• Пишу на заказ дипломные, курсовые, магистерские работы по психологии, а также рефераты и эссе; делаю контрольные, отчеты по практике и статистические расчеты.

    Я профессиональный психолог и автор работ по психологии с многолетним стажем. Выступаю как индивидуальный предприниматель (ИП): заключаю договор, выдаю чеки об оплате.

    Помогаю студентам-психологам более 12 лет (этот сайт существует с 2007). Делаю качественно и быстро. Помогу даже с очень трудными темами.

    Вы всегда можете узнать у меня, как идут дела с дипломной; оперативно передать пожелания руководителя; спросить то, что не понятно. Я всегда на связи.

    Опишите ситуацию, и я скажу стоимость написания вашей работы.

Главная / Курсовые и дипломы по психологии: материалы для написания / Возрастная психология / Теоретические основы исследования совладающего поведения подростков

Теоретические основы исследования совладающего поведения подростков

Проблема «совладания» (копинга) личности с трудными жизненными ситуациями возникла в западной психологии во второй половине XX века. Понятие «coping» произошло от английского слова «соре» (преодолевать). В российской психологической литературе понятие «копинг» интерпретируют как «адаптивное, совпадающее поведение или психологическое преодоление» [116]. Согласно словарю В. Даля [45], слово «совладание» происходит от старорусского «лад», «ладить» и означает справиться, привести в порядок, подчинить себе ситуацию. В своей работе понятия «совладание» и «копинг» мы будем использовать как синонимы.

Проблеме копинга посвящены как зарубежные исследования: Д.Х. Амирхан [169], А. Биллингс [181], Р.С. Лазаруса [178, 179], Л. Мерфи [182], Р. Моос [181], Дж. Коена [173], Дж.Д. Паркес [183], М. Перре [183],, М. Райхертс [183], Дж. Роттера [185], С. Фолкман [179], Н. Хаан [174], Д. Эдварде [132], Н.С. Эндлер [176], и др., так и отечественные: С.К. Нартова-Бочавер [99], И.М. Никольской [102], P.M. Грановской [102], Е.А. Перепеч [111], Д.А. Красило [111], Т.М. Поповой [116], И.В. Воеводина [35], Л.И.

 

39

Анциферовой [9], Т.Л. Крюковой [79], В.А. Ташлыкова [141] и др.

Термин «coping» начал активно использоваться в американской психологии в начале 60-х годов для изучения поведения личности в стрессовых ситуациях. Впервые термин «coping» был использован Л. Мерфи в 1962 г. В рамках исследования способов преодоления детьми дошкольного возраста требований, выдвигаемых кризисами развития. К ним относились активные усилия личности, направленные на овладение трудной ситуацией или проблемой. Исходя из своих наблюдений, Л. Мерфи предложил определение термина «копинг» - это деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям [182, с. 10].

Прежде чем обсуждать вопрос о совладающем поведении в подростковом возрасте, нам необходимо развести следующие понятия: «совладаю-щее поведение», «копинг-поведение», «копинг-стратегии», «копинг-ресурсы», «копинг-механизмы».

Р.С. Лазарус и С. Фолкман [177] указывают, что «копинг-поведение» реализуется на базе копинг-ресурсов при помощи копинг-стратегий. «Ко-пинг-ресурсы», по их мнению, это набор характеристик личности и социальной среды, позволяющих осуществлять оптимальную адаптацию к стрессовым ситуациям, способствующие развитию копинг-стратегий. Ко-пинг-ресурсы разделяют на средовые (например, социальная поддержка) и личностные (например, локус контроль, Я-концепция, эмпатия и т.д.). «Ко-пинг-ресурсы» - это совокупность внутренних и внешних ресурсов, способствующих успешному преодолению стресса конкретной личностью. «Копинг-стратегии» - это актуальные ответы личности на воспринимаемую угрозу, как способ управления стрессом. «Копинг-механизмы» - поведенческие стереотипы, которые могут приводить как к полезным, так и вредным для их носителя последствиям [177].

В настоящее время в зарубежной психологии, как отмечает С.К. Нар-това-Бочавер [99], выделяют 3 основных подхода к объяснению понятия «копинг». Первый подход, развиваемый в работах Н. Хаан [174], трактует

 

40

копинг как эго-процессы, направленные на продуктивную адаптацию личности в затруднительных ситуациях. Функционирование копинг-процессов предполагает включение когнитивных, моральных, социальных и мотива-ционных структур личности для совладания с проблемой. Этот подход практически не распространен, так как его сторонники отождествляют копинг, прежде всего, с результатом преодоления.

Второй подход, отраженный в работах Р. Моос [181], определяет копинг в терминах черт личности, как относительно постоянную предрасположенность отвечать на стрессовые события определенным образом. Однако, поскольку стабильность рассматриваемых способов очень редко подтверждается эмпирическими данными, это понимание также не обрело большой поддержки среди исследователей.

Сторонники третьего подхода (Р. Лазарус [179], С. Фолкман [179]) понимают копинг как динамичное явление, проявляющееся в когнитивной, аффективной и поведенческой сферах. Проявление копинга в когнитивной сфере выражается в избегании, в мыслях, в проблемном анализе, в самообладании. Стратегии эмоционального копинга проявляются в виде различных оценок ситуации, приводящих к переживаниям раздражения, протеста, плача, злости или к подчеркнутому оптимизму как уверенности в преодолении трудной ситуации. С поведенческими стратегиями связаны смена самой деятельности или изменение ее формы.

Р.С. Лазарус обращает внимание на то, что процессы совладания или копинга - это средства, при помощи которых личность осуществляет контроль над угрожающими ситуациями. Процессы совладания протекают вместе с эмоциональной реакцией и являются ее частью. Именно от их развития зависит поддержание эмоционального гомеостаза. Неадекватная оценка ситуаций приводит к неадекватным эмоциям, которые со своей стороны «расстраивают» адаптивные реакции организма [179].

