• Пишу на заказ дипломные, курсовые, магистерские работы по психологии, а также рефераты и эссе; делаю контрольные, отчеты по практике и статистические расчеты.

    Я профессиональный психолог и автор работ по психологии с многолетним стажем. Выступаю как индивидуальный предприниматель (ИП): заключаю договор, выдаю чеки об оплате.

    Помогаю студентам-психологам более 12 лет (этот сайт существует с 2007). Делаю качественно и быстро. Помогу даже с очень трудными темами.

    Вы всегда можете узнать у меня, как идут дела с дипломной; оперативно передать пожелания руководителя; спросить то, что не понятно. Я всегда на связи.

    Опишите ситуацию, и я скажу стоимость написания вашей работы.

Рефлексия профессиональной деятельности педагога

Анализ состояния проблемы рефлексивной деятельности педагога в современных условиях

Понятие рефлексии многозначно и противоречиво. В рассмотренных работах многих психологов (И.С. Кон, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, В.И, Слабодчиков и др.) так или иначе говорится о рефлексии как механизме, процессе, явлении, способствующем выходу из наличной ситуации и выработке определенного отношения. Подходы различаются характером решения исследовательских задач и методологических оснований (138, с. 267).

Существует целый спектр значений понятия «рефлексия». Чаще всего в философской литературе под рефлексией понимают обращение познания на самого себя, «мышление о мышлении» (150, с. 41). Рефлексия может трактоваться как самопознание вообще, то есть «осмысление своих собственных действий и их законов», как осознание собственного «Я», и, даже фактически отожествляющего рефлексию с познанием, мышлением (165, с. 73). В широком истолковании рефлексию отожествляют с самосознанием личности, с пониманием себя и другой личности (180, с. 41).

Рефлексивность начинается там, где возникает отклонение от образца. Но это только начало рефлексивного процесса. Процесс рефлексии может быть реконструирован при сравнении исходных схем деятельности и тех схем, которые возникают после акта рефлексии. Но сам этот сдвиг не есть рефлексия, это объективная рефлексия, ее отложение в некоторых объективно фиксируемых процессах. Без этого «становления в ином», рефлексия разрушительна, она разъедает все и вся, продолжается до бесконечности. Примеры этого даны в художественной литературе, в частности немецкими романтиками. Рефлексия блокирует движение мысли и действие по прежним образцам, она поворачивает сознание на самого себя. Например, А.Т. Герша-нин говорит о рефлексии следующим образом: «Можно сказать, что рефлексия это ничто, которое позволяет сделать нечто» (30, с. 47).

 

Понятие рефлексии возникло в 15-16 веке, когда в формировании индивидуального и общественного сознания получило развитие чувство индивидуального и возросла ценность человека как личности, когда человек по-'лучил свободу на самоопределение. Этапы развития понятия рефлексии как философской категории связаны с первыми шагами к развитию свободы индивидуального самоопределения, которые были сделаны во времена эпохи Возрождения. Ни об одной культуре, вплоть до культуры Нового времени, нельзя было сказать, что стержнем и основой ее развития был поиск индивидуальности, стремление утвердить независимое достоинство особого мнения, дарования, образа жизни, самоценности личности. Идея индивидуальности была неизвестна всем обществам, включая и Античность, ибо биосоциальную индивидуальность пытались упорядочить, относя каждого человека к известному разряду разновидности и таким образом сводя его к общему (178, с. 110-112). Разумность сознания индивида рассматривалась в общем потоке мировой разумности. Деятельность индивида определялась отношением к ней всеобщего Духа. Индивидуальность была как бы принята, но пугала своей очевидностью, и поэтому отдельность «Я» оценивалась отрицательно, воспринималась не сама по себе, а лишь в контексте причастности, например: выделение античного героя-полубога, полководца или ритора, избранничество средневекового праведника, в которых просматривается признание не индивидуальности, а некоей образцовости, нормативности (177),

Понятия «индивидуальности» и «личности» развиваются в эпоху Нового времени благодаря философии антропоцентризма, провозгласившей человека в центре мироздания, творящего мир вокруг по своей воле. Уже тогда рефлексия соотносилась с категорией мышления. Известно определение рефлексии святого Фомы Аквинского как «мысли, догоняющей мысль».

Французское и английское Просвещение в отрицании философско-религиозной антропологии (Д. Дидро, К. Гельвеций, Т. Гоббс, Ж. Ламетри, Д. Локк, Д, Юм) еще более укрепили материалистические позиции в понимании природы и сознания человека. В их творчестве проблема самосознания человека занимала не последнее место. Так, например, Д. Локк считал самосознание источником особого знания, когда наблюдение направляется на внутрен-*нее действие сознания, тогда как ощущение имеет своим предметом внешние вещи, т.е. для Д. Локка рефлексия - это внимание к тому, что происходит в нас: «Наши идеи приобретаются от ощущения и рефлексии». По Юму, идеи -это рефлексия над впечатлениями, получаемыми извне. «Главным источником идей является размышление...» - писал он (195, с. 28).

