования испытуемых по методике диагностики агрессивности Басса-Дарки были получены данные о выраженности у врачей показателей 8-ми форм агрессии. Эти данные приведены в таблице 1 (Приложение 1).

Для удобства анализа данных, в частности для сравнения показателей агрессии по разным шкалам, данные таблицы 1 были отнормированы, путем умножения данных каждой шкалы на соответствующий коэффициент (эти коэффициенты приведены при описании методики Басса-Дарки). Отнормированные таким образом данные приведены в таблице 2 (Приложение 2).

В таблице 3 (приложение 3) приведены данные о выраженности у испытуемых двух индексов: 1)индекс агрессивности – среднее значение физической, вербальной и косвенной агрессии; 2)индекс враждебности – среднее значение подозрительности и обиды.

На гистограмме 1, отражены средние по группе женщин уровни выраженности 8-ми форм агрессии.

 

 

 

 

 

Гистограмма 1. Средние по группе женщин уровни выраженности 8-ми форм агрессии.

 

Анализ гистограммы 1 показывает:

  • в наибольшей степени в группе женщин выражены физическая агрессия, косвенная агрессия, обида и чувство вины;
  • менее всего в группе женщин выражены вербальная агрессия, негативизм и раздражение.

На гистограмме 2, отражены средние по группе мужчин уровни выраженности 8-ми форм агрессии.

 

 

 

 

 

 

 

Гистограмма 2. Средние по группе мужчин уровни выраженности 8-ми форм агрессии.

Анализ гистограммы 2 показывает:

  • в наибольшей степени в группе мужчин выражена косвенная агрессия;
  • менее всего в группе мужчин выражены раздражение, подозрительность и обида.

На гистограмме 3 отражены средние по группам мужчин и женщин данные о выраженности индексов агрессивности и враждебности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Гистограмма 3. Средние по группам мужчин и женщин данные о выраженности индексов агрессивности и враждебности.

 

Анализ гистограммы 3 показывает:

  • в группе женщин индекс агрессивности меньше, чем индекс враждебности;
  • в группе мужчин индекс агрессивности больше, чем индекс враждебности.

В ходе психодиагностического обследования испытуемых по методикам С.Бэм (выраженность маскулинности-феминности) и Спилоберга-Ханина (личностная тревожность) были получены данные об уровне феминности/маскулинности (индекс IS) и личностной тревожности испытуемых. Эти данные приведены в таблице 4 (приложение 4).

На гистограмме 4 приведено распределение женщин по уровню выраженности у них индекса IS (феминность/маскулинность).

 

 

 

 

Как видим, 18,2 процента женщин врачей имеют высокий уровень маскулинности; 54,5% женщин врачей показывают высокий уровень андрогинии и лишь 27,3% обладают выраженными феминными чертами.

На гистограмме 5 приведено распределение мужчин по уровню выраженности у них индекса IS (феминность/маскулинность).

 

Как видно из гистограммы 5, среди мужчин врачей нет испытуемых с выраженной феминностью, при этом андрогинии выражена у 54,5%, а маскулинность присуща 45,5% испытуемых мужчин.

На гистограмме 6 приведено распределение женщин по уровню выраженности у них ЛТ (личностной тревожности).

 

Анализ данных, отраженных на гистограмме 6, показывает следующее:

  • низкий уровень личностной тревожности имеют 27,3% женщин врачей;
  • средний уровень личностной тревожности имеют 50% женщин врачей;
  • высокий уровень личностной тревожности имеют 22,7% женщин врачей.

На гистограмме 7 приведено распределение мужчин по уровню выраженности у них ЛТ (личностной тревожности).

 

 

 

 

 

 

 

Анализ данных, отраженных на гистограмме 7, показывает следующее:

  • низкий уровень личностной тревожности имеют 68,2% мужчин врачей;
  • средний уровень личностной тревожности имеют 27,3% мужчин врачей;
  • высокий уровень личностной тревожности имеют 4,5% мужчин врачей;

 

2.4 Обработка результатов.

 

В ходе проведения эмпирического исследования гендерных различий агрессивности нами были получены следующие психологические параметры: показатели 8-ми форм агрессивного поведения; индекс агрессивности; индекс враждебности; индекс IS (феминность/маскулинность); ЛТ (личностная тревожность). В предыдущем разделе мы провели предварительную обработку этих эмпирических данных и качественный анализ. Теперь необходимо провести их статистическую обработку.

Прежде всего необходимо выявить статистически значимые гендерные различия агрессивности врачей. Кроме того, интересно выявить достоверность различия индекса феминности/маскулиность и личностной тревожности. Для проведения такого анализа нами был использован               Т-критерий Стьюдента.

Т-критерий Стъюдента определялся по формуле[7]:

               ½ M1 – M2 ½

t =      ¾¾¾¾¾¾

          σ12 + σ 22

Ö    ¾   ¾

          N1     N2

М1 и М2 - средние значения психологических параметров в группах;

σ1 и σ2 – среднеквадратическое отклонение;

N1 иN2 - численность групп испытуемых.