Т.М. Попова [116] отмечает, что определение «копинга», предложенное Р.С. Лазарусом и С. Фолкман, имеет несколько важных отличий от других; 1) копинг рассматривается как «постоянно изменяющийся, динамиче-

 

41

ский процесс»; 2) делается различие между копингом и чисто адаптивным поведением, копинг ограничивается реакциями, когда ресурсы личности оценены как напрягающие, предвосхищающие; 3) отличает копинг от его результата, так как копинг - это «попытка преодоления», которая включает больше, чем просто его результаты.

С позиций теории стресса сущность копинга рассматривает Дж. Эдварде [99, 173]. Автор определяет стресс как негативное расхождение между состоянием в данный момент и желаемым состоянием при условии, что наличие этого расхождения значимо для человека. Термин «негативное расхождение» показывает, что стресс существует, когда актуальное состояние человека не соответствует желаемому состоянию. Согласно мнению Дж. Эдвардса, расхождение негативно воздействует на психическое и физическое самочувствие человека, между тем, копинг - это усилия личности по смягчению этих негативных воздействий.

Копинг, в свою очередь, влияет на самочувствие, воздействуя на детерминанты стресса следующим образом: непосредственно меняя значимые аспекты физического и социального окружения; изменяя личностные характеристики; изменяя информацию, на которой основаны чувства; видоизменяя чувства посредством когнитивной перестройки действительности; регулируя желания для уменьшения расхождения; уменьшая значимость расхождения.

Вышесказанное позволяет утверждать, что в зарубежной психологии под копингами понимается: деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям (Л. Мерфи); один из способов психологической защиты, используемый для ослабления напряжения (Н. Хаан); черта личности, то есть относительно постоянная предрасположенность отвечать на стрессовые события определенным образом (Р. Моос); «попытка преодоления» стресса (Р. Лазарус, С. Фолкман, Дж. Эдварде).

Наиболее активное развитие проблема копинг-поведения получила в связи с исследованиями психологического стресса. Постепенная смена мо-

 

42

дели стресса, разработанной Г. Селье, произошла после выхода книги Р.С. Лазаруса «Psychological stress and the coping process» (1966), где копинг рассматривался в качестве стабилизирующего фактора, который может помочь личности поддерживать психосоциальную адаптацию в период воздействия стресса. Е.В. Змановская [53] «копинг-поведение» определяет как совладение со стрессом.

Как указывают В.А. Бодров, Ю.М. Губачев, Б.В. Иевлев, Т.А. Немчин и др. [25, 44, 101] в современной научной литературе термин «стресс» используется, по крайней мере, в трех значениях. Во-первых, понятие стресс может определяться как любые внешние стимулы или события, которые вызывают у человека напряжение или возбуждение. В настоящие время в этом значении чаще употребляются термины «стрессор», «стресс-фактор». Во-вторых, стресс может относиться к субъективной реакции и в этом значении он отражает внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения; это состояние интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции и процессы преодоления, происходящие в самом человеке. Такие процессы могут содействовать развитию и совершенствованию функциональных систем, а также вызывать психическое напряжение. Наконец, в-третьих, стресс может быть физической реакцией организма на предъявляемое требование или вредное воздействие. Именно в этом смысле и В. Кеннон и Г. Селье употребляли этот термин [132]. Таким образом, стресс -это состояние напряжения, возникающее вследствие воздействия на организм человека различных неблагоприятных факторов (стрессоров) [132].

Р.С. Лазарус и Дж. Коэн [82, 173, 178, 179] разделили стрессоры на три разные группы: 1) большие жизненные изменения, касающиеся большого количества людей (например, стихийное бедствие, катастрофа); 2) большие жизненные изменения, касающиеся одного или нескольких человек (как, например, развод или тяжелая утрата); 3) повседневные неприятности, трудности.

Таким образом, в зарубежной психологии понятие «копинг-поведение» используется для изучения поведения человека в ситуации

 

43

стресса и предполагает разработку механизмов преодоления стресса. Основное назначение копинга — адаптация личности к стрессовой ситуации, ослабление ее травмирующего действия на личность.

В отечественной психологии последних лет проблеме совладания посвящено значительное количество теоретических и эмпирических исследований. Весомый вклад в решение этой проблемы внесли исследования, выполненные И.М. Никольской и P.M. Грановской [102]. С их точки зрения, копинг - это «активные, преимущественно сознательные усилия личности, предпринимаемые в ситуации психологической угрозы» [102; с. 174].

Важным для понимания копинг-поведения является исследование отечественного психолога А. Либиной [86], в котором создана структурно-функциональная модель поведения человека в трудных жизненных ситуациях. Основной отличительной чертой данной концепции является выделение в структуре совладающего поведения эмоционального компонента (эмоциональная компетентность), подчеркивающего важность позитивной роли эмоций в преодолении трудностей. Под эмоциональной компетентностью понимается способность личности осуществлять оптимальную координацию между эмоциями и целенаправленным поведением.

Как деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям, рассматривает «копинг» или преодоление стресса А.В. Абабков [1]. Психологическое предназначение «копинга» состоит в том, чтобы как можно лучше «адаптировать человека к требованиям ситуации, позволяя ему овладеть ею, ослабить или смягчить эти требования» [1; с. 66]. Е.И. Чехла-тый определяет копинг-поведение как «сознательные механизмы, направленные на активное изменение ситуации» [156, с. 71]. Определение копинг-поведения как действия человека, направленные на устранение ситуации психологической угрозы, рассматривает Л.И. Вассерман с соавторами [31].

Сказанное позволяет сделать вывод, что в отечественной психологии под копингами понимаются: сознательные усилия личности в ситуации психологической угрозы (И.М.Никольская, Р.М.Грановская); способность

 

44

личности осуществлять оптимальную координацию между эмоциями и целенаправленным поведением (А. Либина); балансирование между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям (А.В. Абабков); сознательные действия человека по устранению (изменению) стрессовой ситуации (Е.И. Чехлатый, Л.И. Вассерман).