Философия И. Канта основана на исследовании человеческого интеллекта в общезначимых схемах, не зависящих от эмпирического опыта отдельного человека. Предметом его исследования стали чувственность, рассудок, разум, воля человека. Особенность подхода И. Канта состояла в мысли, что освоение мира происходит в ситуации коллективной деятельности индивидов, действующих в особых субъективных формах, организующих его психическую работу. Сущность философии Канта заключалась в том, что он перешел к философии деятельного субъекта, к гносеологии, к свободе. Философ поставил задачу выявить специальные правила, которым подчиняется способность мышления организовывать в составе целостной теоретической схемы весь опыт и устанавливать законодательство разума. Эта формула имеет следующий вид: чувственность - воображение - рассудок - теоретический разум. Содержанием чувственности являются ощущения, которые в пространстве и времени дают сознательные чувственные образы. В сфере сознания И. Кант выделяет перцепцию как чистую форму чувственности, и апперцепцию как чистую форму самосознания субъекта («Я»), единое синтетическое начало, сохраняющее себетождественность «Я»-субъекта независимо от содержания мысли. Апперцепция включает общие схемы-категории, которые действуют на уровне воображения. Оно же, воображение, в свою очередь, осуществляет синтез чувственных данных с рассудком и производит образы. Таков путь продуктивного воображения.

Таким образом, И. Кант заложил основы рефлексивного мышления, моделирующего или творящего понятия и образы, причем моделирование происходит при наличии исходного материала, созданного человеком, своеобразных микросхем в культуре, творение же - нечто божественное, и фа слепой силы (озарения, инсайта). Фактически И. Кант предвосхитил современные исследования синергетики - науки о самоорганизующихся системах.

Различение человеком самого себя как мыслящего и мыслимого - это сознание. Человек мыслит и одновременно мыслит о мышлении, акт мысли превращая в объект - это логика. Сознание «Я» существует лишь тогда, когда в нем есть представление о «не - Я» - это логически-рефлексирующее мышление, имеющее свои законы и правила.

И. Фихте стремился генетически вывести картину познания, познавательных способностей человека и дедуцировать логические категории. Развитие разума представляется, согласно теории Фихте, формулой:

  • рефлексия сознания - представление;
  • рефлексия представления - воображение;
  • рефлексия воображения — рассудок;
  • рефлексия рассудка - разум.

На высшей ступени рефлексии (самосознания) субъект постигает, что предмет его мысли и есть деятельность субъекта. Фихте полагает, что его метод отражает естественное развитие разума человека, а его система — логическое выражение истории человеческого духа. Механизм же выведения знания - это самосознание или рефлексия.

Слияние рационального и поэтического в немецкой классической философии представляют гізглядьі Ф. Шеллинга. Абсолютное «Я» Фихте в философии Ф. Шеллинга превратилось в божественное первоначало, тождество субъекта и объекта, то есть трансцендентальная философия и натурфилософия были им объявлены «взаимно себя восполняющими, друг друга требующими, несмотря на свою противоположность в принципе и направленности» (178). Автор утверждал, что есть общие для мира и познания законы. Художник-гений и природа творят по одним и тем же законам, а тождество законов субъекта и объективных миров можно осуществить только в акте творчества. * Проблема состоит в тождестве двух противоречивых сфер, но это тождество, по мнению Шеллинга, не может быть выражено через понятие, здесь необходимо вдохновенное и творческое прозрение, интеллектуальная и эстетическая интуиция.

Таким образом, процесс производства знания, по Шеллингу, обеспечивается силой воображения, поэтому не случайно его систему венчает философия искусства, творчества. Закономерен в этом контексте приход Шеллинга к философии откровения. В своей философии он приходит к мысли о существовании особой формы рефлексии - самосознания субъекта как формы божественного откровения, которая позднее была развита в произведениях представителей течения «Бури и натиска» в Германии и байронической школы в Европе и России, считавших Ф. Шеллинга своим пророком (178, с. 111).

Критикуя И. Фихте и аргументируя позицию тождественности системы природы системе человеческого духа, Ф. Шеллинг использовал термин, принятый немецкой классической философией, - «рефлексия». Само слово было впервые использовано в немецкой философии Шиллером в статье «Об эстетическом воспитании человечества», а осмыслялось как тождественное созерцанию.

Критиком Ф. Шеллинга в понимании логики и мышления выступил Г. Гегель, отрицавший субъектно-психологическое понимание мышления. Мышление, как утверждает Гегель,      всеобщая способность, логика же следствие мышления или «объективированное» мышление. Он развил концепцию мышления, соединяя логику с диалектикой, проводя во всех областях своего учения принцип развития.

Г. Гегель различает две ступени развития духа. Он считает, что суще-ствует объективный дух (мир науки, религии, искусства, социальных связей, моральных отношений) и существует субъективный дух, или направленность на свое внутреннее состояние (мышление, воля, воображение, вера).

Субъективный дух и объективный связаны: мышление связано с наукой, воля - с нравственно-правовыми отношениями, воображение-с искусством, вера - с религией. Движение же от субъективного духа к объективному, по Гегелю, есть образование. Процесс образования он считает трехслойным:

  • сознание - обращенность на предмет;
  • самосознание — обращенность на себя;
  • разум - постижение духа, освобождение от «себя», «Я», выход в             надличностную сферу.