Анализ вычисляемых по этой формуле эмпирических Т-критериев Стъюдента производится путем их сравнения с критическим значением (tкр) для данного числа испытуемых, которое бралось из таблицы[7] при уровне значимости 0.05. Критическое значение критерия Стьюдента находим по специальной таблице для числа степеней свободы n равному N1+N2-2=22+22-2=42 и находим, что он равен 2,01. То есть, tкр.=2,01.

Как видно из формулы для расчета критерия Стьюдента, для его вычисления необходимы следующие данные:

  • Ø средние значения психологических параметров в группах мужчин и женщин;
  • Ø среднеквадратические отклонения психологических параметров в женской и мужской группах.

Эти параметры были расчитаны с использованием электронных таблиц Excel, в которых предусмотрена стандартная функция расчета этих статистических показателей. Промежуточные данные и сами t критерии Стьюдента приведены в таблице 5.

 

Таблица 5. Значения Т критериев Стьюдента для анализа гендерных особенностей агрессивности.

Психологические параметры

Женщины

Мужчины

Т-критерий Стъюдента

среднее

стандартное отклонение

среднее

стандартное отклонение

Феминность/маскулинность

2,6

1,2

1,4

1,0

3,6*

1.Физическая агрессия

65,0

19,8

58,5

25,5

0,9

2.Вербальная агрессия

53,1

17,6

54,5

16,9

0,3

3.Косвенная агрессия

62,6

20,3

67,4

19,1

0,8

4.Негативизм

51,8

23,6

58,2

20,4

1,0

5.Раздражение

52,8

19,3

50,3

20,0

0,4

6.Подозрительность

60,5

22,7

51,5

22,4

1,3

7.Обида

64,4

19,8

52,0

26,3

1,8

8.Чувство вины

63,5

19,5

57,5

23,0

0,9

Индекс агрессивности

60,2

15,4

60,1

15,9

0,0

Индекс враждебности

62,5

17,1

51,8

18,9

2,1*

Личностная тревожность

36,7

8,6

28,3

6,6

3,6*

 

Сравнивая полученные нами эмпирические Т-критерии Стъюдента с критическим значением (2,01), заключаем:

  1. Уровень феминности в группе женщин достоверно выше, чем в группе мужчин.
  2. Уровень личностной тревожности в группе женщин достоверно выше, чем в группе мужчин.
  3. Индекс враждебности в группе женщин достоверно выше, чем в группе мужчин.

Как видим, из всех 8-ми форм агрессии и двух индексов лишь один параметр (индекс враждебности) достоверно выше в группе женщин врачей.

Можно предположить, что различия в агрессивности связаны не столько с полом испытуемых, сколько с выраженностью у них феминных или маскулинных черт. Для проверки этого предположения необходимо провести корреляционный анализ, выявив зависимость между индексом феминность/маскулинность и показателями агрессивности. Решим эту задачу в рамках более широкой задачи расчета матрицы интеркорреляций: в группе женщин, в группе мужчин; в общей группе испытуемых.

Коэффициенты ранговой корреляции Спирмена расчитаны при помощи статистического пакета STATISTICA.

В таблице 6 приведены данные интеркорреляционного анализа в женской группе.

Таблица 6. Интеркорреляционная матрица (женская выборка).

 

Феминность/маскулинность

1.Физическая агрессия

2.Вербальная агрессия

3.Косвенная агрессия

4.Негативизм

5.Раздражение

6.Подозрительность

7.Обида

8.Чувство вины

Индекс агрессивности

Индекс враждебности

Личностная тревожность

Феминность/маскулинность

1,00

-,30

-,61

-,31

-,19

,10

-,04

-,01

,19

-,50

-,03

-,13

1.Физическая агрессия

 

1,00

,47

,50

,41

,24

,65

,10

,17

,83

,49

,32

2.Вербальная агрессия

 

 

1,00

,42

,56

,04

,38

,14

-,21

,77

,33

,13

3.Косвенная агрессия

 

 

 

1,00

,19

,43

,15

,34

,35

,81

,29

,32

4.Негативизм

 

 

 

 

1,00

-,00

,24

-,01

-,21

,47

,16

,17

5.Раздражение

 

 

 

 

 

1,00

,35

,42

,62

,31

,47

,25

6.Подозрительность

 

 

 

 

 

 

1,00

,29

,20

,49

,83

,45

7.Обида

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,42

,24

,77

,48

8.Чувство вины

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,15

,38

,47

Индекс агрессивности

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,46

,33

Индекс враждебности

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,58

Личностная тревожность

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

Жирным в таблице помечены статистически значимые коэффициенты ранговой корреляции Спирмена при уровне статистической значимости 0,05.

 

Анализ данных, приведенных в таблице 6, позволяет заключить:

  1. Обращают на себя внимание 6 статистически значимых корреляций в группе женщин между показателями 8-ми форм агрессии; при этом наибольшее число корреляций (3) выявлено у физической агрессии.
  2. Выявлена положительная связь между индексом агрессивности и индексом враждебности в группе женщин.
  3. Обнаружена положительная корреляция между индексом враждебности и личностной тревожностью женщин.
  4. Уровень феминности в женской выборке отрицательно коррелирует с уровнем вербальной агрессии и индексом агрессивности.