В своей работе мы будем придерживаться определения совладающего поведения, предложенного Т.Л. Крюковой [79, с. 93]. Т.Л. Крюкова совла-дающее поведение описывает как целенаправленное социальное поведение, позволяющее субъекту справиться с трудной жизненной ситуацией (или стрессом) способами, адекватными личностным особенностям и ситуации, через осознанные стратегии действий. Это сознательное поведение направлено на активное изменение, преобразование ситуации, поддающейся контролю, или на приспособление к ней, если ситуация не поддается контролю.

В изучении совладающего поведения важным вопросом является его назначение и этапы реализации. При совладании с трудными ситуациями С. Фолкман [179] выделяет две основные функции совладающего поведения: 1) разрешение проблемы, составляющей суть противоречия ситуации; 2) регулирование негативного эмоционального состояния, возникающего в трудной ситуации.

Р.С. Лазарус указывает, что копинг - поведение имеет этапы развития:

  1. первичная оценка ситуации как когнитивный процесс с эмоциональными компонентами;
  2. вторичная оценка альтернативных возможностей решения проблемы. При этом оцениваются собственные возможности, а так же возможная поддержка со стороны окружающих;
  3. третичная оценка ситуации или переоценка ситуации, при которой наблюдаются новая постановка задачи и выбор новых альтернатив поведения вследствие предыдущих неудач или получения новой информации [178].
 

45

В зависимости от интерпретации ситуации Р.С. Лазарус различает два основных механизма копинга (совладания):

  1. «активное приспособление», выражающееся либо в уменьшении угрозы, либо в избавлении от нее, что относится к механизму преодоления;
  2. «пассивное приспособление», выражающееся в частичном или полном избегании, отталкивании проблемной ситуации.

В своей концепции Э. Фромм делает вывод о том, что механизмом формирования копинга является инстинкт преодоления, одной из форм которого является поисковая активность, обеспечивающая участие эволюци-онно-программных стратегий во взаимодействии субъекта с различными ситуациями [82].

Формирование копинг-поведения, как подчеркивает А.В. Либин, зависит от индивидуально-психологических особенностей человека: темперамента, уровня тревожности, типа мышления, особенности локуса контроля, направленности характера [87].

Дж. Эдварде отмечает, что человек может сам сознательно создавать набор копинг-стратегий, оценивать возможные последствия каждого варианта и выбирать стратегию, которая сводит к минимуму последствия стресса и улучшает самочувствие. Однако человек не всегда выбирает рациональный подход. Мотивация по созданию копинг-альтернатив увеличивается по мере возрастания стресса, в то время как способность создавать данные альтернативы снижается. Если значимость мотивации увеличивается, человек будет прилагать больше усилий для создания копинг-альтернативы и достижения цели.

В условиях стресса у человека, помимо совладающего поведения, актуализируются механизмы защиты. Термин «защита» впервые появился в 1894 году в работе 3. Фрейда «Защитные нейропсихозы» и был использован в ряде его последних работ для описания борьбы «Я» против болезненных или невыносимых мыслей и аффектов. Психологическая защита, по его мнению, - это система регуляторньгх механизмов, которые направлены на устранение или сведение к минимуму негативных, травмирующих личность

 

46

переживаний, сопряженных с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта [10, 150, 151]. Согласно теории 3. Фрейда, бессознательное и сознание находятся в конфликте, а защита реализует взаимоотношения между ними в этом конфликте.

Дальнейшая разработка и расширение представлений о психологической защите связаны с именем дочери 3. Фрейда - А. Фрейд. Она сделала попытку обобщить и систематизировать знания о способах психологической защиты, накопившиеся к середине 40-х годов XX века. А. Фрейд [148] в базовую концепцию отца внесла определенные коррективы: она акцентировала роль на защите в разрешении внешних конфликтов, а сами механизмы рассматривала не только как проявление врожденных задатков, но и как продукты индивидуального опыта и непроизвольного научения. Ею было сформулировано представление о том, что набор защитных механизмов индивидуален и характеризует уровень адаптированности личности.

Таким образом, представители эгопсихологии считали, что «Я» постоянно использует разнообразные методы защиты при столкновении с инстинктивными требованиями. Между конкретными требованиями и способами защиты имеется постоянная связь. По их мнению, защитные способы «Я» оказывают значительное воздействие на формирование, соответствующим требованиям, адекватных реакций человека.

А. Адлер связывал возможность развития личности с наличием чувства неполноценности [5]. Снятие чувства неполноценности происходит через различные механизмы компенсации: «локальные» компенсации нарушенной функции путем ее разработки и упражнения и через «центральные» компенсации, то есть через образование замещающих функций более высокого порядка или перестройку центрального аппарата. За счет вредоносной компенсации (психологическая защита по 3. Фрейду) дифференцируется и обогащается весь психический аппарат.

Интересный взгляд на проблему защитных способов принадлежит К. Роджерсу. Он выдвинул положение о том, что когда «Я» только формируется, оно регулируется исключительно организмическим оценочным про-

 

47

цессом, который способствует правильному удовлетворению потребностей. Угроза существует тогда, когда люди осознают несоответствие между Я-концепцией и какими-то реальными переживаниями [5, 154].

Ф. Перлз организм рассматривал как единое целое, а любой аспект поведения как проявление целостного бытия человека. У здоровой личности граница со средой является подвижной: возникновение определенной потребности требует «контакта» со средой и формирует гештальт, удовлетворение потребности завершает гештальт и требует «отхода» от среды. У невротической личности процессы контакта и ухода являются сильно искаженными и не обеспечивают адекватного удовлетворения потребностей, нарушая процесс самоактуализации [ПО, 154].

Приоритет в постановке проблемы психологической зашиты в отечественной психологии принадлежит Ф:В. Басейну [20]. По мнению Ф;В. Басейна, психологическая защита является нормальным способом, который служит для предупреждения расстройств поведения не только в рамках конфликта между осознаваемым и неосознаваемым, но и в рамках конфликта между разными эмоционально окрашенными установками.

