Главная / Курсовые и дипломы по психологии: материалы для написания / Клиническая психология / Исследования депрессивной личности в классическом психоанализе

Исследования депрессивной личности в классическом психоанализе

Взгляды психоаналитиков на депрессию изменялись одновременно с развитием теории и практики психоанализа. Начальные попытки аналитического осмысления депрессии были предприняты K.Abraham и S.Freud, которые впервые подняли вопрос о психологических механизмах этого страдания. Их классические работы до сих пор активно обсуждаются в научной литературе, а индекс их цитирования остается очень высоким.

Взгляды K.Abraham на депрессию проделали эволюцию, в которой можно условно выделить несколько этапов. На первом этапе он предлагал рассматривать депрессию по аналогии со страхом. Страх рассматривался аналитиками того времени как результат подавления влечений либидо. На основе анализа 6 историй болезни пациентов с МДП K.Abraham (1911) делает вывод о том, что депрессия возникает в результате отказа от либидинозных влечений и потери надежды на их удовлетворение. Направленность на удовлетворение влечений так сильно подавлена, что человек не в состоянии чувствовать себя любимым и любить сам, он отказался от надежды когда-либо достигнуть эмоциональной близости.

K.Abraham проводит параллель между неврозом навязчивых состояний и депрессией. Оба типа пациентов демонстрируют глубокую амбивалентность по отношению к другим людям: завоевание любви сопровождается сильным чувством ненависти, которая, в свою очередь, подавляется, поскольку человек не в силах принять свою явную враждебность. Больной депрессией не может поправиться, поскольку в нем постоянно конфликтуют любовь и ненависть.

При обоих состояниях нарушена способность любить, однако, эти два типа больных существенно различаются способом выражения блокированных импульсов. При неврозе навязчивых состояний больной замещает неприемлемые для осознания импульсы повторяющимися ритуалами.

У депрессивных больных, согласно K.Abraham, работает механизм проекции - «Не я неспособен любить, не я ненавижу, это другие меня не любят и ненавидят из-за моих врожденных недостатков». С помощью такой проекции больной защищается от ужасающего для сознания факта - он неспособен любить и полон ненависти. Свойственное депрессивным чувство вины K.Abraham объясняет бессознательным желанием разрушения -враждебностью, которая явно просматривается в снах, ошибочных действиях и символических актах.

В ходе второго этапа K.Abraham анализировал депрессию в контексте истории развития либидо. Он пришел к выводу о том, что депрессия соответствует регрессии на оральную стадию. Больные депрессией характеризуются комплексом черт, объединяемых понятием «оральность». К этому комплексу относится, прежде всего, тип отношений с объектом, характеризующийся стремлением его поглотить и разрушить. Подтверждение этого стремления K.Abraham обнаруживает в каннибалистических фантазиях пациентов, в их отказе от еды (символизирующем страх перед собственным стремлением разрушить объект при отождествлении объекта с пищей) с одновременным страхом перед голодом.

К «оральным» чертам относятся также такие характерологические производные «стремления кусать и поглощать», как повышенная требовательность, враждебность, недоброжелательность, интенсивная зависть в сочетании с пассивностью. Очень важным на этом этапе является то, что K.Abraham рассматривает стадии развития либидо не только с точки зрения способа сексуального удовлетворения, но и с точки зрения способа взаимодействия с объектом, что служит прообразом теории объектных отношений.

Наконец, третий этап учения K.Abraham о депрессии связан со статьей 1924г., опубликованной уже после работы S.Freud «Печаль и меланхолия». Учение о депрессии дополнено здесь очень ценными клиническими наблюдениями, указывается на тесную связь между разочарованием в любви и началом депрессии. Такое переживание становится патогенным вследствие того, что бессознательно переживается как повторение травмы - утраты или отвержения, пережитого в детстве.