В таблице 7 приведены данные интеркорреляционного анализа в мужской группе.

 

 

 

 

 

 

Таблица 7. Интеркорреляционная матрица (мужская выборка).

 

Феминность/маскулинность

1.Физическая агрессия

2.Вербальная агрессия

3.Косвенная агрессия

4.Негативизм

5.Раздражение

6.Подозрительность

7.Обида

8.Чувство вины

Индекс агрессивности

Индекс враждебности

Личностная тревожность

Феминность/маскулинность

1,00

-,40

-,22

-,29

-,27

-,44

-,19

-,14

-,19

-,43

-,21

,41

1.Физическая агрессия

 

1,00

,49

,46

,36

,79

,54

,23

,37

,89

,48

-,65

2.Вербальная агрессия

 

 

1,00

,18

,17

,40

,40

,10

,02

,69

,31

-,52

3.Косвенная агрессия

 

 

 

1,00

-,08

,54

,29

,43

,31

,71

,47

-,46

4.Негативизм

 

 

 

 

1,00

,49

,33

,09

,32

,22

,26

-,13

5.Раздражение

 

 

 

 

 

1,00

,53

,39

,39

,78

,59

-,54

6.Подозрительность

 

 

 

 

 

 

1,00

,20

,35

,54

,73

-,38

7.Обида

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,62

,33

,81

-,36

8.Чувство вины

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,33

,64

-,22

Индекс агрессивности

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,55

-,71

Индекс враждебности

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

-,48

Личностная тревожность

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

Жирным в таблице помечены статистически значимые коэффициенты ранговой корреляции Спирмена при уровне статистической значимости 0,05.

Анализ данных, приведенных в таблице 7, позволяет заключить:

  1. Обращают на себя внимание 9 статистически значимых корреляций в группе мужчин между показателями 8-ми форм агрессии; при этом наибольшее число корреляций (4) выявлено по физической агрессии.
  2. Выявлена положительная связь между индексом агрессивности и индексом враждебности в группе мужчин.
  3. Обнаружена отрицательная корреляция между личностной тревожностью мужчин и индексами агрессивности и враждебности.
  4. Уровень феминности в мужской выборке отрицательно коррелирует с уровнем раздражения и индексом агрессивности.

В таблице 8 приведены данные интеркорреляционного анализа в общей группе испытуемых.

Таблица 8. Интеркорреляционная матрица (общая выборка).

 

Феминность/маскулинность

1.Физическая агрессия

2.Вербальная агрессия

3.Косвенная агрессия

4.Негативизм

5.Раздражение

6.Подозрительность

7.Обида

8.Чувство вины

Индекс агрессивности

Индекс враждебности

Личностная тревожность

Феминность/маскулинность

1,00

-,24

-,41

-,33

-,26

-,10

,00

,07

,08

-,40

,04

,30

1.Физическая агрессия

 

1,00

,47

,45

,34

,55

,60

,21

,30

,85

,50

-,07

2.Вербальная агрессия

 

 

1,00

,31

,39

,22

,37

,10

-,09

,73

,29

-,15

3.Косвенная агрессия

 

 

 

1,00

,08

,47

,19

,34

,30

,75

,33

-,07

4.Негативизм

 

 

 

 

1,00

,21

,25

,00

,04

,35

,15

-,03

5.Раздражение

 

 

 

 

 

1,00

,44

,40

,50

,55

,53

-,06

6.Подозрительность

 

 

 

 

 

 

1,00

,28

,30

,51

,79

,18

7.Обида

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,55

,28

,81

,17

8.Чувство вины

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,24

,54

,19

Индекс агрессивности

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,49

-,11

Индекс враждебности

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

,22

Личностная тревожность

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1,00

Жирным в таблице помечены статистически значимые коэффициенты ранговой корреляции Спирмена при уровне статистической значимости 0,05.

Анализ данных, приведенных в таблице 8, позволяет заключить:

  1. Обращают на себя внимание 17 статистически значимых корреляций в группе мужчин между показателями 8-ми форм агрессии: физическая агрессия (6 корреляций); чувство вины и подозрительность (5 корреляций); вербальная агрессия, косвенная агрессия и раздражение по 4 корреляции; обида 3 корреляции.
  2. Выявлена положительная связь между индексом агрессивности и индексом враждебности в общей группе врачей.
  3. Уровень феминности в общей выборке отрицательно коррелирует с вербальной и косвенной агрессией, индексом агрессивности и личностной тревожностью.

 

2.5 Обсуждение результатов.

 

Анализ структуры агрессии (выраженность 8-ми форм агрессии) в группах женщин и мужчин показал ее достаточную гладкость и отсутствие сильных пиков и провалов. У женщин разница между наибольшей выраженностью (физическая агрессия) и наименьшей выраженностью (негативизм) составляет 20%; у мужчин между максимальным значением в группе (косвенная агрессия) и наименьшим значением (раздражение) - 28% .