Размышления Г. Гегеля об образовании приводят к пониманию роли рефлексии в развитии духовности. Если душа - это психика, втянутая в социальные связи, а духовность - это выход за рамки конечного в бесконечное, то понятна роль рефлексии в движении к духовности. Мы полагаем, что именно Г. Гегель впервые попытался осмыслить рефлексию не только как категорию мышления , но и как эмоционально-ценностную категоршо.

Более ясное понимание рефлексии, позволяющее отделить ее от мышления, находим у Д. Дьюи, трактующего рефлексию как «оценку оснований собственных убеждений».

Еще более углубленное определение рефлексии как ценностной категории дает W. Reddin: «Рефлексия - родовое понятие для той интеллектуальной и эмоциональной деятельности, в которой индивидуум осмысливает свой опыт с целью прийти к новому пониманию и ценностным отношениям» (203,
с. 61-62).

  В обобщении исследований зарубежных педагогических теорий отмечается, что рефлексия включает в себя построение умозаключений, обобщений, аналогий, сопоставлений и оценок, а также переживание, припоминание и решение проблем и охватывает обращение к убеждениям в целях интерпретации, анализа, осуществления действий, обсуждения или оценки (201; 204; 206).

Подобные подходы в понимании рефлексии осуществляются и в оте-* чественных исследованиях. Так, например, Л.С. Туран относит рефлексию к сфере сознания, а основание рефлексии, по его мнению, составляют деятельность и поступок как проявление и деятельпостного, и личностного (150). Так, в целом, рефлексия в психологии относится к трем категориям ядра психологии: сознанию, личности, деятельности. Место рефлексии Л.С. Туран определяет следующим образом: «Влияя на развитие и состояние субъективности человека, рефлексия находится в трех образующих пространствах: мышление, память, восприятие. Основанием для ее возникновения является деятельность, категориальным ядром - сознание. Так рефлексия влияет опосредованно на поступок как личностную категорию». На наш взгляд, представления о рефлексии как о категории сознания, деятельности и личности дают основания для выделения интеллектуальной, личностной рефлексии и рефлексии деятельности не только по содержанию рефлексируемых ситуаций, но и по процедуре самой рефлексии. По содержанию интеллектуальная рефлексия - это рефлексия рефлексии, личностная - рефлексия собственного «Я», рефлексия деятельности - это рефлексия оснований деятельности. Особенно важной для нашего исследования является рефлексия деятельности, в которую, по нашему представлению, «втянуты» интеллектуальная рефлексия и личностная, так как все три категории: сознание, личность, деятельность составляют неделимое целое, присущее человеку, и определяют его поступок (150, с. 70-71).

Этапы психологического механизма рефлексивного процесса, по мнению СТ. Гуревича, представлены следующим образом (40, с. 56):

  • рефлексивный выход;
  • интенциональность;
  • первичная категоризация;
  • конструирование системы рефлексивных средств;
  • объективация рефлексивного описания.

Разработка механизмов протекания различных процессов необходима "в целях их целенаправленного формирования. В данном случае реализации каждого этапа как сознательного действия и специальная организация условий становятся методической формой обучения рефлексии.

Научные теоретические описания и модели рефлексии представлены в работах Г.П. Щедровицкого но проблемам методологии системно-деятельностного подхода. Рефлексия в этих работах рассматривается, во-первых, как процесс и структура деятельности и, во-вторых, как механизм естественного развития деятельности (189; 190), Автор выдвигает гипотезу о рассмотрении рефлексии с точки зрения «идеи кооперации деятельностей». На основании этой идеи строится схема «рефлексивного выхода» за рамки деятельности в случае невозможности ее осуществления. Перейдя в позицию новой деятельности, индивид обретает средства «строить смыслы», исходя из которых понимает и описывает прежнюю деятельность. Для возникновения рефлексивного отношения недостаточно только практической невозможности исполнения деятельности из-за отсутствия знаний, средств, материалов. Оказываясь перед барьером, индивид может начать прямой познавательный анализ окружающих условий предметной ситуации. В этом случае аналитическая активность направлена на отдельные предметы внешнего окружения, а не на собственную деятельность как целое. Г.П. I Цедровицкий предполагает, что к выходу в рефлексивную позицию приводят разрывы в коммуникации (190, с. 236-237).

Рефлексивное содержание всегда объективируется. Только отрефлектированная деятельность в виде ее рефлексивного описания, которое получает знак объективируемой модели, может стать предметом специальной мыслительной обработки и исследования.

С точки зрения теории совместного действия (А.Н. Леонтьев, Л.В. Петровский, Е.В. Шарохова и др.) рефлексия так же непосредственно включена в деятельность в качестве целого процесса, организующего познание внешнего мира, через использование символико-знаковых моделей (непосредственно не наблюдаемые и не воспринимаемые характеристики изучаемого объекта). Психологические условия разделения совместных действий определяют по сути дела происхождение учебно-познавательного действия. Совместно-разделенная форма действия обеспечивает переход от чувственно-предметного плана действия к знаково-символическому, обеспечивает рефлексивное обращение человека к основаниям собственного действия. Содержание рефлексивного компонента совместной деятельности экспериментально исследовали И.Д. Дубовская, И.М. Улановская и О.В. Яркина. Важным, как пишут В.М. Слепенков и Н.П. Аверин, представляется следующее: содержание рефлексивных процессов определяется тем, какая модель организации совместной учебной деятельности вводится в обучение (138, с. 210).