Существенно, что пережитое в детстве разочарование должно произойти на преэдипальной фазе, когда либидо ребенка «нарциссично». Это означает, что объектная любовь связана с помещением ментального образа объекта любви в бессознательное. В результате этот образ переживается как часть собственного «Я». Желание разрушать разочаровавший объект переносится, таким образом, на собственное «Я». Столкновение со сходными межличностными обстоятельствами во взрослом возрасте оживляет инфантильную травму и сопряженный с ней конфликт любви-ненависти.

Классическая работа S.Freud «Печаль и меланхолия», которую последователи назвали «несущей колонной психоаналитической теории депрессии» (Г.Полмайер, 1998, с.684), фиксировала четыре условия, необходимых для развития меланхолии: 1) наличие детской травмы -разочарования в раннем объекте привязанности или ранней утраты, которые создают предпосылки для определенного реагирования в последующем; 2) выбор объекта на нарциссической основе (видения в других скорее самих себя, чем отдельного человека при наличии очень сильной привязанности); 3) мнимую или реальную утрату объекта либидо; 4) перенос гнева и ненависти на собственное «Я» (в силу нарциссического выбора объекта определенные части «Я» были слиты с объектом, поэтому чувства, изначально адресованные разочаровавшему человеку, теперь переносятся на собственное «Я», точнее на ту часть «Я», в которой представлен интернализованный объект) (S.Freud, 1922). Упреки и обвинения, изначально адресованные разочаровавшему объекту, теперь адресуются собственному «Я». Таким образом, агрессия помещается в центр динамических процессов у депрессивных пациентов.

По мнению G.Arietti и M.Bemporad, понимание депрессии как «выражения аффекта по отношению к интроецированному объекту» создало совершенно новую, резко отличную от органических воззрений E.Kraepelin, модель болезни, акцентирующую психологические механизмы (G.Arietti, M.Bemporad, 1976).

Представления S.Freud о психологических механизмах депрессии послужили импульсом к многочисленным теоретическим и эмпирическим исследованиям. К наиболее важным можно отнести следующие направления:

1) Исследования, тестирующие взаимосвязь между депрессией и такими личностными характеристиками как подавленная агрессия и враждебность. Положение S.Freud о том, что депрессия является результатом интроекции гнева, подвергалось клиническими психологами интенсивной проверке в 70-80 г.г. Использовались два методических подхода: а) исследование гнева и агрессии с помощью шкал самоотчета; б) изучение естественных коммуникаций депрессивных больных методом наблюдения.

В рамках первого подхода получены результаты, полностью подтверждающие ранние психоаналитические воззрения (фундаментальный обзор L.Feldman, I.Gotlib, 1993). По сравнению со здоровыми испытуемыми, депрессивные больные характеризуются более интенсивным переживанием гнева. Одновременно для них характерно выраженное стремление подавлять гнев. Открытые проявления гнева отмечаются реже, чем в норме, или с той же частотой.

Данные метода наблюдений полностью расходятся с выше изложеным. Тщательный анализ видеозаписи коммуникаций больных с супругом показывает: депрессивные пациенты проявляют в адрес партнера значительно больше открытой агрессии, чем здоровые испытуемые и больные, переживающие такой мощный стресс как хирургическое вмешательство (Hinchkliff, Cooper, 1978, цит. по L.Feldman, I.Gotlib, 1993).

В отечественной клинической психологии также проводились исследования агрессии при депрессии. С помощью шкалы Басса-Дарки и методики Розенцвейга А.Абрамова с соавторами (2001) получили сложные и неоднозначные результаты в группах больных эндогенной и реактивной депрессией. По данным опросника, больные характеризуются высокими показателями открытой (физической и вербальной) агрессии, враждебности и аутоагрессии (чувства вины). В то же время, тест Розенцвейга фиксирует у больных тенденцию подавлять агрессивные проявления, направленные на окружающих, и сдерживать активный поиск виновного в фрустрирующих и обвинительных ситуациях.

В исследованиях, верифицирующих многофакторную психологическую модель расстройств аффективного спектра А.Б.Холмогоровой и Н.Г.Гаранян (2003), установлены высокие показатели враждебности в группе больных разными формами депрессий. В целом, результаты исследований враждебности и агрессии у больных депрессиями носят сложный и неоднозначный характер, что диктует необходимость дальнейшего изучения проблемы.