Можно отметить, что у женщин в наибольшей степени выражена физическая агрессия, а у мужчин косвенная. Это значит, что женщины в среднем по группе проявляют свою агрессию в виде использования физической силы против другого лица. С нашей точки зрения, такой результат свидетельствует не столько о реальном поведении женщин, сколько о их желании, например, «щелкнуть по носу» того, кто их изводит. Здесь можно говорить скорее о некоторой демонстративности, присущей женщинам, с которой они относятся к физическим проявлениям агрессии. Что касается мужчин, то по нашим данным, в наибольшей степени им присуща косвенная форма агрессии. То есть, им свойственно направлять свою агрессию не прямо, а окольным путем посредством злобных шуток, сплетен, а также проявлять ненаправленные, неупорядоченные взрывы ярости, проявляющиеся в крике, битье кулаком по столу и т.д. Традиционно косвенная агрессия скорее приписывается женщинам, ее относительное преобладание в группе мужчин в нашем случае, с нашей точки зрения, связано с высоким уровнем самоконтроля и самообладания мужчин врачей анестезиологов и реаниматологов. В их работе прямое проявление чувств часто недопустимо, от них требуется выдержка и спокойствие, наверное поэтому, им в значительной степени присуща форма косвенного проявления агрессии.

Что касается агрессивности и враждебности, то в группе мужчин индекс агрессивности на 16% выше, чем индекс враждебности. Это значит, что в целом мужчины склонны скорее к конкретному проявлению своей агрессии, в меньшей степени им свойственно занимать в общем негативную, недоверчивую позицию по отношению к окружающим. Что касается женщин, то у них враждебность в среднем немного выше, чем агрессивность. То есть, женщинам более свойственно занимать недоверчивую позицию по отношению к окружающим, чем активно проявлять свою агрессию по отношению к ним. Такой результат в целом соответствует гендерному стереотипу, согласно которому мужчины более активны, а женщины чаще всего занимают пассивную позицию, позицию не действия, а отношения к чему-то.

Обращает на себя внимание, что в группе испытуемых врачей анестезиологов и реаниматологов очень много и мужчин и женщин с выраженными андрогинными чертами: в группе мужчин и женщин их чуть более половины. При этом феминных мужчин в нашей выборке совсем нет, а маскулинных женщин почти пятая часть. При этом статистический анализ показал, что уровень маскулинности в группе мужчин достоверны выше, чем в группе женщин. Это свидетельствует о том, что в целом в группе наших испытуемых гендерная идентичность испытуемых соответствует их биологическому полу. То есть, в среднем мужчины врачи анестезиологи и реаниматологи более маскулинны, а женщины более феминны.

Что касается личностной тревожности, то в целом женщины в нашей выборке более тревожны, чем мужчины – пятая часть из них высокотревожны, в то время как высоко тревожных среди мужчин всего 4,5%. Статистический анализ показал достоверно более высокий уровень личностной тревожности у женщин врачей анестезиологов и реаниматологов, чем у мужчин. Такой результат в целом согласуется с традиционными гендерными ролями. Ведь женщинам присуща большая эмоциональность, большая демонстративность, в связи с чем они более чувствительны к неудачам, к возможным неудачам и т.п., что и ведет к повышенной тревожности, к привычке реагировать тревогой на более широкий, чем у мужчин, круг ситуаций.

Что касается различий агрессии между мужчинами и женщинами, то статистический анализ выявил лишь одно различие: у женщин достоверно выше, чем у мужчин, выражен уровень враждебности. Это значит, что женщины в большей степени, чем мужчины, склонны к тому, что бы проявлять свою агрессию путем занятия в общем негативной, недоверчивой позиции по отношению к окружающим. Еще раз отметим, что такой пассивный тип поведения, поведение в виде отношения является типичным для женской гендерной роли, согласно которой она должны быть скорее пассивной, чем активной. В данном случае мы, согласно нашим данным, имеем соответствие позиции женщин врачей традиционному гендерному стереотипу.

Отсутствие различий по остальным показателям агрессии между мужчинами и женщинами врачами анестезиологами и реаниматологами связано, с нашей точки зрения с тем, что среди наших испытуемых полвина имеют выраженность андрогинных черт, то есть и типично мужских, и типично женских. Это значит, что женщины врачи могут иметь наряду с типично женскими чертами (мягкость, уступчивость, нежность и др.) и типично мужские (активность, грубость, напористость и пр.) В такой ситуации различия агрессивности между мужчинами и женщинами выявить трудно и необходимо учитывать индекс феминность/маскулинность, что мы и сделали с помощью корреляционного анализа.

И в группе женщин, и в группе мужчин, и в общей выборке был получен статистически значимый отрицательный коэффициент корреляции между уровнем феминности и индексом агрессивности. Это значит, что для всех врачей из нашей выборки верно правило: чем выше уровень маскулинности, тем выше агрессивность. Такой результат не кажется неожиданным, так как в многочисленных исследованиях выявлена связь маскулинности и агрессивности. Таким образом, более агрессивный врач это и не мужчина, и не женщина, а тот, у кого выше маскулинность.