По нашему представлению, процедура рефлексии включает в себя три основных этапа: анализ деятельности; критика предшествующей деятельности на основе анализа и поиск нового образца; новой нормы деятельности, Новая норма позволяет выйти из рефлексии и продолжить прерванную деятельность. Вариантов выхода при поиске повой нормы может быть несколько. Остановимся на самых важных и необходимых для подтверждения гипотезы исследования.

Новая норма может быть найдена при обращении к известным в культуре образцам. Этот выход не означает развития культуры, а является актом ее воспроизводства, хотя для профессионала может означать субъективный прирост в знаниях, способах деятельности, личностной сфере.

  Другой тип выхода основан на такой творческой деятельности, которая означает развитие самого субъекта и культуры в целом. Исследования этого типа выхода широко представлены в герменевтике, семиотике, синергетике. Они важны для понимания процедуры рефлексии, поэтому мы остановимся на них подробнее.

С рефлексией тесно связаны проблемы символа, знака, речи, текста и его трактования. Работы X. Хекхаузена, например, включают в себя множество актуальных и по сей день идей в области семиотики, мотивации, эстетики, философии и психологии, связанных с проблемой рефлексии, прямо или косвенно затрагивающих и раскрывающих ее. В исследовании ученого поражает наличие неоспоримой логики и целостной философской концепции развития деятельности и его механизмов (163, с. 208-209).

Важнейшее понятие хекхаузенской философии - «событие бытия», то есть срез определенной эпохи, историко-культурной ситуации и индивидуальное бытие человека, его жизнь как деятельность, как цепь поступков. Событие бытия - это как бы место встречи времени и человека, ситуации и человека, своеобразная точка пересечения, из которой может быть осмыслено как бытие вообще, так и индивидуальное бытие. Событие бытия требует от человека ответственного поступка. Требование ответственного поступка означает, что индивидуальное действие должно быть пропущено через нравственное сознание человека, соотнесено с культурой. Любое творческое действие человека - поступок, а им может быть и физическое действие, и мысль, и слово. Из этого следует вывод, что поступок, лежащий в основе «события бытия», прежде чем произойти, требует фазы рефлексии (163, с. 267).

Исходный посыл его теории - уникальность каждого человека - озвучен в проблему индивидуального бытия, взаимодействия человека и культуры, соотношения мира жизни человека и мира деятельности. Исследуя культуру сквозь призму проблемы слова и рассматривая поступок человека как потенциальный текст, автор сближается с построениями герменевтической проблематики, с теорией языка Г. Шпета, идеями Х.Г. Гадамера и социологически ориентированной лингвистики, в которых рефлексия рассматривается как инструмент развития культуры.

Как в ситуации организованного разноречия может возникнуть свое слово? Как совместить с миром индивидуальную свободу? Наделяя речевую деятельность онтологическим статусом, К,А. Шварцман пытается разрешить проблему взаимодействия индивидуального бытия и бытия, стремится найти «точку пересечения и понять, в чем событие их встречи. Где место личности и ее слова как ответственного поступка? Каков механизм принятия ответственного решения и совершения поступка, обретения собственного слова? Технологию обретения собственного слова автор описывает так: акт самореализации - это процесс освоения культурных матриц, приобщение к культуре, вступление в диалог с различными социальными языками. Вступить в диалог - это значит сказать свое слово и, тем самым, вступить в отношения с уже сказанным. Свое слово оказывается признанным чужим при особой установке сознания. Поступок же проявляется в том, что чужое слово признается и становится как бы своим. І Іозтому задача рефлексии, по К.А. Шварцману, — это выложить свою мысль из чужих, унаследованных слов. Из рассуждений ученого следует, что обрести собственный голос, можно лишь приобщаясь к чужому слову, по делая осознанный выбор в мире чужих слов. Предлагаемая ученым концепция фактически раскрывает рефлексивный выход в деятельность, характерный для профессионала, когда тот из известных ему, имеющихся в его арсенале норм создает свою новую норму (177, с. 82-83).

Выстраиваемый К.А. Шварцманым процесс самореализации напоминает процедуру осознания бессознательного (бессознательное, в его понимании, — это усвоенные культурные матрицы, переведенные в бессознательное).

Другой автор Ю.А. Шрсйдер вводит понятие интенции, означающее индивидуально акцентированную волевую направленность, отразившуюся в интонации высказывания. Действительный смысл слова определяет то, кто говорит и при каких обстоятельствах. Интонация определяет грань между «моим» и «чужим» словом, отражает присущее сознанию человека индивидуальное начало. В столкновении нескольких интонаций рождается индивидуальный смысл. Таким образом, в языке выбор слов является не только лингвистической, но и этической проблемой. Этот процесс в логике нашего исследования соотносим с личностной рефлексией, в которой выработка ценностных оснований занимает важное место (186, с. 163-164).