В настоящее время в отечественной психологии вопрос о психологической защите в детском и подростковом возрасте разрабатывается Л. И. Анцыферовой [9], И.Я. Березной [102], P.M. Грановской [102], И.М. Никольской [102] и др.

P.M. Грановская и И.Я. Березная отмечают, что психологическая защита тормозит полет творческой фантазии, работу интуиции, она выступает в качестве барьера, который сужает, заслоняет и (или) искажает полноценное восприятие и переживание мира. Они описывают защиту как организацию ловушек и преобразователей опасной и тревожной для личности информации. Наиболее опасная информация не воспринимается уже на уровне восприятия, менее опасная воспринимается, но затем искажается, трансформируется в удобную для личности. Одновременно авторы отмечают и то, что защита ограждает сознание от информации, которая может разрушить целенаправленное мышление, которое настроено на решение пробле-

 

48

мы в соответствии с отображаемой картиной ситуации. В этом смысле защитные техники рассматриваются как система стабилизации личности, которая направлена на устранение или минимизацию отрицательных эмоций, тревоги, которая возникает при рассогласовании имеющейся картины мира и ситуации с новой и неожиданной информацией [102].

Еще одна точка зрения на проблему изучения способов психологической защиты принадлежит В.Г. Каменской [66]. Она рассматривает способы психологической защиты во взаимосвязи с процессами социальной адаптации. Начиная с раннего детства все, без исключения, хорошо адаптированные субъекты проходят через педагогический процесс социализации, который, в сущности, сводится к формированию набора принятых в обществе социальных ролей. Те, кто неудачно прошел стадии социализации, позднее демонстрируют разные варианты социальной дезадаптации и в той или иной степени подвергаются социальному отвержению. С точки зрения психологии защитного поведения, социальная адаптация возникает благодаря нормальному функционированию психологической защиты, а любые формы дезадаптации связаны с ненормативным действием системы эго-защитных механизмов».

Таким образом, многообразие точек зрения на феномен «психологическая защита» привело к тому, что в настоящее время не создана универсальная теория психологической защиты [66]. Но анализ исследований показал, что психологическая защита включается автоматически и является неосознанной. Для обозначения сознательных усилий личности, предпринимаемых в ситуации психологической угрозы, используется понятие ко-пинг-поведение, или осознанные стратегии совладания со стрессом, и с другими порождающими тревогу событиями.

Для разграничения автоматизмов психологической защиты и осознанных стратегий совладания, В.А. Ташлыков [141] предлагает следующую схему анализа:

• Инерционность. Способы психологической защиты не приспособлены к требованиям ситуации и являются ригидными. Техники сознательного

 

49

самоконтроля являются пластичными и приспособлены к ситуации.

  • Непосредственный и отложенный эффекты. Способы психологической защиты стремятся к возможно более быстрому уменьшению возникшего эмоционального напряжения. При использовании сознательного самоконтроля человек может многое вытерпеть и даже доставляет себе мучения.
  • Тактический и стратегический эффекты. Способы психологической защиты «близоруки», создают возможность только разового снижения напряжения, тогда как стратегии совладания рассчитаны на перспективу.
  • Разная мера объективности восприятия ситуации. Способы психологической защиты приводят к искажению восприятия действительности и самого себя. Механизмы самоконтроля связаны с реалистическим восприятием, а так же со способностью к объективному отношению к самому себе.

Подводя итог выше изложенному, мы можем сделать следующий вывод: механизмы совладания более пластичны, но требуют от человека большей затраты энергии и включения когнитивных, эмоциональных и поведенческих усилий; копинг-стратегии являются неосознанным включением первых и сознательным, целенаправленным использованием последних.

Для того чтобы определить, может ли зависимое поведение выступать как копинг, нам необходимо рассмотреть классификации и виды копинг-стратегий как составляющих копинг-поведения.

В 1990 году, характеризуя копинг-поведение, Н.С. Эндлер и Дж. Д. Паркер [176] определили три типа копинга, в зависимости от уязвимости или устойчивости копинга к стрессору: копинг, ориентированный на задачу; копинг, ориентированный на эмоции; копинг, ориентированный на избегание. В этом же году Дж.Х. Амирхан [169] разработал методику «Индикатор копинг-стратегий», в которой все формирующиеся в процессе жизни у человека поведенческие стратегии разделил на три большие группы:

1) стратегия разрешения проблем - это активная поведенческая стратегия, при которой человек старается использовать все имеющиеся у него личностные ресурсы для поиска возможных способов эффективного разрешения проблемы;

 

50

  1. стратегия поиска социальной поддержки - это активная поведенческая стратегия, при которой человек для эффективного разрешения проблемы обращается за помощью и поддержкой к окружающей его среде: семье, друзьям, значимым другим;
  2. стратегия избегания - это поведенческая стратегия, при которой человек старается избежать контакта с окружающей его действительностью, уйти от решения проблем.

В результате исследований, проведенных зарубежными авторами, было выявлено, что когнитивные копинг-стратегии (поиск информации) связаны с позитивной эффективностью, а эмоциональные копинг-стратегии (избегание, обвинение и эмоциональное вентилирование) связаны с негативной эмоциональностью и снижением самооценки.

Вопрос о видах копинг-поведения в отечественной психологии рассматривался И.В. Воеводиным, P.M. Грановской и И.М. Никольской и др. Достаточно интересное разграничение стратегий копинг-поведения предлагает И.В. Воеводин [35]. Автор разделяет их на адаптивные, неадаптивные и относительно адаптивные, помимо распределения по сферам: поведенческой, когнитивной и эмоциональной. Адаптивные стратегии в поведенческой сфере направлены на взаимодействие с социальным окружением, поиск и предложение поддержки. В когнитивной сфере адаптивность проявляется анализом трудностей, поиском путей выхода, повышением самоконтроля и самооценки, верой в собственные ресурсы. В эмоциональной сфере адаптивным считается состояние возмущения и протеста по отношению к трудностям, уверенность в наличии выхода из любой ситуации.