Высокий уровень корреляции между различными формами агрессии (в группе женщин, мужчин и общей выборке) свидетельствует о том, что у этих форм агрессии много общего, и поэтому можно говорить об агрессивном поведении как комплексном психологическом феномене.

Интересные данные были получены в отношении связи агрессивности и личностной тревожности. Оказалось, что у женщин между индексом враждебности и личностной тревожностью существует прямая связь. В то же время у мужчин личностная тревожность отрицательно коррелирует с индексами тревожности и враждебности. Можно предположить, что агрессивное поведение мужчин имеет более непосредственный характер. У женщин же агрессивное поведение (в частности враждебность) является некоторым защитным механизмом, то есть высокая тревожность женщины может парадоксальным образом проявляется в повышенной агрессивности враждебности.

 

Выводы.

 

  1. У женщин в наибольшей степени выражена физическая агрессия, а у мужчин косвенная.
  2. В группе мужчин индекс агрессивности на 16% выше, чем индекс враждебности. У женщин враждебность в среднем немного выше, чем агрессивность.
  3. В группе испытуемых врачей анестезиологов и реаниматологов очень много и мужчин и женщин с выраженными андрогинными чертами: в группе мужчин и женщин их чуть более половины.
  4. В целом женщины в нашей выборке более тревожны, чем мужчины – пятая часть из них высокотревожны, в то время как высоко тревожных среди мужчин всего 4,5%. Статистический анализ показал достоверно более высокий уровень личностной тревожности у женщин врачей анестезиологов и реаниматологов, чем у мужчин.
  5. У женщин достоверно выше, чем у мужчин, выражен уровень враждебности.
  6. И в группе женщин, и в группе мужчин, и в общей выборке был получен статистически значимый отрицательный коэффициент корреляции между уровнем феминности и индексом агрессивности. Это значит, что для всех врачей из нашей выборки верно правило: чем выше уровень маскулинности, тем выше агрессивность.
  7. Высокий уровень корреляции между различными формами агрессии (в группе женщин, мужчин и общей выборке) свидетельствует о том, что у этих форм агрессии много общего, и поэтому можно говорить об агрессивном поведении как комплексном психологическом феномене.
  8. У женщин между индексом враждебности и личностной тревожностью существует прямая связь. В то же время у мужчин личностная тревожность отрицательно коррелирует с индексами тревожности и враждебности.

Таким образом, можно заключить, что гипотеза данного исследования получила частичное подтверждение: маскулинность положительно связана с агрессивностью. В то же время различия агрессивности между мужчинами и женщинами были выявлены лишь по параметру индекс враждебности. А прямая связь между агрессивностью и тревожностью была выявлена лишь у женщин, у мужчин же эта связь носит обратный характер.

 

 

Заключение

 

Целью данного исследования было изучение гендерных различий агрессивности у врачей анестезиологов и реаниматологов.

В теоретической части работы был проведен анализ литературы по проблеме агрессии и гендерных особенностей агрессивности и агрессивного поведения.

Агрессия – это любые намеренные действия, которые направлены на причинение ущерба другому человеку, группе людей или животному. Агрессивность - это свойство личности, выражающееся в готовности к агрессии. Агрессивные действия могут выступать в качестве: средства достижения какой-нибудь значимой цели (инструментальная агрессия); как способ психической разрядки, замещения, удовлетворения блокированной потребности и переключения деятельности; как способ удовлетворения потребности в самореализации и самоутверждении.

Существует несколько теорий агрессивности. Все общие теории происхождения агрессивности у человека принадлежат двум полярным парадигмам - культурной и биологической, иначе формулируемым как этико-гуманистический и эволюционно- генетический подходы. Первый взгляд является исторически первичным и основывается на оценочных категориях добра и зла, при этом корни агрессивности предполагаются социальными в самом широком смысле. Второй возник в двадцатом веке. Он предполагает, что агрессивность - объективно-полезное, целесообразное, необходимое для развития вида, внеличностнообусловленное свойство, определенные формы которого имеются у всех живых организмов. К биологической парадигме принадлежат этологический и психоаналитический подход, соответственно теория Лоренца и Фрейда. К культурной парадигме можно отнести фрустрационную и поведенческую теории агрессии. В каждой из этих теорий можно выделить свои виды агрессии.

Большинство исследований показавают, что если сравнивать мужчин и женщин, то первые демонстрируют более высокие уровни прямой, а последние — непрямой, то есть не выраженной в физических действиях агрессии. Кроме того, мужчины чаще, чем женщины, выступают в качестве объекта физического нападения, в то время как женщины чаще становятся жертвами сексуальных домогательств и грубости в супружеских отношениях.

Гендерные различия в агрессии иногда объясняются влиянием генетических или биологических факторов. Существуют определенные данные, свидетельствующие о том, что влияние этих факторов как детерминант агрессии весьма значительно.