Б.З. Мильнер отмечал, что концепция Ю.А. Шрейдера оказалась метафорой, теоретическим выражением ряда проблем, выполненным по правилам «философской грамматики» (92, с. 104).

Во-первых, это проблема авторской ответственности, возможности не потерять свое «Я» в рамках организованного разноречия.

Во-вторых, это проблема индивидуального начала в эпоху существования языков, не имеющих автора.

В-третьих, это проблема искренности автора и его ответственности за собственное слово.

Так в концепцию автора органически встраиваются все типы рефлексии; личностная, связанная с индивидуально акцентированной волевой направленностью; интеллектуальная, на которой построена технология обретения собственного слова; и деятельностная, проявляющаяся в выборе и совершении ответственного поступка.

Нам представляется убедительной и обоснованной рефлексивная концепция, выдвинутая К.Я. Вазипой. Поскольку она очень точно и тонко раскрывает процессы рефлексии. В основных положениях автор приближается к современным исследованиям проблем диалога, творчества и соотносится с современными исследованиями в области синергетики (Г.М, Андреевой, Г.Н, Серикова, М.Н. Туманова и др.). Бе концепция убедительна еще и потому, что она сама всю жизнь оставалась верна императиву: «За то, что я пережила и поняла в науке, я должна отвечать своей жизнью, чтобы все пережитое и понятое не осталось бездейственным в ней» (17).

Проблемы рефлексии как механизма понимания, диалога развиваются в ряде исследований философов советского периода (24; 60; 128; 151; 178). Так Ф. Роджерс описал технологию получения знания и перевода его из символа в знак на основе механизма рефлексии. Он отмечал, что знание - это знаковая структура, предполагающая, с одной стороны, «приостановку соз--нания», а с другой - рефлексию человека самого себя, как субъекта, существующего среди знаков. Знаки не изобретаются, они обнаруживаются через извлечение в рефлексии путем анализа. Последовательное анализирование знаков выводит из поля знаков и возвращает в сознание. Символ - знакопо-добное образование, он связан с процедурой понимания, так как является обозначением исходных элементов сознания. Понимание связано с различными ситуациями человеческого сознания, в которых рефлексия играет определенную роль (128, с. 86-87). Ученый отмечает, что рефлексия - это «повышение ранга самомышления», реализация субъектного мышления, «Если я себя забываю, - пишет он, - то рефлексия может свестись к нулю или к сознанию», то есть прекращается рефлексия «Я» как формы, и происходит переход в новый, особый акт сознания». В этой операции символ переходит в знак, символы сознания переходят в знаки культуры. В связи с этим производится установка на изучение себя, осознание своего места в мире. Однако для сохранения баланса необходимо, чтобы у человека была возможность не только культивировать (в данном контексте, переводить символы в знаки), но и чтобы в его менталитете сохранялись определенные символические смыслы, дающие человеку возможность быть индивидуальностью и творить. Так автор выводит нас на понимание проблем творческого познания, понимания, диалога языков и роли рефлексии в этих процессах (128, с. 114).

С проблематикой исследований выше названных авторов связаны исследования проблемы диалога культур и целостности человека н этом диалоre B. Бенина. Ученым опровергается мнение о «целостном человеке» как об отдельном, самодостаточном индивиде и на основе древней философии Сократа, Платона, Протагора и современных исследований доказывается, что целостный человек - это человек в постоянном явном или потаенном диалоге «Я - Ты». Эта формула подтверждает, что ни один из партнеров диалога не руководит смысловым пространством и в результате возникает как бы единое смысловое поле подлежащего - сказуемого, меняющихся местами. Она локазывает, что через совместное понимание лежит путь к взаимопониманию как совместному благу (11, с. 327).

Анализ партнера в диалоге, по мнению В.Л. Бенина, совпадает с самоанализом субъекта. Рассматривая одну проблему, субъекты рассматривают свою собственную духовную, нравственную наличность. Это утверждение выводит на проблему субъективации знания как вторичного вхождения субъекта в гносеологический процесс, когда в поиске истины участвует не только прямая исследовательская мысль, но и рефлексия по поводу этой мысли, когда анализ объекта соотносится с самоанализом субъекта. Рассматривая рефлексию как надстройку над деятельностью, автор дает формулу развития «целостного» человека: «... диалогически пробудить к активной жизни тайные ресурсы человека, которые позволили бы ему осваивать высшие ценности, восходить от восприимчивости к самодеятельности. Целостный человек внутренне свободен. Он - причина самого себя, генератор собственной духовной мощи. Условие развития человека - в наличии способности к осмыслению нетождественности с самим собой, к самопоиску, к самокритике» (11, с. 296). Взгляды В.Л, Бенина и приведенная выше формула подтвсрждают наши представления о роли рефлексии в структуре взаимодействия на основе сложной коммуникации, где особая роль отводится позиции понимания субъектов.

С проблемой понимания связано конструирование на основе сложных преобразований принципиально нового знания, не существовавшего ранее. В этом случае речь идет о творчестве, в котором наряду с рациональным участвует и нерациональное. Современные философские исследования рассматривают механизмы творчества через призму личностных особенностей, интуиции и рефлексии (14; 60; 84; 90; 189; 190; 194).