Неадаптивность стратегий поведенческой сферы предполагает избегание мыслей о неприятностях, изоляцию, отказ от решения проблем. На когнитивном уровне человек отказывается преодолевать трудности из-за неверия в свои силы, умышленной недооценки неприятностей. В эмоциональной сфере неадаптивность проявляется чувством безнадежности, покорности либо злостью и "поиском виноватых".

 

51

К относительно адаптивным относятся варианты поведения, характеризующиеся в поведенческой сфере временным отходом от решения проблем, в когнитивной сфере - рассуждательством, сопоставлением своих трудностей с проблемами других людей, поиском помощи «свыше». В качестве относительно эмоционального адаптивного состояния рассматривается снятие напряжения, эмоциональное отреагирование либо передача ответственности по разрешению своих проблем другим людям [35].

P.M. Грановская и И.М. Никольская [102] предлагают следующие стратегии совладания, которые могут выступать преимущественно в поведенческой, эмоциональной и интеллектуальной сферах.

С поведенческими стратегиями связано обращение к какой-либо деятельности, конкретно разрешающей проблему или деятельности замещающей. Среди них выделяют: активное сотрудничество и ответственное участие в разрешении ситуации; переключение на поиск поддержки, с тем, чтобы быть выслушанным, получить понимание и содействие; забота о других; отвлекающее удовлетворение каких-то собственных желаний, уединение и покой.

Стратегии эмоционального совладания проявляются в виде различных неадекватных переживаний: раздражения, плача, протеста, злости, подчеркнутого оптимизма, как уверенности в преодолении трудной ситуации. Иногда имеют место страдания в связи с возложением вины на себя, а иногда, напротив, — переход к пассивному соучастию, когда вся ответственность за последствия снимается с себя и возлагается на кого-то.

В познавательной сфере осуществляются разные способы работы с информацией и ее оценкой. При этом выявлены следующие варианты совладания: отвлечение или переключение мыслей на другие, более важные темы для размышлений; игнорирование неприятной ситуации, даже подшучивание над ней; поиск дополнительной информации — расспросы, обдумывание, новый анализ ситуации; относительность в оценках, достигаемая при сравнении с другими людьми, находящимися в худшем состоянии;

 

52

придание нового значения и смысла неприятной ситуации, например, отношение к ней как к вызову судьбы, проверке стойкости духа.

Понятно, что каждый человек использует не все эти стратегии и не в равной степени. Перечень всех упомянутых взрослыми людьми стратегий, выявленный на основе опроса P.M. Грановской и И.М. Никольской, показал, что чаще всего они склонны преодолевать стрессовую ситуацию на поведенческом уровне, помимо поиска социальной поддержки и работы, это могут быть уединение, конструктивная активность, компенсация, альтруизм. Реже используются интеллектуальные стратегии и совсем редко — способы совладания, реализующиеся преимущественно в эмоциональной сфере личности.

Л.И. Анцыферова [9] исследовав психологическую защиту в контексте проблемы совладания личности с жизненными трудностями, пришла к выводу о том, что личность с целью защиты прибегает к приемам изменения ситуации. На основе анализа исследований в отечественной и зарубежной психологии она выделяет следующие основные стратегии совладания: преобразующие стратегии, приемы приспособления и вспомогательные приемы. Преобразующие стратегии совладания заключаются в формировании проблемы трудной ситуации как возможности ее позитивного практического или вербального изменения. Приемы приспособления — предполагают намеренное изменение отношения к ситуации (прием «позитивного истолковывания»), ролевого поведения, идентификации как эффективных приемов совладания с нежелательными чертами. Вспомогательные приемы самосохранения в ситуациях трудностей и несчастий представляют собой техники борьбы с эмоциональными нарушениями: уход или бегство от трудной ситуации, психологическая борьба с собственными негативными эмоциями и болезненными ощущениями; отрицание. Данные техники не являются конструктивными, так как не устраняют проблему, но в тоже время способствуют облегчению психологического состояния.

 

53

В отечественной психологии распространена классификация стратегий совладания с негативными жизненными событиями, приводимая К. Муздыбаевым. Он выделяет три вида копинг-стратегий [116]:

  1. стратегия совладания, сфокусированная на оценке - усилия, направленные на понимание значения ситуации, происходящих негативных процессов, стремление оценить их возможные последствия. В этой ситуации могут применяться и неконструктивные способы действия: отрицание или недооценка угрозы, продиктованные защитными механизмами;
  2. стратегия совладания, сфокусированная на проблеме — решительное противостояние негативной ситуации и ее последствиям. Получение надежной и полной информации о ситуации, в которой человек оказался, с целью преодолеть трудности;
  3. стратегия совладания, сфокусированная на эмоциях — управление-чувствами, вызванными негативным событием, и поддержание эмоционального равновесия.

В своей работе мы будем придерживаться классификаций копинг-стратегий, предложенных Р.С. Лазарусом и С. Фолкман, а так же А. Биллингс и Р. Моос. Р.С. Лазарус и С. Фолкман [82, 171, 178, 181] предложили классификацию копинг-стратегий на основе следующих критериев: решение проблемы, поиск и использование социальной поддержки, регулирование эмоций. Они выделяют 8 видов ситуационно-специфических копинг-стратегий.

Конфронтативный копинг - это агрессивные усилия субъекта по изменению ситуации, с определенной степенью враждебности и готовности к риску.

Дистанцирование - это когнитивные усилия личности отделиться от ситуации и уменьшить ее значимость.

Самоконтроль - усилия по регулированию своих чувств и действий.

Поиск социальной поддержки - это усилия в поиске информационной, действенной и эмоциональной поддержки от других людей.

 

54

Принятие ответственности - признание своей роли в проблеме с сопутствующей темой ее решения.

Бегство-избегание - мысленное стремление и усилия, направленные на бегство, избегание и уход от проблемы, а не дистанцирование от нее.