С другой стороны, велико влияние небиологических факторов на гендерные различия в агрессивности. В частности, согласно одной из теорий, гендерные различия в агрессии порождаются, главным образом, противоположностью гендерных ролей, то есть представлениями о том, каким, в пределах данной культуры, должно быть поведение представителей различных полов.

Таким образом, есть филогенетическая предрасположенность к агрессии у мужчин, что, однако, не исключает возможных влияний со стороны культуры в рамках конкретного общества на формирование поведения индивидов обоих полов.

В рамках эмпирического исследования мы рассмотрели каковы различия агрессивности у врачей анастезиологов и реаниматологов, а также изучили как влияет на агрессивность и женщин, и мужчин уровень феминности/маскулинности и личностная тревожность.

У женщин в наибольшей степени выражена физическая агрессия, а у мужчин косвенная.

В группе мужчин индекс агрессивности на 16% выше, чем индекс враждебности. У женщин враждебность в среднем немного выше, чем агрессивность.

В группе испытуемых врачей анестезиологов и реаниматологов очень много и мужчин и женщин с выраженными андрогинными чертами: в группе мужчин и женщин их чуть более половины.

В целом женщины в нашей выборке более тревожны, чем мужчины – пятая часть из них высокотревожны, в то время как высоко тревожных среди мужчин всего 4,5%. Статистический анализ показал достоверно более высокий уровень личностной тревожности у женщин врачей анестезиологов и реаниматологов, чем у мужчин.

У женщин достоверно выше, чем у мужчин, выражен уровень враждебности.

И в группе женщин, и в группе мужчин, и в общей выборке был получен статистически значимый отрицательный коэффициент корреляции между уровнем феминности и индексом агрессивности. Это значит, что для всех врачей из нашей выборки верно правило: чем выше уровень маскулинности, тем выше агрессивность.

Высокий уровень корреляции между различными формами агрессии (в группе женщин, мужчин и общей выборке) свидетельствует о том, что у этих форм агрессии много общего, и поэтому можно говорить об агрессивном поведении как комплексном психологическом феномене.

У женщин между индексом враждебности и личностной тревожностью существует прямая связь. В то же время у мужчин личностная тревожность отрицательно коррелирует с индексами тревожности и враждебности.

Таким образом, можно заключить, что гипотеза данного исследования получила частичное подтверждение: маскулинность положительно связана с агрессивностью. В то же время различия агрессивности между мужчинами и женщинами были выявлены лишь по параметру индекс враждебности. А прямая связь между агрессивностью и тревожностью была выявлена лишь у женщин, у мужчин же эта связь носит обратный характер.

Полученные в работе данные могут быть использованы в лечебных учреждениях для снижения уровня агрессивности врачей и обучения их навыкам психологической саморегуляции.

 

 

Библиография

 

  1. Айхорн А. Трудный подросток. М., 2001.
  2. Бандура А. Подростковая агрессия. Изучение влияния и семейных отношений. М., 1999.
  3. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 1997.
  4. Бутовская  М.Л. Биология пола, культура и полоролевые стереотипы поведения у детей // Семья, гендер, культура: Материалы международной конференции 1994 и 1995 гг. М., 1997.
  5. Берн Ш. Гендерная психология. — СПб.: Прайм-Еврознак, 2001.
  6. Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. СПб., 2001.
  7. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб., 2000.
  8. Будневская Т.А. Маскулинность как фактор адаптивности спортсмена к профессиональной деятельности // Личность и проблемы развития. Под ред Е.Чудиной. М. 2003.
  9. Братусь Б.С. Аномалии личности. М., 1995.

10.Венгер А.Л. Психологическое консультирование и диагностика. Практическое руководство. – М.: Генезис,2001.

11.Венгер А.Л. Психологические рисуночные тесты: иллюстрированное руководство. – М.: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003.

12.Дреева Ж.Ю. Роль компьютерных игр в формировании агрессивной личности // Психология XXI века: Тезисы Международной межвузовской научно-практической студенческой конференции. СПб., 2000. С.16-17.

13.Ениколопов С.Н., Дворянчиков Н.В. Концепции и перспективы исследования пола в клинической психологии // Психологический журнал. 2001. Т.22. №3. С.100-115.

14.Ениколопов С.Н. Понятие агрессии в современной психологии // Прикладная психология. №2. 2001. С.60-72.

15.Ильин Е.П. Дифференциальная психология мужчины и женщины. СПб., 2003.

16.Ковалев П.А. Возрастно-половые особенности отражения в сознании структуры собственной агрессивности и агрессивного поведения: Автореф. дис. …канд. наук. СПб., 1996.

17.Копейко Я.Ю. Гендерные аспекты агрессивности // Психология XXI века: Тезисы Международной межвузовской научно-практической студенческой конференции. СПб., 2000. С.30-31.

18.Кон И. С. Мужские исследования: меняющиеся мужчины в изменяющемся мире // Введение в гендерные исследования: Учебное пособие. Ч. I / Под ред. И. А. Жеребкиной. — Харьков: ХЦГИ; СПб.: Алетейя, 2001. - С. 562-605.