Работа творческой интуиции, достижение состояния инсайта, озарения издавна представляли наиболее загадочные проявления человеческого «Я», до сих пор они с трудом поддаются анализу и вербальному описанию.

Теория самоорганизации (синергетика), ориентированная на поиск универсальных образцов самоорганизации сложно организованных систем, пытается ответить на вечные вопросы о человеке, о его месте в мире, о способах постижения, узнавания, освоения мира. Синергетика предлагает гипотезы о механизме человеческого творчества. Развернутое описание этих гипотез можно обнаружить в работах Д.Л. Белухина (8), А.Г. Гостева (36), Л.М. Кустова (76), И.М. Старикова (142), С.Н. Чайкина (168) и др.

Одна из гипотез носит метафорическое название «Блуждание по полю путей развития». Основные ее тезисы таковы: Структура - не фиксированное собрание жестких элементов. Это процесс, локализованный в среде, способной эволюционировать, распадаться, достраиваться, интегрироваться с другими структурами. Спектр развертывания событий зависит от характеристики среды, направления эволюции мира и человека, определенности структур. Развиваемый мыслительный образ - случайные движения по полю многозначных путей развития, блуждание в лабиринтах бытия и мышления, самодостраивание. Таковы пути осуществления прорыва в неузнаваемое (168, с. 79). Автор приводит описание исследования творческих исканий индивидуального разума, проведенного Г. Гельмгольцем: «Я могу сравнить себя с путником, который предпринял восхождение на гору, не зная дороги... То размышления, то случай открывает ему новые тропинки, они ведут его несколько далее, и, наконец, когда цель достигнута, он, к своему стыду, находит широкую дорогу, по которой он смог бы подняться, если бы умел верно отыскать начало». Эта иллюстрация наглядно показывает, как велика роль «блуждания по полю путей развития», ведь только в результате его человек способен выйти на широкую дорогу знания.

Почему неизбежно блуждание по элементам наличного знания? Можно ли управлять работой творческой интуиции? Каковы механизмы научного творчества? Здесь больше вопросов, чем готовых ответов.

В ответ на эти вопросы выдвигается следующая гипотеза о самоорга-• низации как механизме творческого мышления, описанная проф. Г.Н. Сериковым (135). С точки зрения синергетики, механизм интуиции - это механизм самодостраивания, который помогает процессу распознавания образов. Самодостраивание целостности структуры происходит в процессе художественного и научного творчества. Управлять интуицией - значит инициировать самопроизвольное достраивание или переструктурирование материала. Конструктивным механизмом самоорганизации сложных систем является хаос. Он необходим, чтобы система вышла на собственную тенденцию развития, чтобы инициировался процесс самодостраивания. Просмотр различных, альтернативных ходов развития мысли, продумывания и варьирование ситуации на заданную тему дает возможность наработать некий продуктивный комплекс ходов, который служит полигоном для движения мысли, выхода ее на новый уровень - Ф. Ницше писал о том, что «нужно носить в себе еще хаос, чтобы родить танцующую звезду» (135, с, 386-387).

Аналогами хаоса в когнитивном значении можно считать разнообразие элементов знания, разнообразие ходов развертывания- мысли, наличие различных сценариев движения в проблеме. Рождение нового связано с нарушением привычной системы упорядочивания, выходом за пределы заданной системы.

Основой для продуктивного выбора идеи является радикальная переоценка познавательных ценностей перед лицом творческой цели. Но переоценка возможна, когда сняты заслоны и запреты левополушарного мышления, то, что было приглушено, обретает ясность очертаний, восстанавливается полный «орнамент». Допускается наличие «глупых» действий и идей, абсурда. В этом смысле вслед за Эразмом Роттердамским можно произнести «похвальное слово глупости».

Для когнитивных систем, как отмечают В.М. Слепанков и Н.П. Аверин, сохраняет силу принцип из теории систем о необходимом разнообразии элементов. Разнообразие системы делает ее устойчивой к многовариантному •будущему (138, с. 172).

Механизм самодостраивания, в котором роль анализа как элемента рефлексии чрезвычайно велика, включает в себя направленность на возникающее целое. Мыслитель или художник глядит на свое произведение как бы с «высоты птичьего полета», держит в уме замысел, фабулу, план, главную идею. Это, по существу, и есть критерий отбора материала для достраивания. Л.Н. Толстой, например, признавался, что ради двух - трех любимых сцен им создаются огромные романы.

Самоорганизация в творческом мышлении - восполнение недостающих звеньев целостного образа. Но отсюда возникает вопрос, как мысли обретают структуру и ясность? Е. Schein, отвечая на него, ввел понятие «креативных вспышек» и использовал его как принцип, описывающий возникновение новых системных свойств. А гештальт-психологи, например, считают что имеет место инсайтная перестройка - организация мозаичной структуры из имеющихся элементов: встряхнул - и есть структура (204).