Планирование решения проблемы - это произвольные, специально предпринятые проблемно-сфокусированные усилия по изменению ситуации, включающие аналитический подход к решению проблемы.

Положительная переоценка — это усилия по созданию положительного смысла ситуации, концентрация на росте собственной личности, включая религиозный опыт.

А. Биллингс и Р. Моос [181] при изучении копинг-поведения выделили три вида копинга относительно их направленности:

  1. копинг, нацеленный на оценку, — преодоление стресса, включающее в себя попытки определить значение ситуации и ввести в действие определенные стратегии: логический анализ, когнитивная переоценка и др.;
  2. копинг, нацеленный на проблему, — совладание со стрессом, имеющее целью модифицировать, уменьшить или устранить источник стресса;
  3. копинг, нацеленный на эмоции, — преодоление стресса, включающее в себя когнитивные, поведенческие усилия, с помощью которых человек пытается уменьшить эмоциональное напряжение и поддержать аффективное равновесие [116,181].

Итак, в качестве показателей совладающего поведения мы использовали 8 видов ситуационно-специфических копинг-стратегий и три вида копинга.

Важным вопросом, в рамках нашего исследования, является вопрос, связанный с оценкой эффективности совладающего поведения. На основании функций копинга, Р.С. Лазарус и Р. Фолкман [178] выделяют как минимум два критерия эффективности копинг-поведения: объективный и субъективный. В качестве первого рассматривается критерий достижения цели, выраженный в получении определенного результата при реальном разрешении проблемы, доступном наблюдению. Субъективный критерий

 

55

связан с психологическим благополучием человека и сохранением его устойчивого эмоционально-положительного самочувствия, которое обеспечивает нормальное функционирование в трудных жизненных ситуациях [116].

Кроме этих двух основных критериев эффективности совладания, как указывает С.К. Нартова-Бочавер [99], выделяются другие, более долгосрочные критерии, по которым также можно судить об успешности применения той или иной стратегии совладания. Это характеристики взаимодействия с социальным окружением (социальное благополучие), связанные с необходимостью устанавливать и поддерживать отношения с другими людьми, так как совладание очень редко бывает делом только одного человека. Надежным критерием эффективного совладания также считается ослабление чувства уязвимости к психологическим нагрузкам (Д. Терри), которое формируется через укрепление уверенности человека в собственных силах справляться с трудностями, ощущения оптимизма и т.д.

Очевидно, что эффективным в полной мере будет совладающее поведение, удовлетворяющее всем критериям эффективности этого процесса [116]. Однако применяемые стратегии в различных трудных ситуациях имеют разную степень эффективности и, более того, часто удовлетворяют только одному критерию или могут быть более эффективны по копинг-поведению и представляют собой многомерный развернутый процесс с различными этапами, последовательностью и временем применения той или иной стратегии поведения.

Исследования показывают [82, 116], что люди, оказавшиеся в трудной ситуации, используют сразу несколько стратегий совладающего поведения, каждая из которых может быть либо предварительной, подготавливающей успешность следующей стратегии, либо окончательной, соответствующей конечной цели совладания с данной трудной ситуацией. Это обстоятельство подчеркивает необходимость не только содержательного, но и процессуального соответствия между трудной ситуацией и критериями эффективности совладания с ней [116].

Значит, эффективность совладающего поведения определяется пси-

 

56

хическим благополучием субъекта: понижением уровня его невротизации, выражающейся в ситуативном изменении, депрессии, тревожности, психосоматической симптоматики и раздражительности. В связи с вышеизложенным, возникает вопрос о том, как формируется и развивается совла-дающее поведение в подростковом возрасте. Совладающее поведение подростков до сих пор остается малоизученным. Наблюдается дефицит методического инструментария диагностики стратегий преодоления кризисных ситуаций. Кроме того, далеко не всегда учитывается специфика самой кризисной ситуации, сфера ее возникновения.

В своем исследовании, при определении эффективности/ неэффективности совладающего поведения подростков, мы опирались на критерии, предложенные Т.Л. Крюковой [79]: эффективное решение проблемы, активный поиск и использование социальной поддержки, конструктивное регулирование эмоций. В соответствии с данными критериями эффективными копинг-стратегиями будут - поиск социальной поддержки, планирование решения проблемы, самоконтроль, позитивная переоценка, принятие ответственности, копинг, ориентированный на решение проблемы. Неэффективные копинг-стратегии - это конфронтативный копинг, дистанцирование, бегство-избегание, копинг, ориентированный на эмоции и копинг, ориентированный на избегание.

Таким образом, интерес исследователей к проблеме совладания со стрессом привел к тому, что при изучении копинг-поведения учеными были выделены различные копинг-стратегии, определена их эффективность. Важным аспектом исследования копинг-поведения является исследование его детерминант. Изучение психологических детерминант копинг-поведения в настоящее время, как указывает А.В. Кузнецова [80], ведется в трех направлениях:

1) исследование роли когнитивных конструктов, обуславливающих способы реагирования на жизненные трудности (Р.С. Лазарус, С. Фолкман) [82];

 

57

  1. анализ трудных ситуаций (П. Коста, Д. Терри, Е. Хайм) [170, 186, 188];
  2. исследование влияния личностных переменных на специфику стратегий совладания со сложными обстоятельствами (К. Кобаса, Дж. Рот-тер)[185].

В рамках первого направления изучается влияние отношения к событию на выбор стратегии поведения в трудной ситуации. Так, по мнению Р.С. Лазаруса и С. Фолкман, одним из перспективных направлений изучения психологических детерминант копинг-поведения личности в трудных жизненных условиях является изучение ее отношения к событию, стадией развития конфликта, столкновением субъекта с внешним миром.

Представители второго направления (Е. Хайм, П. Левинсон и др. [170, 116]) большое внимание уделяют анализу самих трудных ситуаций, справедливо предполагая сильное влияние их контекста на стиль совладания. Ученые выявили, что стрессогенность жизненных ситуаций пропорциональна изменениям в жизненном паттерне индивида. Они также предположили, что общим свойством стрессогенных жизненных событий является то, что при их возникновении происходит запуск у человека некоторого адаптивного преодолевающего трудности поведенческого стереотипа.