19.Козырева Е.В. Влияние маскулинности-феминности на проявление ауто- и гетероагресивности // Психология XXI века: Тезисы Международной межвузовской научно-практической студенческой конференции. СПб., 2000.

20.Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство. М., 1990.

21. Квин В. Прикладная психология. – СПб.: Питер, 2001.

22. Крайг Г. Психология развития. – СПб.: Питер, 2002.

23.Кернберг О.Ф. Агрессия при расстройствах личности и перверсиях. М., 1998.

24.Клецина И.С. Гендерная социализация. Учебное пособие. СПб, 1998.

25.Крэйхи Б. Социальная психология агрессии. СПб., 2003.

26.Левитов Н.Д. Психическое состояние агрессии // Вопросы психологии. - 1972. - N6.

27.Левитов Н.Д. От фрустрации к агрессии // Психологический журнал. 1990. №5.

28.Лоренц К. Так называемое зло. К естественной теории агрессии.// Оборотная сторона зеркала. М., 1998.

29.Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1997.

30.Можгинский Ю.Б. Агрессия у подростков: эмоциональный и кризисный механизм. СПб., 1999.

31.Практикум по гендерной психологии. Под ред. И.С.Клециной. СПб., 2003.

32.Психология: Словарь / Под ред. А. В. Петровского и М. Г. Ярошевского. — М.: Политиздат, 1990.

33.Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Самара, 1999.

34.Психология развития/Сост. и общая редакция: авторский коллектив сотрудников кафедры психологии развития и дефференциальной психологии СПбГУ. – СПб.: Питер, 2001.

35. Психология человеческой агрессивности: Хрестоматия/Сост. К.В. Сельченок. – М.: Харвест, 2003.

36.Румянцева Т.Г. Понятие агрессивности в современной зарубежной психологии// Вопросы психологии. - 1991. - N1.

37.Румянцева Т.Г. Агрессия и контроль.// Вопросы психологии. 1992. N 5-6.

38.Реан А. Агрессия и агрессивность личности. СПб, 1996.

39.Реан А. А. Социализация агрессии // Реан А. А., Коломинский Я. Л. Социальная педагогическая психология. СПб., 1999. С. 36-43.

40.Реан А. А. Изучение агрессивности личности // Реан А. А. Психология изучения личности. СПб., 1999. С. 216-251.

41.Савина В.С. Особенности агрессивного поведения у детей младшего школьного возраста // Психология XXI века: Тезисы международной межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов. СПб., 2001.

42.Семенюк Л.М. Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его коррекции. - М.: Изд-во ИПП. - 1996.

43.Сидоренко Е.В Методы математической обработки в психологии. СПб. 1996.

44.Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М., 1980.

45. Столяренко Л.Д. Основы психологии. Практикум. Ростов – на – Дону: Феникс, 2000.

46.Фрейд З. Лекции по введению в психоанализ. В 2-х т. - М.: Госиздат, 1992. - Т.1.

47.Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

48.Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994.

49.Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность: В 2-х т. М., 1986. Т.1.

50.Холличер В. Человек и агрессия. М., 1975.

 

 

Приложения

Приложение 1.

Таблица 1. Выраженность у врачей 8-ми форм агрессии.

1.Физическая агрессия

2.Вербальная агрессия

3.Косвенная агрессия

4.Негативизм

5.Раздражение

6.Подозрительность

7.Обида

8.Чувство вины

Женщины

1

7

9

6

3

8

8

6

8

2

5

6

6

2

9

4

5

6

3

2

6

3

2

5

3

8

4

4

8

7

7

2

10

9

6

7

5

8

7

7

4

10

8

7

9

6

4

8

4

3

5

5

6

6

7

5

5

2

2

3

6

3

3

8

9

6

5

3

5

7

6

8

9

5

5

4

3

4

5

3

3

10

5

6

5

3

4

2

3

6

11

5

8

6

3

5

4

5

6

12

6

10

6

3

6

7

5

6

13

8

10

4

3

3

7

2

3

14

5

3

4

0

7

7

6

7

15

3

2

4

2

5

3

3

7

16

7

8

4

2

6

8

6

6

17

5

3

4

0

6

2

4

7

18

6

7

2

5

6

7

4

4

19

6

7

6

2

2

5

6

5

20

5

7

4

2

8

4

4

7

21

8

10

8

4

6

4

5

3

22

8

6

5

4

6

6

6

6

Мужчины

1

7

7

6

4

8

6

3

6

2

5

8

7

2

7

5

6

5

3

6

6

5

5

7

3

4

6

4

8

8

5

4

6

6

7

6

5

5

9

4

3

5

3

2

2

6

3

7

3

3

2

5

4

5

7

5

9

3

4

6

6

1

3

8

6

5

4

4

7

6

6

9

9

9

8

8

4

7

7

3

8

10

3

4

7

1

3

3

3

2

11

4

7

5

2

5

5

5

4

12

7

10

6

2

5

5

3

3

13

2

6

4

3

3

7

4

6

14

9

7

6

2

7

4

7

9

15

6

7

6

4

9

3

6

4

16

2

1

5

2

3

2

4

5

17

8

5

5

3

8

8

1

4

18

5

8

4

2

4

3

1

4

19

8

10

8

3

10

9

8

8

20

1

5

5

3

3

2

4

6

21

4

8

5

2

5

3

4

7

22

4

5

3

2

3

2

2

3

 

 

 

Приложение 2.