Однако, нам представляется, что происходит не просто объединение, а самовырастание целого из частей, усложнение, сам поток мыслей, усложняясь, достраивает себя. Процесс распознавания образа и есть самодостраивание: по детали, по характерному образу можно узнать сам образ. Что касается интеллектуальной интуиции, творческого мышления, то здесь может иметь место более высокий тип самодостраивания - саморазвитие, усложнение прежней структуры. Таков механизм одного из этапов рефлексии - получение нового образа в искусстве или новой нормы в любом виде деятельности.

Рефлексия имеет место и в открытии, которое представляется как переорганизация проблемного поля, которое должно переделать творца, просветлить дух, кристаллизировать талант. Кристаллизация должна быть индивидуально и общественно значимой, чтобы кристалл знания повернулся другой гранью и осветил дорогу к следующему проблемному полю, на котором • будет произведено открытие. Отсюда ясно, что необходимо владеть способами управления интуицией, развертыванием потоков сознания, структурированием образов и оформлением идей.

Каков механизм инициирования, являющийся условием успешного протекания рефлексии? К. Левин описывает, как на Востоке это состояние достигается путем ритуальных упражнений для получения «безмолвия ума» или транса, в котором создается гармоничная сложная структура, на чистом поле сознания строится новая структура знания (83).

Автор утверждает, что состояние расслабленности является условием для продуктивной ментальной деятельности. В высших состояниях медитации человек перестает быть рабом, освобождается от «супер - Эго» и становится как бы резонатором Вселенной. В состоянии озарения «мыслится», «пишется», «говорится» - мысли сами строятся и самоорганизуются. Открытие предстает как узнавание мира, воспоминание о мире, рефлексия мира, тогда приходит понимание мира, перед человеком разворачиваются его разноцветье и полифония (83, с. 27).

Таковы основные гипотезы самоорганизации, представляющие собой попытки раскрыть механизмы мастерства и творчества как в научной, так и в художественной сфере через рефлексию.

Что же касается разрешения вопроса о мастерстве и творчестве в сфере профессиональной деятельности, то здесь обнаруживается следующая закономерность: у квалифицированных специалистов, профессионалов процессы самодостраивания, избирательности восприятия, переработки информации высокодинамичны из-за умения создавать крупные блоки информации и оперировать ими. Новичок обращается к правилам в поисках решения проблем и обдумывает каждое действие, он способен на ближайший прогноз. Профессионал не занят обдумыванием действий, он применяет их автоматически. Высококвалифицированные специалисты не живут в мире правил, а живут в мире идей. Для этого уровня характерно оперирование целыми ком-• плексами знаний, опыта и чувств, то есть крупным блоком информации, который выводится из сферы сознания в подсознание, а сознание освобождается для свободного конструирования, игры ума, для интуитивного видения. У профессионала самодостраивание протекает быстро и эффективно, так как спонтанно структурируются огромные блоки информации. Исследования процесса решения проблем опираются на когнитивные процессы, которые определяются талантом, креативностью, способностью к суждению и воображению.

Законы синергетики действуют не только на уровне творческого мышления, являющегося основой развития человеческого сознания, но и всего общества. Ряд исследований, выполненных на основе тектологического учения Г.И. Рузавиным (131), Г.К. С ел едко (133), Ф. Юм (195) и др., актуализируют роль взаимодействия и рефлексии в самоорганизации и эволюции социальных систем. И если рефлексия рассматривалась, например, И.М. Стариковым (142) как основа формирования индивидуалистической, авторитарной позиции, то его последователи видят в ней инструмент эволюционного развития и коэволюции как совместною развития во взаимодействии.

Феномен рефлексии осмысляется в настоящее время в связи с проблемами искусственного интеллекта (128). Ставится вопрос о реальности факта рефлексии в условиях «модельного» интеллекта, каковым является искусственный. Поскольку рефлексия не ограничивается созданием моделей, воспроизводящих деятельность, а включает и мнение субъекта об образе деятельности (в понятие «мнение» включаются критический образ этого образа и оценка создаваемых моделей, аналогами которых могут быть критика и нормирование деятельности, являющиеся, по нашему представлению, составляющими процедуры рефлексии), то классическая парадигма искусственного интеллекта не учитывает данное явление. И лишь исследования последних лет в области искусственного интеллекта делают предметом изучения формальную структуру многоуровневой рефлексии, в рамках которой возникает образ действительности, образ этого образа, образ образа и т.д. Развитая многоуровневая рефлексия создает возможность укрепления критической позиции субъекта по отношению к своей деятельности от целеполага-ния до получения результатов в ней. Это значит, например, что человек, способный к глубокой рефлексии, не может быть абсолютно целеустремленным, так как позиция по отношению к собственной деятельности может часто меняться (138, с. 209-210).

Понятие рефлексии все глубже входит и исследуется не только в теории мышления, но и в теории деятельности. Одними из самых интересных в рамках нашей работы представляются исследования в области педагогической деятельности, в частности, работа Л.М. Беляевой (10). Современный социальный заказ образованию, обусловленный изменениями в общественной жизни России, интеграционные процессы в сфере науки и производства приводят к необходимости универсально-деятельностной подготовки педагога, обладающего общей культурой деятельности, мышления и существования. В связи с этим возникают проблемы в современной педагогической практике в аспекте изменения и развития мышления, технологического обеспечения этого процесса, использования методологических средств формирования мышления. Остается слабо разработанной и внедренной проблема активных методов обучения. Сложная картина мира профессиональной деятельности требует от педагога навыков решения ситуации, осознания ее в условиях самоопределения.