В рамках третьего направления (К. Кобаса, Дж. Роттер [185] и др.) делается акцент на влияние личностных переменных, обусловливающих предпочтение индивидом тех или иных стратегий совладания со сложными обстоятельствами. Сторонники данного направления предполагают, что люди, обладающие высоким уровнем смелости, лучше могут преодолевать стресс и, следовательно, меньше страдают от его отрицательных последствий.

Ряд исследований посвящены анализу отдельных детерминант копинг-поведения. Так, в качестве детерминант копинг-поведения исследователи рассматривают локус контроля. В 1966 году Дж. Роттер [99, 185] ввел понятие интернально-экстернального локуса контроля (склонность видеть управление своей жизнью либо во внешней среде, либо в самом себе), что привело к огромному количеству исследований в России и за рубежом.

 

58

С. Фолкман [179] были получены некоторые противоположные результаты относительно того, какой локус контроля более полезен. В некоторых работах отмечается, что люди с интернальными убеждениями испытывают больше стресса и менее эффективно справляются с ним, по сравнению с людьми с экстернальными убеждениями. Субъект, который тотально берет ответственность за все неудачи, провалы, промахи в жизни, подвержен серьезному риску психоэмоциональной дезадаптации.

Немаловажную роль в формировании и выборе того или иного способа совладания с жизненными трудностями играет принадлежность человека к большому и малому социуму (М.В. Сапоровская [131]). Подразумевается принадлежность индивида к этнической группе и социальному слою, принятие им определенной социальной роли, а также социальный опыт в целом, приобретенный в разных жизненных сферах. Следовательно, содержание копинг-стратегий основано на историческом и социальном опыте и способствует адаптации личности.

Таким образом, на основе анализа литературы нами были выявлены следующие факторы, влияющие на выбор личностью копинг-стратегий: когнитивные конструкты [178]; стрессогенность жизненных ситуаций [82]; личностные особенности; локус контроля, ощущение счастья [131, 185]; принадлежность к большому и малому социуму [131].

Проблема совладающего поведения авторами рассматривается в возрастном и полоролевом аспектах. Результаты исследований И. Беркимер, М. Петровски, X. Сек [184, 187] и др. показали, что имеются возрастные закономерности развития совладающего поведения. Говоря о полоролевых стереотипах реагирования на стресс, Д. Чек отмечает: женщины (и фемининные мужчины) склонны, как правило, защищаться и разрешать трудности эмоционально, а мужчины (и маскулинные женщины) - инструментально, путем преобразования внешней ситуации. Исследователями [99] были обнаружены отчетливые возрастные закономерности в выборе способов ко-пинга: эмоционально-ориентированные формы с возрастом утрачивают популярность, сохраняя высокую частоту использования лишь у лиц с ярко

 

59

выраженной фемининностью, а проблемно-ориентированные формы психологического преодоления, напротив, используются чаще, но их применение сильно зависит от рода проблем, с которыми сталкивается субъект.

Итак, проблемно-ориентированные, инструментальные формы преодоления сложных ситуаций характерны в основном для зрелого возраста. Однако если для подростков и юношества наиболее адекватным является стремление к эмоциональному разрешению жизненных трудностей, то в пожилом возрасте преобладают духовно-религиозные способы сопротивления стрессам [99].

В изучении возрастных особенностей совладающего поведения особое место занимают работы Р. М. Грановской, И. М. Никольской [102]. На основе экспериментально-психологического исследования ученые проанализировали специфику, раскрыли содержание основных копинг-стратегий и механизмов психологической защиты у детей дошкольного и младшего школьного возраста. Р. М. Грановская, И. М. Никольская выявили наиболее частые и эффективные стратегии совладания. Наиболее частыми для детей (более 70% положительных ответов на вопрос, используются ли эти способы поведения для снятия напряжения в неприятной ситуации) оказались 11 стратегий: «обнимаю или прижимаю к себе кого-то близкого, любимую вещь или глажу животное (собаку, кошку и др.)»; «смотрю телевизор, слушаю музыку»; «стараюсь забыть»; «прошу прощения или говорю правду»; «мечтаю, представляю себе что-нибудь»; «стараюсь расслабиться, оставаться спокойным»; «думаю об этом»; «говорю с кем-нибудь»; «рисую, пишу или читаю что-нибудь»; «плачу и грущу»; «играю во что-нибудь».

Младшие школьники, как и взрослые, используют разные типы стратегий: интеллектуальные, поведенческие и эмоциональные. Содержание конкретных стратегий связано с полом и возрастом ребенка.

Изучением совладающего поведения в подростковом возрасте занимались такие авторы, как Е.А. Перепеч [111], Н.А. Сирота [134, 135], В.М. Ялтонский [166], Т.М. Попова [116] и др. Результаты этих исследований рассмотрим ниже.

 

60

Исследовав особенности процесса формирования идентичности и реального самоопределения молодежи в кризисные периоды развития общества, Д. А. Красило [111] пришел к выводу о том, что молодые люди, успешно решающие задачи своего возраста, используют в наибольшей степени копинг-стратегию, направленную на разрешение проблемы. В то же время молодые люди, менее эффективно справляющиеся с реальным самоопределением, помимо стратегии разрешения проблемы, выраженность которой значительно ниже, используют в равной степени стратегию поиска социальной поддержки.

СВ. Фролова и Т.В. Сенина [152] изучая совладающее поведение подростков, пришли к выводу о том, что доля адаптивных стратегий (активное преодоление, альтруизм, поиск решения проблемы, придание смысла, эмоционально-волевое сосредоточение) преодоления кризисных ситуаций остается неизменной для младшей и старшей возрастных подгрупп подростков — 25,8%. Неадаптивные же формы (изоляция, компенсация с использованием допинговых средств, уход от реальности, избегание проблемы, растерянность, подавление чувств, чувство вины, агрессивность, покорность) реагирования имеют тенденцию с возрастом уменьшаться, уступая возможность проявления частично адаптивным копинг-стратегиям. В младшем подростковом возрасте преобладают неадаптивные способы сов-ладания со стрессовыми ситуациями. В старшем подростковом и раннем юношеском возрасте ведущими становятся частично адаптивные способы реагирования.