Таблица 2. Выраженность у врачей 8-ми форм агрессии (отнормированные данные).

1.Физическая агрессия

2.Вербальная агрессия

3.Косвенная агрессия

4.Негативизм

5.Раздражение

6.Подозрительность

7.Обида

8.Чувство вины

Женщины

1

77

72

78

60

72

88

78

88

2

55

48

78

40

81

44

65

66

3

22

48

39

40

45

33

104

44

4

88

56

91

40

90

99

78

77

5

88

56

91

80

90

88

91

99

6

44

64

52

60

45

55

78

66

7

55

40

26

40

27

66

39

33

8

99

48

65

60

45

77

78

88

9

55

40

52

60

36

55

39

33

10

55

48

65

60

36

22

39

66

11

55

64

78

60

45

44

65

66

12

66

80

78

60

54

77

65

66

13

88

80

52

60

27

77

26

33

14

55

24

52

0

63

77

78

77

15

33

16

52

40

45

33

39

77

16

77

64

52

40

54

88

78

66

17

55

24

52

0

54

22

52

77

18

66

56

26

100

54

77

52

44

19

66

56

78

40

18

55

78

55

20

55

56

52

40

72

44

52

77

21

88

80

104

80

54

44

65

33

22

88

48

65

80

54

66

78

66

Мужчины

1

77

56

78

80

72

66

39

66

2

55

64

91

40

63

55

78

55

3

66

48

65

100

63

33

52

66

4

88

64

65

80

54

66

91

66

5

55

72

52

60

45

33

26

22

6

33

56

39

60

18

55

52

55

7

55

72

39

80

54

66

13

33

8

66

40

52

80

63

66

78

99

9

99

64

104

80

63

77

39

88

10

33

32

91

20

27

33

39

22

11

44

56

65

40

45

55

65

44

12

77

80

78

40

45

55

39

33

13

22

48

52

60

27

77

52

66

14

99

56

78

40

63

44

91

99

15

66

56

78

80

81

33

78

44

16

22

8

65

40

27

22

52

55

17

88

40

65

60

72

88

13

44

18

55

64

52

40

36

33

13

44

19

88

80

104

60

90

99

104

88

20

11

40

65

60

27

22

52

66

21

44

64

65

40

45

33

52

77

22

44

40

39

40

27

22

26

33

 

 

 

Приложение 3.

Таблица 3. Выраженность у врачей индексов агрессивности и враждебности.

Индекс агрессивности

Индекс враждебности

Женщины

1

75,7

83

2

60,3

54,5

3

36,3

68,5

4

78,3

88,5

5

78,3

89,5

6

53,3

66,5

7

40,3

52,5

8

70,7

77,5

9

49,0

47

10

56,0

30,5

11

65,7

54,5

12

74,7

71

13

73,3

51,5

14

43,7

77,5

15

33,7

36

16

64,3

83

17

43,7

37

18

49,3

64,5

19

66,7

66,5

20

54,3

48

21

90,7

54,5

22

67,0

72

Мужчины

1

70,3

52,5

2

70,0

66,5

3

59,7

42,5

4

72,3

78,5

5

59,7

29,5

6

42,7

53,5

7

55,3

39,5

8

52,7

72

9

89,0

58

10

52,0

36

11

55,0

60

12

78,3

47

13

40,7

64,5

14

77,7

67,5

15

66,7

55,5

16

31,7

37

17

64,3

50,5

18

57,0

23

19

90,7

101,5

20

38,7

37

21

57,7

42,5

22

41,0

24

 

 

Приложение 4.

Таблица 4. Выраженность у врачей индекса феминность/маскулинность и личностной тревожности.

Индекс феминность/маскулинность

Личностная тревожность

Женщины

1

2,5

39

2

0,8

35

3

2,8

31

4

3

46

5

4

45

6

1,8

46

7

2,3

32

8

0,9

49

9

3,7

36

10

2,3

44

11

2,2

39

12

1,8

46

13

1,1

26

14

3,8

45

15

4,1

24

16

1,9

34

17

4,5

22

18

4,4

29

19

3

36

20

2,1

30

21

0,8

25

22

2,8

48

Мужчины

1

0,1

34

2

1,1

24

3

0,2

26

4

0,9

24

5

1,7

29

6

1,6

28

7

0,2

34

8

1,9

27

9

0,7

19

10

0,1

25

11

1,8

24

12

3,2

30

13

2,6

33

14

0,7

21

15

1,6

21

16

2,7

47

17

2

27

18

2

24

19

0,5

21

20

3,1

38

21

0,8

32

22

1,6

34

 

Теги агрессия гендер