2) Исследования роли утрат и других стрессогенных событий раннего детства как предиспозиционных факторов для депрессивного реагирования во взрослом возрасте. По мысли S.Freud, депрессия, развивающаяся после утраты объекта привязанности, отличается от реакции нормальной печали «обеднением «Я»» (снижается самооценка) и интенсивным чувством вины. Американские исследователи анализировали реакцию на смерть партнера у мужчин и женщин (A.Weissman, А.Веск, 1978). У всех обследуемых отмечались симптомы печали и депрессии. Однако чувство вины и дефицит самоуважения отмечались у меньшинства скорбящих. В аналогичных работах установлено, что риск депрессии после утраты был высоким у тех скорбящих, кто воспринимал себя как имеющего очень мало эмоциональной, физической и финансовой поддержки (L.Walker, 1979). Наличие других привязанностей служит протектором против патологического развития скорби в депрессию (W.Parker, 1978).

Интенсивно изучалась взаимосвязь между утратами в детстве и последующим возникновением депрессии во взрослом возрасте. Результаты показывают, что смерть родителя как таковая с незначительной вероятностью делает человека уязвимым для депрессии в более позднем возрасте (S.Kendler, C.Gardner, C.Prescott, 2002).

В 20-летнем лонгитюдном исследовании, нацеленном на выявление совокупности генетических и психологических факторов депрессии у женщин, фактор «ранней утраты родителя» коррелировал только с одним параметром функционирования во взрослом возрасте - с низким образовательным уровнем (S.Kendler, C.Gardner, C.Prescott, 2002). Принципиальное значение имеет качество замещающей заботы после утраты и качество родительской заботы до утраты. Тем не менее, остается признанным положение о том, что смерть одного из родителей в детстве повышает вероятность депрессии во взрослом возрасте при воздействии определенных стрессогенных обстоятельств (утрат, сепарации, разрывов значимых отношений). Этому способствует склонность трактовать многие межличностные события как необратимые и имеющие тяжелые последствия утраты (G.Klerman, M.Weissman, B.Rounsaville, E.Chevron 1984).

3) Исследования характеристик желаний и притязаний как личностных факторов депрессии. Это направление связано с развитием идей Фрейда о депрессии как реакции на утрату. Как отмечает специалист по психоанализу аффективных расстройств H.Bleichmar (1996), важна не утрата как таковая, но и то, каким смыслом она наделяется. Аффективная реакция на утрату объекта состоит из двух компонентов: идеаторного - желание объекта не может быть удовлетворено, и аффективного - чувство боли в связи с невыполнимостью желания. Таким образом, состояние депрессии связано с тем, что желание недостижимо.

Наряду с реалистичными желаниями удовлетворять инстинкты, устанавливать отношения привязанности, справляться с эмоциями, управлять собственным психическим аппаратом и окружающей средой, авторами выделяется патологическое желание воплощать идеальное «Я» в форме физического, психического или морального совершенства (S.Freud, 1915, H.Kohut, 1971, O.Kernberg, 1975). H.Bleichmar отмечает, что при разнице тематического содержания сутью невыполнимых желаний всегда остается абсолютистская цель, делающая желание слишком трудным или отдаленным от возможностей субъекта, или окрашенным в пессимистичные тона в силу фиксации на негативном прошлом опыте.

Итак, в комплексе личностных черт, предрасполагающих к депрессии, отмечаются такие особенности как высокие притязания (K.Abracham), желание воплощать идеальное Я (S.Freud), склонность к выдвижению недостижимых целей (S.Freud, H.Bleichmar), беспомощность Эго в силу грандиозных нарциссических желаний (E.Bibring).

 

Источник: Юдеева Т.Ю. Перфекционизм как личностный фактор депрессивных и тревожных расстройств: диссертация ... кандидата психологических наук: Москва, 2007. – 275 с.

Теги психоанализ депрессия