С возрастом заметно уменьшается доля неадаптивных способов реагирования, прежде всего, в ситуациях конфликта с другом и в ситуациях получения «плохой» отметки. Большая значимость общения со сверстниками в младшем подростковом возрасте далеко не всегда запускает адаптивные формы поведения, направленные на разрешение межличностных конфликтов. «Плохая» же отметка воспринимается болезненнее на фоне общего снижения самооценки в кризисе подросткового возраста и неустойчивости еще несформированной Я-концепции, вызывая с большей частотой про-

 

61

явление неадекватных реакций. Обостренное проблемное реагирование в кризисе подросткового возраста сменяется более зрелым социально-психологическим видением ситуации [152].

В целом, основываясь на результатах проведенного исследования, СВ. Фролова и Т.В. Сенина констатируют обедненную вариативность поведенческого, эмоционального и когнитивного реагирования, а также слабую обученность подростков конструктивным выходам из конфликтных ситуаций.

Е.А. Перепеч [111] исследуя вопрос совладающего поведения в подростковом возрасте, пришел к выводу о том, что существует взаимосвязь между основными личностно-средовыми ресурсами и копинг-поведением подростков. Корреляционный анализ показал, что стратегию «разрешения проблем» наиболее часто применяют подростки с высокой самооценкой,. интернальным локусом контроля; «поиск социальной поддержки» используют подростки с повышенной чувствительностью к отвержению. Так же он выявил два основных типа поведения личности в трудных ситуациях, связанных с развитием разных личностно-средовых ресурсов: 1) «активное разрешение проблем» - его используют подростки с оптимистическим отношением к жизни и высокой самооценкой умения преодолевать трудности; 2) «обращение за помощью» - его используют подростки с высоко развитой аф филиацией и чувствительностью к отвержению, а также с высоким уровнем восприятия социальной поддержки.

Т.М. Попова [116] изучая особенности развития копинг-ресурсов у подростков с риском алкоголизации, доказала, что алкогольная зависимость у подростков складывается вследствие недостаточно развитого у них спектра адаптивных копинг-ресурсов и прибеганию в связи с этим к стрессо-протективному эффекту алкоголя.

Сказанное выше позволяет сделать вывод, что в исследовании совладающего поведения подростков можно выделить основные направления: возрастные особенности использования адаптивных и неадаптивных способов совладания (СВ. Фролова, Т.В. Сенина), исследование половых и лич-

 

62

ностных характеристик совладающего поведения (P.M. Грановская, И.М. Никольская), личностно-средовой аспект (Е.А. Перепеч), исследование совладающего поведения у подростков с химической зависимостью (И.В. Воеводина, Н.А. Сироты, В.М. Ялтонского, Т.М. Поповой).

Итак, эффективное (адаптивное) совладающее поведение развивается у здоровых и социально адаптированных подростков. Такое поведение предполагает наличие копинг-стратегий разрешения проблем и поиска социальной поддержки, согласованность когнитивного, поведенческого и эмоционального компонентов совладающего поведения и развитость его когнитивно-оценочных механизмов, а также низкий уровень развития стратегии «бегства-избегания». Неэффективное (неадаптивное) совладающее поведение отличается неустойчивостью мотивации: то на достижение успеха, то на избегание неудачи, слабое использование стратегии «разрешения проблем» и замена ее на стратегию «избегание» и возникает у аддиктивных подростков.

Мы предполагаем, что у подростков с компьютерной зависимостью будут доминировать такие же копинги, как у подростков с химической зависимостью, так как компьютерная зависимость является видом девиантно-го поведения и видом зависимого поведения. Но, мы обращаем внимание на то, что это только предположение.

Резюмируя сказанное, можно утверждать, что «совладающее поведение» или «копинг», в современной психологии понимается как индивидуальный способ взаимодействия личности с трудной, кризисной, стрессовой ситуацией. При этом сознательное поведение направлено на активное изменение, преобразование ситуации, поддающейся контролю, или на приспособление к ней, если ситуация контролю не поддается. В данном исследовании мы определяем совладающее поведение, как поведение, позволяющее субъекту справиться с трудной жизненной ситуацией (или стрессом) способами, адекватными личностным копинг-ресурсам и ситуации, применяя осознанные копинг-стратегий.

 

63

Активное становление совладающего поведения приходится на подростковый возраст. В поисках средств защиты от напряжения, дискомфорта, стресса подростки часто прибегают к копинг-стратегиям неадекватного поведения, употребляя вещества изменяющие психическое состояния или используют различные виды деятельности, позволяющие уйти от реальности.

Как показал анализ психологической литературы, вопрос о взаимосвязи компьютерной зависимости и совладающего поведения остается открытым. Мы предприняли попытку доказать, что неэффективное совла-дающее поведение будет способствовать развитию компьютерной зависимости подростков, в свою очередь, наличие компьютерной зависимости обуславливает развитие неэффективного совладающего поведения.

 

Источник: Мураткина Юлия Николаевна. Взаимосвязь компьютерной зависимости и совладающего поведения подростков : диссертация ... кандидата психологических наук : 19.00.07 / Мураткина Юлия Николаевна; [Место защиты: Сургут. гос. пед. ун-т].- Сургут, 2010.- 154 с.


Надеюсь, этот материал поможет вам написать работу по психологии самостоятельно. Если понадобится помощь, обращайтесь (дипломные, курсовые, магистерские и др. работы по психологии; статистические расчеты).

Узнать стоимость написания работы по психологии
Вид работы по психологии: *
Наличие плана работы: *
Рекомендации ВУЗа, требования руководителя, план работы и пр.:
не более: 5
Не удалять!