 

Ситуация самоопределения неотделима от сопоставления себя, своих потребностей с тем, что предлагает ситуация. В зависимости от того, на каком уровне развито само «Я» человека, насколько человек владеет «Я», зависит характер этого процесса. На первичном уровне самоопределение может сводится к неосознанному мотивообразованию, к потребности в оценке деятельности (10, с. 21-22).

Таким образом, развитие потребностно-мотивационной сферы, сознания человека, самосознания, «Я», воли, субъективных и личностных качеств свидетельствуют о самоопределении и процессе развития человека в профессиональной деятельности. Образование за исходную основу берет естественные механизмы существования человека. Деятельность его вначале индивидуальна, прагматична, он реализует индивидуальные установки, потребности и цели. Путем социализации в ходе образования человек сам определяется, основывается в профессиональной деятельности и жизнедеятельности на культурные методы и средства, и постепенно становится способным понимать, принимать и развивать социальные идеалы, ценности, а также ставить и изменять цели своей деятельности.

В качестве единицы процессов, которые рассматриваются как материал преобразования, выступают процессы самоорганизации. Встречаясь с новой ситуацией, человек познает ее, вырабатывает отношение к ней, меняет прежнюю деятельность или себя в деятельности. Уровень его образования зависит от уровня понимания и способности принять, и пользоваться новыми средствами культуры и творить, созидать новые ее образцы. Этим же определяется и индивидуальный характер образовательных процессов человека, его развитие. Для формирования способности к развитию, самоизменению необходимо учитывать природу рефлексивных процессов и их соотноси-мость с мышлением. В деятельности человек может встретить затруднения, критерием наличия которых могут быть и субъективные ощущения трудности, и недостижение цели, и прерывание деятельности в случае, когда не работает средство.

Необходимость восстановления деятельности предстает как потребность в рефлексивной форме деятельности, обеспечивающей это восстановление. По мнению К.Я. Вазиной, существует два типа рефлексивных выходов: выход как таковой и выход с заказом на возврат к деятельности. В первом случае это рефлексивный выход в иное пространство без очерчивания его границ. В рефлексивной надстройке над деятельностью протекают любые •процессы: и исследование, и критика, и нормирование. Все они синкретически связываются и как бы «плывут» в неосознанном пространстве. Во втором случае рефлексия связана с выведением социотехнической функции надстройки на первый план - потребность иметь затруднения в деятельности. В этом случае пространство замкнуто, из надстройки происходит возврат в деятельность. Возврат возможен лишь за счет проблематизации прежней нормы и построения новой нормы (17; 18).

Таким образом, рефлексия - это процесс, происходящий в надстройке над деятельностью, который приводит к решению исследовательских задач.

Если исследование или анализ в процессе рефлексии автономны, то получаем первый вариант развитой рефлексии - исследовательской. Если же исследование подчиняет остальные процессы (критику, нормирование), то получаем второй вариант развитой рефлексии - социотехнический. В этом варианте особое значение имеет критическая рефлексия, связанная с подчинением критики требованиям исследования. Аналогичным способом фиксируется и нормативная рефлексия. Основной парадокс рефлексии, по мнению Н.М. Анисимова, в том, что она, с одной стороны, ограничивается решением исследовательских задач, с другой, выходит за пределы исследования, охватывает всю настройку (6, с. 59-62).

Представления Н.М. Анисимова о рефлексии в профессиональной педагогической деятельности основаны на общем механизме рефлексии, предлагаемом современной философией и методологией. Наши представления о процедуре рефлексии наиболее сходны с представлениями Н.М. Анисимова, именно такое понимание рефлексии и ее механизма лежит в основе нашего исследования.

Таким образом, рефлексия является источником инноваций и развития. Рефлексия - это не просто осознание того, что есть в человеке, но и переделка самого человека, его индивидуального сознания, его личности, способностей к познанию, к деятельности. Рефлексирующий человек обращен к * культуре, он способен на преобразующую деятельность, на саморазвитие. Рефлексия - путь поиска в себе духовного, сущностного, это путь к самому себе, поэтому мы считаем важным обратиться не только к исследованию ее философских корней, ее методологического каркаса, но и выявить ее психологическую сущность, необходимую для более тонкого понимания такого сложного, на наш взгляд, феномена, как деятельность педагога. Этот аспект проблемы мы считаем чрезвычайно важным, поэтому в наших дальнейших изысканиях он получит более обстоятельное и глубокое развитие.

Источник: Гуреев Андрей Петрович. Рефлексия профессиональной деятельности педагога как психолого-педагогическая проблема : Дис. ... канд. пед. наук : 13.00.01, 13.00.08 Челябинск, 2001 154 с.

Теги рефлексия педагог
Узнать стоимость написания работы по психологии
Вид работы по психологии: *
Наличие плана работы: *
Рекомендации ВУЗа, требования руководителя, план работы и пр.:
не более: 5
Не удалять!